Допустимая погрешность некромантии (СИ), стр. 48

Его величество еще сильнее опустил плечи, но смотрел по-прежнему прямо:

— Боюсь, что так.

— Так вы для этого здесь? Произнесите еще раз его имя.

— Со-офи-им, — протяжно, выделяя каждую букву повторил король.

— Нет, он жив, — уверенно, но тихо сделал вывод Шакка. — Но, к сожалению, это не гарантирует, что третий принц не в беде.

— Знаю, — его величество тяжело вздохнул. — И я пришел по другому поводу. Сегодня утром из дворца пропал министр магии и еще двое моих верных людей. Уверен, это начало переворота.

Он замолчал, потому некромант начал предполагать сам:

— И вы собираетесь отсиживаться у меня, чтобы не стать очередной жертвой похищения или убийства? Или хотите, чтобы я разыскал третьего принца и помог ему занять престол? Или мне следует тихо прикончить всех ваших детей, чтобы вы могли спокойно править еще пятьдесят лет?

— Да что вы говорите, господин Шакка! — тон его величества притом не был грубым. — Это ведь мои дети!

— Тогда вы хотите невозможного, ваше величество. Ни вам, ни третьему принцу не усидеть на троне, если не принять пару… — он ненадолго задумался, — нет, по моим прикидкам, ровно три сложных решения. Остальные ваши дети не пойдут против вас или Софима.

Король снова поморщился, потом вскинул руку вверх, останавливая рассуждения некроманта:

— Не учите меня политике, старый друг! И смерть меня уже давно не страшит. Ведь и тогда мы с вами принимали решение не в моих интересах, а для всего государства. Теперь уже пора отходить в сторону. Я хочу, чтобы Софим занял мое место — это вызовет меньше всего потрясений среди народа, но успокоит тех, кому не по нраву мое слишком долгое правление.

— Это не успокоит второго принца. Как ни крути, но по меньшей мере одно сложное решение принять придется, ваше величество. Хотите, я приму его за вас?

Его величество медленно качал головой, но мыслями был явно далеко:

— Кому же пожелаешь такой судьбы, господин Шакка? Завистники говорят о бесконечной власти, о влиятельной поддержке и несправедливости, но кому же пожелаешь такой судьбы? Я объединил страну, когда был молод, но и после того не прошло ни одного спокойного дня. И даже уйти спокойно не дают… Нельзя Дириму власть отдавать, нельзя, хоть он и мой сын. Он слишком категоричен, и это даже с возрастом не прошло. Помните тот скандал при земельной реформе? Дирим был из тех, кто выступал за понижение цен на продукцию. Он совершенно не слышит важного: надо либо налоги с крестьянства убирать, либо разрешать им цену повышать, особенно в неурожайный год! А иначе через пару десятков лет мы все сельское хозяйство к первому надгробию сведем…

Он еще много чего говорил, но будто рассуждал сам с собой. Я помалкивала, попутно отмечая, что в его логических цепочках учитывались интересы не какого-то одного класса, а общества в целом. Моего экономического образования хватало на то, чтобы понять: мой мир крайне редко мог похвастаться настолько дальновидными политиками. И даже припомнилась похожая реформа и именно с озвученными последствиями… жаль, что я не всегда понимала важность некоторых исторических курсов, сейчас бы блеснула! Но здесь мои советы и не понадобятся… если только государственный переворот не поставит все с ног на голову.

Керин практически силой отправил короля в комнату, выделил спальни и для двух его сопровождающих. Сам и не думал спать, ожидая вестей от своих слуг.

В нашу спальню он зашел уже под утро. Я сразу вскочила с постели.

— Керин! Я вот тут лежу и думаю: если все-таки начался государственный переворот, то они непременно догадаются, где укрылся король! Ну, сколько еще таких мест, куда бы он мог отправиться?

Некромант потер длинными пальцами висок.

— Боишься, что нападут на мой дом? Но здесь я без труда отобьюсь. Я это знаю, и они это знают, потому не нападут. Да и король второму принцу ничем не мешает, пока сидит здесь. Но кому-то надо ехать за Софимом.

