Допустимая погрешность некромантии (СИ), стр. 21

— Вот! Теперь меня уже никто не обвинит, что я последнюю твою просьбу не выполнил.

С благодарностью взяла хотя бы предложенное. Слишком мало, но он на самом деле сделал все возможное. Напоследок взял с меня клятву, что больше ни о чем не попрошу, и поспешил слинять. Я припрятала пакетики под матрасом. Так себе спасение, долго не продержусь. А в фантазиях-то я рисовала себе ящики энергетиков…

Тайишка, когда вернулась из обморока, долго ныла. Она, видите ли, совсем не ожидала от предмета своих мечтаний такой жестокости! Я ее утешать не собиралась. Ей надо как-то бороться со страстью к некроманту, такие откровения очень даже способствуют. Да и своих забот полно — например, времени у меня не так уж и много, чтобы придумать выход. Оставалось только надеяться, что господин Шакка за время моего отсутствия остынет и согласится сначала выслушать, а потом уже пускать свои мерзкие крючки в дело.

* * *

— С тобой сегодня что-то не так, — заметил Дмитрий Александрович после очередного своего выигрыша в карты. — И ночью была истерика. Не хочешь рассказать? Я плохой слушатель, но могу пригласить к тебе психиатра, если дело совсем запущено.

— Не надо мне психиатра.

— Что случилось, Ольга?

Я посмотрела на него — впервые за весь день смогла это сделать. Теперь его карие глаза уже не казались красивыми, они ассоциировались с ужасом, который я испытала.

— Дмитрий Александрович, вы все равно не поверите.

— Я вижу перед собой коматозницу-рецидивистку, которая по всем показателям совершенно здорова. Есть ли еще что-то, что может меня удивить?

Устало улыбнулась. Сил на самом деле не осталось.

— Это совсем другое. И вы не сможете помочь. Дмитрий Александрович, просто знайте, что я вас считаю самым лучшим врачом… и, кстати говоря, вы просто классный. Не смейтесь.

Он и не собирался:

— Ты… как будто прощаешься или что-то в этом духе. Что происходит? Ты чувствуешь себя хуже?

Я покачала головой. Я оптимистка, всегда такой была. Но сейчас как раз тот самый момент, когда ситуация требует объективного осмысления:

— Я чувствую себя хорошо, Дмитрий Александрович. Но после следующей моей комы… вполне возможно, что я не смогу к вам вернуться. Или вернусь не такой… боевой.

— Ты хотела сказать «наглой»?

— Да, не такой наглой. А может быть, я вернусь быстро и уже навсегда.

— Откуда такие мысли? — реаниматолог хмурился.

— Просто… предчувствие, что будут какие-то изменения.

— Тогда возвращайся навсегда.

— Постараюсь.

Я всю ночь доставала персонал, а когда у Дмитрия Александровича выдавалась свободная минутка, уговаривала его на партию в дурака. И постоянно проигрывала: с картами не везло и собраться не могла. Но в этой искусственной суматохе получалось спокойно обдумать свои планы. Я понимала, что бесконечно это продолжаться не может. Позавтракаю напоследок и усну. А там уж пусть все будет, как будет, раз неизбежно.

Глава 8 

Озноб пробрал еще до того, как я открыла глаза. Вероятно, некроманту под силу и воспаление легких вылечить, если он так спокойно оставил мое тело на каменном полу. Сначала я села, подтянув дрожащие ноги под себя, а уже потом посмотрела на него. Господин Шакка сидел на стуле внутри клети и смотрел на меня привычным равнодушным взглядом. За шестнадцать часов моего отсутствия он успел не только успокоиться, но побриться и переодеться. Лицо Дмитрия Александровича, но обрамленное длинными темными волосами и слишком худое. Если он сам себя морил голодом два года, то ничего удивительного. Красивый, как и ожидалось, но тем не менее с реаниматологом его перепутать нельзя. Те же глаза смотрят иначе, и в улыбке нет теплоты. Я подняла обе руки вверх:

— Прежде, чем вы подойдете, предупреждаю — я снова уйду в свой мир! Вы ведь видели, мне это под силу в любой момент!

