Элегантность в однушке. Этикет для женщин. Промахи в этикете, которые выдадут в вас простушку, стр. 1

Марии Буше

Элегантность в однушке. Этикет для женщин. Промахи в этикете, которые выдадут в вас простушку

© Марии Буше

© ООО «Издательство АСТ»

* * *

Часть 1

Я стояла в полном оцепенении, глядя на то, как обезумевшая женщина с остервенелым лицом швыряла вещи моего 8-месячного ребенка в бассейн. В хлорированную воду летело абсолютно все: слипперы, летняя кружевная шапочка, памперсы, бутылочка с водой, крошечные сандалии и даже только что прокипяченная мною соска.

И вы знаете, у меня для этой, таким образом начавшейся истории было два сценария.

Первый одобрил бы сам мистер Тарантино. Остросюжетный боевик. При неизвестных обстоятельствах в бассейне тонет женщина, разговаривавшая с сильным итальянским акцентом…

Второй – …

Предлагаю придумать вам самим после прочтения этой книги. В конце вы найдете три чистых листа, где сможете его записать.

Вступление

Я помню чистый белый лист на экране компьютера в день, когда я села писать эту книгу. Я испытала настоящий, животный ужас. Знаете, когда все внутри словно замирает и лишь слышно, как бешено бьется сердце. Мне стало страшно от того, что я села ее писать без хотя бы одного мало-мальски известного автора малюсенького рекламного слогана в нашем роду или какого-либо писательского опыта. Более того, к тому моменту я даже не закончила факультет журналистики.

С чего вдруг я решила, что книга удастся? И, если честно, я даже сейчас еще не знаю, получилась ли она…

Однако желание поделиться своими знаниями, помочь многим женщинам сделать один-единственный шаг к элегантности пересилило мой страх.

И сейчас вы держите в руках результат моей работы: Страха, Смелости, Желания, Отчаяния и Надежды.

Эта книга посвящена самой великой женщине XXI века. Эта история является отражением ее биографии и непростого жизненного пути.

Мне очень интересно, узнаете ли вы ее к концу этого произведения…

Начало

– Эй, красавица, сейчас же выходи из моего троллейбуса, а то я полицию вызову! Ишь ты, умная какая! Думала, что я не замечу, как ты заклеила дырки в проездном? Да меня с моими способностями в ЦРУ звали работать! Так что таких умных зайцев, как ты, я вижу за версту! – Кондукторша, женщина пожилая и где-то в действительности похожая на секретного агента спецслужб, работающего под прикрытием в троллейбусном депо, продолжала громко кричать, крепко схватив меня за рукав.

Скажу вам честно, меня в тот момент волновал только один вопрос: почему она меня заподозрила? Я ведь ехала в дорогой норковой шубе, которую получила в наследство от матери. Возможно, кондукторша действительно была секретным агентом? А может быть, она заметила перевязанные ленточкой от цветов мои старые сапоги, на которых уже давно не было молнии? Или от ее зоркого взгляда не укрылось то, что я была в одной старенькой перчатке вместо двух. Сокурсник отдал мне одну свою, ведь каждому лучше иметь по перчатке, чем одному из нас отморозить себе руки. Ведь каждый студент, живущий в Сибири, знает, что на морозе сумку можно нести и в одной руке, спрятав вторую в теплый карман.

Прикинув возможные варианты развития событий, я приняла оскорбленный вид и ответила:

– Женщина, неужели вы думаете, что я ездила бы в троллейбусе в норковой шубе, если бы подделывала проездной билет? Да я могу купить все ваше троллейбусное депо вместе с вами! – И, чтобы понять, как тяжело и одновременно легко далась мне эта фраза, вам стоило бы увидеть надменное выражение моего лица и трясущиеся руки, которые пытались вызволить улику из рук дотошной кондукторши.

Но так как за моей спиной к тому времени уже были два года службы в армии и три месяца театрального кружка, видимо, сработали мой бойцовский пыл и актерский талант. Мои слова заставили ее усомниться в своих дедуктивных способностях, и ее железная хватка слегка ослабла.