— Так ведь они выманивают тебя! — я и об этом успела подумать. — Если здесь ты в безопасности, то стоит только поехать за третьим принцем, и тогда они с легкостью уберут сразу все препятствия! Не потому ли Софим все еще жив? Ведь так просто было предположить, что король отправится за помощью сюда и именно тебя попросит спасти того, кому хочет передать власть! И что ты непременно почувствуешь, что Софима пока не убили!

Керин вдруг улыбнулся и кивнул:

— Все правильно. И поэтому я принял решение остаться здесь и поехать за третьим принцем.

Я растерялась:

— А так можно?

— Обменяюсь с кем-нибудь телами, оставлю тут подделку, чтобы враги не заподозрили неладное, а сам отправлюсь спасать третьего принца. Осталось выбрать, кто сумеет изобразить меня лучше. Эльрик?

— Нет! Я! К тому же никто не заподозрит в обычной девушке могущественного некроманта!

— Шутишь?

— Зачем мне шутить, Керин? Наконец-то в этом мире со мной происходит что-то по-настоящему важное! Пусть я не умею воскрешать мертвых или кидаться огнем, как Эльрик, но кое-что и я способна провернуть. Например, запросто изображу высокомерного, всем недовольного сноба, который вообще ничего, кроме суматохи, не боится!

Он тихо рассмеялся:

— То есть я именно так выгляжу в твоих глазах?

Мне было плевать на сарказм, я продолжала рассуждать:

— Я совершенно серьезно. Эльрик мне поможет с мелочами. Если не будет массированной атаки, то я справлюсь. Никто не заподозрит подмены!

Шакка взял меня за плечи и наклонился, а в глазах так и плясала ирония:

— Я, в общем-то, согласен, но твое рвение меня изумляет. Хотя нет… ты рассказывала, что и в своем мире всегда была такой. Ведь есть вероятность, что я не вернусь. Вместе с твоим телом.

Я кивнула с полным осознанием дела:

— Уж если речь идет о настолько важных вещах, то я готова пойти на риск. Да и не надо преувеличивать! Посмотри на меня — на такую лапушку никакой вражина не нападет! А если нападет, то ты уж сделай милость, отбивайся! И если уж на то пошло, то не мое тело ты в аренду возьмешь, а Тайишки... Вот, правда, если убьют тебя, то мне до конца дней красавчиком в одиночестве жить и всех взглядом пугать... Но ничего, справлюсь, — закончила менее уверенно, чем начинала.

Он усмехнулся, но сказал вдруг очень серьезно:

— Я… благодарен тебе за этот порыв. И взамен обещаю, что после моего возвращения я сделаю все, о чем попросишь. И отпущу навсегда без задержек, если скажешь. Больше не будет никаких условий, только помоги решить эту маленькую политическую загвоздку.

Это была не первая наша сделка, но только сейчас я не чувствовала ни давления, ни безысходности. Я помогу его величеству, потому что хочу помочь. И в кои-то веки я полностью одобряла поступок Керина Шакки, потому в этот момент не могла бы не занять его сторону.

Глава 20 

Керин раздал последние распоряжения... Боже, сколько же распоряжений он раздал, сколько амулетов оставил и сколько написал инструкций для Эльрика! На защиту замка и его величества оставалось не больше четырех десятков человек, большинство из которых были бездушными слугами. Они вполне боеспособны в открытой схватке, но если уж враги решатся атаковать, то будут нападать с целой армией магов. В этом случае у нас нет ни единого шанса.

Король хмурился, Эльрик смеялся, наблюдая за мной и Керином со стороны. Мне тоже было очень странно смотреть на него сверху вниз и видеть перед собой себя саму, но и в теле худенькой девчонки некромант умудрялся выглядеть высокомерным.

— Будь добра, сохрани мой дом и жизнь его величества до моего прихода, и больше я ни о чем не попрошу.

— Будь добр, сохрани мое тело, и тогда перед возвращением домой я устрою тебе поистине незабываемую ночь! Кстати, Керин, а ты никогда не был в теле девушки во время…

— Прекрати. В смысле, мне нравится ход твоих мыслей, но сейчас мне нужно думать о другом.

— Тогда просто возвращайся.

— Вернусь. Примерно через семь дней, Софима я смогу найти заклятием, — он показал мизерную склянку, в которую король нацедил крови из проколотого пальца еще утром. — И тогда проблемы только начнутся.