Он медленно склонил голову набок и ничего не ответил. Наверное, принял мой ультиматум и ждал продолжения. По крайней мере, я не увидела в его руках мерзкого крючка, что обнадеживало. Хотя ведь и лезвие у него появилось неожиданно, когда он бросился на асура… Лучше уточнить — мне самой будет проще быть откровенной, если некоторые вопросы закрыть:

— Господин Шакка, вы в самом деле готовы были пытать меня ради информации?

— А ты в самом деле надеялась сбежать после того, как освободишь демона?

— Тогда я об этом не думала! Я вообще не знала, что это демон! И пожалела пленника… Эльрик! Это он мне рассказал о подвале! Не верите, да?

— Переходи уже к своей истории.

Я вздохнула. Кажется, я все же попала в подходящий момент — господин Шакка готов слушать. И недоверие в его глазах объяснимо. Разговор предстоит не из легких, потому лучше поспешить, пока общее настроение не изменилось.

— Я действительно пришла из другого мира… — снова вскинула руку, словно останавливая его от движения ко мне, но некромант и не думал шевелиться. — И это не мир демонов. Я вообще про этих ваших гак и асуров только на месте узнала! Некроманты, которые воскрешали Тайишку, на самом деле совершили ошибку — они призвали меня. А я даже не умирала в своем мире!

— Допустим, — его голос стал немного глуше. — А откуда у тебя ее воспоминания? Можно предположить, что чужое сознание помещают в тело… сам, как понимаешь, подобное делал неоднократно, — он указал головой назад — на то место, где вчера лежало его тело, а теперь было пусто. — Но воспоминания при этом получить нельзя.

— Тайишка тоже здесь, — признала я. — Они и ее воскресили, и меня призвали. Мы с ней очень похожи внешне… как две капли воды похожи! Возможно, в этом все дело? — пауза затянулась, потому пришлось переспросить: — Вы не верите?

— Прозвучало уже несколько невозможных вещей: существует еще какой-то мир, третий, и два сознания могут поместиться в одном теле. Или ты продолжаешь врать, или мне требуется время, чтобы пересмотреть свои убеждения.

— Вы пересматривайте, пересматривайте, — я чувствовала прилив энергии с каждым произносимым словом. — А я пока вам о своем мире расскажу. У нас нет магии… вообще никакой. Если человек умирает, то его невозможно вернуть. Но вместо того у нас есть достижения человеческого разума — наука, медицина, освоение космоса…

— Чего освоение?

— Я понимаю, что все это звучит нереалистично! Но мой мир менее фантастичен, чем ваш! У нас все можно объяснить, а что нельзя объяснить сегодня — объяснится завтра, с новыми достижениями науки… Притом время, климат, природа очень похожи, понимаете? Даже строение зданий! То есть в моем и вашем мире люди руководствуются очень похожей логикой! И не странно ли, что ваша Столица находится примерно в том же месте, что и столица моей страны в моем мире? А еще эти двойники… я и Тайишка, вы и… неважно...

— Кажется, как раз важно, но к этому вернемся позже. Ты хочешь сказать, что наши миры слишком похожи по некоторым признакам, но различаются так, будто мы изначально шли разными путями?

Я улыбнулась облегченно. А ведь так переживала, что такую простую вещь будет сложно объяснить человеку, который ни одной научной фантастики в жизни не прочел!

— Изначально или с какой-то точки, — кивнула я. — Вероятно, параллельно или с каким-то временным лагом… Плюс эта общность не только некоторых параметров, но и... Возможно, у нас с Тайишкой было какое-то духовное или психическое родство, раз мироздание меня по ошибке приняло за нее. Вы верите в души, господин Шакка? У нас многие верят... да и я после таких событий многие установки пересмотреть готова... И вряд ли можно считать совпадением, что из семи миллиардов людей населения моего мира я встретила вашего двойника! Как если бы в самом деле была какая-то мистическая связь, которая привела бы Тайишку к вам, как меня — к нему.

Некромант встал, но я теперь не испугалась. Ведь было заметно, что он обдумывает сказанное, что пытается поверить, даже если пока и не может уложить в голове. Он задумчиво смотрел в стену.