Она отпустила мою руку, молча отряхнула снег с моих плеч, поправила на мне шапку и сказала с заботливой улыбкой:

– Молодец, девочка! Далеко пойдешь!

И. переключив свое внимание на следующего, по ее мнению, зайца, преспокойно поплыла в переднюю часть троллейбуса.

Я же в тот момент решила больше не испытывать нежданную доброту троллейбусной хозяйки и выйти на следующей остановке, благо идти до общежития оставалось минут тридцать.

Должна добавить… В тот день я приняла еще одно важное для себя решение: больше не испытывать судьбу, а полностью ее поменять.

У восьмерки нет начала

С того дня прошло уже больше тридцати лет. И завтра утром либо я закончу писать эту книгу в качестве губернатора города, либо, если за мою кандидатуру не проголосует большинство, книга останется без последней главы.

Но как автор я обязана упомянуть, что в тот далекий вечер произошло и одно важное событие, которое положило начало моим внутренним и внешним изменениям.

Вернувшись домой, я получила долгожданную посылку от моей любимой бабушки. Чтобы вы могли понять и ощутить мою искреннюю радость в тот момент, позволю себе написать несколько слов об этой прекрасной женщине, которой уже давно нет рядом со мной.

В тот далекий зимний день я с особым трепетом распаковывала уже десятую по счету посылку от нее за последние десять лет. Этот день был особенно важен для меня: день ее рождения.

И сегодня, вздрагивая от боли потери, я могу точно сказать одно: с каждым годом мне не хватает ее все больше.

Хотя согласитесь, это странно, ведь мы становимся взрослее, и время должно залечивать глубокие раны от потери близких нам людей. Но у меня получается, что чем взрослее мы становимся, тем больше вспоминаем о родных и тоскуем по ним…

И тогда мне казалось, что Господь слишком рано забрал ее у меня и у всей нашей семьи. Но я осталась по-настоящему благодарна Ему – за то, что Он дал мне возможность с ней попрощаться. Это в наше время дорогого стоит…

После этого, закрыв глаза в любой момент моей жизни, я с легкостью могла вспомнить наш последний вечер.

За день до ее смерти мы сидели в старой, но по-сказочному уютной гостиной, и, забравшись к ней на колени, я с эмоциями рассказывала ей, как мне казалось, самый страшный секрет моей жизни. А именно – как в тот день я стянула в магазине сахарный леденец, но не посмела его съесть. Поэтому вечером, спрятав «петушок» в папином сапоге, я решила у нее спросить совета, как же мне его теперь вернуть, чтобы продавщица в магазине не догадалась о похищении века, а отца не посадили в холодную тюрьму.

Если бы я понимала, что это наш последний разговор, то точно бы спросила мудрую бабушку и о другом. Как «правильно» любить женатого мужчину. Как не сойти с ума от того, что тебя двенадцать дней держат в холодном подвале. И о главном непонятном для меня – как простить предательство самого близкого человека.

Если бы я знала, что это наш последний вечер… Я бы ни за что на свете ее не отпустила. Я бы обняла ее изо всех сил, прижалась бы к ее теплой груди и сидела бы так до тех пор, пока Боженька не увидел бы, как сильно я ее люблю и как тяжело мне будет без нее жить. И почему-то мне кажется, что Он наверняка сжалился бы надо мной и решил бы оставить ее хотя бы ненадолго ТУТ. Ведь, как говорила мне бабушка, «хорошие люди везде нужны, и Богу тоже не справиться ТАМ одному». Но мне было всего девять лет, и в тот вечер я не собиралась задавать бабушке непонятные взрослые вопросы. Потому что меня тогда куда сильнее волновал вопрос незаметного возращения «Предмета Похищения на Место Преступления». Сокращенно – ППМП.

Спустя столько лет мне кажется, что бабушка тогда чувствовала, что погибнет на следующий день. Вложив мне в ладошку холодную монету, она мягким и тихим голосом сказала: «Когда подойдешь к продавщице, отдай ей деньги и скажи ей какой-нибудь комплимент. Ты, внученька, даже еще не понимаешь силу доброго слова. Запомни пословицу „Ласковое дитя две титьки сосет“».