Одна ночь с миллиардером (ЛП), стр. 3

Она подошла к стойке, расписалась в списках посетителей. – Я пришла навестить Слоан Этертон.

– Минуточку, – ответила молодая медсестра. Она достала из держателя желтый конверт. – Меня попросили напомнить вам, что мы не получили оплату за прошлый месяц. Вас проводить в бухгалтерию, чтобы вы урегулировали этот вопрос?

Она отрицательно покачала головой.

– Нет, такого больше не повториться. Я … у меня были небольшие финансовые сложности последние несколько месяцев. – Кайли достала чековую книжку, и немедленно выписала чек. – Сейчас все улажено. Я только что подписала контракт, оплата поступит уже в понедельник. – Или сразу же, как она дозвониться до мистера Пауэрса. – Я могу выписать чек с будущей датой?

– Мы не можем принимать такие чеки.

– Понимаете, через несколько дней я уезжаю в турне, и не смогу внести отплату лично, – раздраженно ответила Кайли. – Так что или вы принимаете такой чек, или никакого.

Кажется Кайли произнесла волшебные слова, потому что медсестра тут же подняла на нее глаза. – В турне?

– С Дафной Петти, – сказала Кайли, выписывая чек, с оплатой за 2 месяца вперед. Это пробьет дыру в ее бюджете, но у нее не было выбора. – И я уверена, я смогу достать для вас билеты. – Она оторвала чек, и протянула его девушке. – Если вы примите чек с будущей датой.

– Уверена, я смогу подержать его у себя пару дней, – с улыбкой ответила она, принимая из рук Кайли чек.

Через несколько минут, Кайли уже шла по тихому коридору вместе с сопровождающим медбратом, который держал в руках карту ее бабушки. – Мисс Дэниелс, в последнее время мисс Слоан крайне возбуждена.

– Вы же знаете мою бабушку, – весело ответила Кайли. – С ней всегда были сложности. – Черт, сложности – это еще мягко сказано.

Медбрат не улыбнулся.

– Она продолжает попытки уйти. Вы же понимаете, сколько неприятностей она доставляет.

– Она едва ходит, и постоянно на успокоительном, – грустно продолжила Кайли. Ей уже не первый раз докладывают о выходках бабушки Слоан. – Я не понимаю, как это можно расценивать попытками уйти.

– К сожалению, это частое явление у пациентов со старческой деменцией. Они не понимают, где находятся, поэтому пытаются уйти. Именно поэтому нам приходится запирать двери. Иногда они придумывают изощренные способы, и в случае с вашей бабушкой – это становиться проблемой.

– Я с ней поговорю, – заверила Кайли, чувствуя задатки головной боли. – Но...

– Я знаю, это не имеет смысла, потому что у нее деменция, – учтиво ответил медбрат. – Но мы все равно будем стараться, чтобы она чувствовала себя здесь, как дома.

Это понятно, но, к сожалению не выполнимо. Никому не справиться с бабушкой Слоан. Кайли кивнула. – Я посмотрю, что можно будет сделать. А в остальном она в порядке?

– Если можно так сказать в ее состоянии. Она недовольна, когда ей ставят успокоительное, но в тоже время очень растеряна, если не принимает лекарств. И она пугает других пациентов.

Кайли слегка скривилась, представляя, как ее волевая бабушка наезжает на других пациентов.

– А как она сегодня?

– Сегодня был плохой день. Сейчас ей вкололи сильное лекарство, но если вы пробудете здесь несколько часов...

– Я не могу, – быстро ответила Кайли, чувствуя облегчение от того, что не придется ругаться с бабушкой. – Я просто ненадолго заскочила ее проведать.

Мужчина кивнул и открыл дверь.

– Дайте знать когда закончите, и я вас провожу.

Кайли зашла в комнату бабушки, сразу же почувствовав на плечах груз ответственности. В комнате было чисто и тихо. На прикроватной тумбочке стоял портрет, давно умершей мамы Кайли. Не было фотографий ни самой Кайли, ни ее отца. Но это ее не удивило, ведь она никогда не была любимицей бабушки Слоан.

Ты – обуза, Кайли Дэниелс. Мне приходилось работать на двух работах, чтобы накормить твою жирную задницу. Ты должна быть мне благодарна. Если бы твоя мама была жива.

Кайли прогнала плохие воспоминания, села на стул рядом с кроватью, и взяла бабушку на руку. Рука бабушки выглядела хрупкой, а кожа на ней сухой и потрескавшейся.

– Привет, бабуля, – прошептала Кайли. – Надеюсь, у тебя все хорошо. Сегодня я получила работу и уеду в турне, поэтому несколько месяцев не буду к тебе приходить. – Не то, чтобы ее бабушка замечала, навещала ее Кайли или нет. Большую часть времени она в своем мире, или же искала давно умершую дочь. – Но хорошая новость в том, что моей зарплаты хватит оплатить твое пребывание здесь до конца года. Я знаю, тебе здесь не нравится, но у них очень хороший уход. Нет, правда. Я позабочусь о тебе. Теперь это моя обязанность, и я тебя не брошу. – Она поднесла руку бабушки к губам. – Веди себя хорошо, пока меня не будет, ладно?

Она еще несколько минут подержала руку бабушки, погрузившись в свои мысли и переживания об обузе, семье и ответственности. Бабушка Слоан не проснулась, оно и к лучшему. Во сне она обретала покой. Она не плакала и не оскорбляла Кайли, крича, что той тут не место. Кайли могла вынесли оскорбления по поводу своего веса, волос или развратной одежды. Но ей становилось плохо, когда бабушка начинала говорить, что Кайли испортила ей жизнь и разрушила ее мечты.

К счастью морщинистое лицо бабушки сейчас выглядело расслабленным, в уголке рта немного капала слюна.

Кайли решила не мешать бабушке, и ушла.

С одной стороны ей было полезно иногда навещать бабушку Слоан. Это напоминало ей, ради чего она работает. Кайли могла не иметь крыши над головой, месяцами путешествовать в гастрольном автобусе, но она должна обеспечивать бабушке должный уход. Конечно, это была обуза для такой молодой девушки как она, но она должна была вернуть долг бабушке. И не важно, насколько сильно это портило ей жизнь.

Глава 2

Если бы Кейд Арчер мог предсказать, как он отметит свой 30-й день рождения, то он был бы частично прав. Окруженный братством – секретным обществом, созданным еще в колледже? Есть. Игра в покер в подвале клуба, владельцем которого он являлся? Есть. Мужчины, жующие сигары за обсуждением дел? А вот тут промашка.

– Вы только посмотрите, – сказал Риз Дарем, подталкивая на середину стола снимок узи. – У него член размером с детскую ручку.

Гриффин Верди взял фото, и начал внимательно его изучать.

– Так може,т это и есть детская ручка?

– Нет, – Риз жевал кончик своей сигары, при этом выглядя очень довольный собой. – Риз младший оснащен как надо.

Гриффин закатил глаза, положив фото обратно на стол. Риз тут же подхватил ее и протянул Хантеру. – Так, а когда вы с Гретхен обзаведетесь ребеночком?

– Может быть, на следующий год, – ответил Хантер, разглядывая фото. – После свадьбы.

– Мы тоже пока не спешим с детьми, – подключился Логан. – Вначале Бронте хочет закончить учебу. Да и я не хочу спешить.

– Аминь, – сказал Гриффин, но чуть погодя добавил. – Хотя я не буду возражать, если у нас с Майли будет нежданчик.

Сидящий рядом с ним Джонатан Лаенс бросил на стол горсть фишек. – Мы с Вайолет очень надеемся на нежданчик. И чем раньше, тем лучше.

– Ха, – выкрикнул Риз, толкая Джонатана в плечо. – Вперед, братишка. Заполняй ее своими шустриками. И у них может быть одна няня.

– Заполняй шустриками... Что за ужасное выражение, – возмутился Гриффин.

– Это значит никакой защиты...

– Господи! Я знаю, что это значит.

Кейд молча покачал головой, перебирая свои карты. Он явно не этого ожидал на свое тридцатилетие. Да, вечер в кругу друзей, но только не за обсуждением свадьбы и детей. Заядлый бабник Риз превратился в заботливого мужа и будущего отца.

За прошедший год все в их компании остепенились. Все, за исключением Кейда.

И дело не в том, что он не ходил на свидания. Ладно, возможно в этом. Не то, чтобы он не интересовался женщинами. Интересовался, но только одной единственной, и длилось это больше 15 лет. Он просто ждал момента, когда она поймет, что им суждено быть вместе.

×
×