Вован-дурак. Киносценарий (СИ), стр. 1

====== Первая серия. Час зачатья я помню неточно... ======

Кинокомпания “Мосфильм” по заказу Государственного комитета СССР по телевидению и радиовещанию...

Экспериментальное Творческое Объединение

ПОКАЗЫВАЕТ

Антинаучно-фантастический и совсем не исторический фильм

ВОВАН-ДУРАК

Начало действия

16 августа 2005 года. Вечер, трасса Симферополь-Ялта, по ней катит троллейбус «Шкода-14Тр» с номером 8186. За рулём – главный герой. Музыкальная заставка – первый куплет песни «Автостоп» группы «Территория»:

...Я жил на западе и смотрел на восток,

Боже, как я был тогда одинок,

И беспокоен, и беспокоен.

Но в мире есть много разных дорог,

И, как лекарство от скуки, я выбирал автостоп,

Воля, вольному – воля.

И если едешь на МАЗе с пробитым окном,

В дороге беседуешь с местным ментом,

Он недоволен, всегда недоволен,

Но тебе повезёт, и через пару-тройку дней

Ты встретишь друзей, бестолковых друзей

У моря, Чёрного моря...

Изображение блекнет и меняется, появляется надпись «Десять лет тому вперёд». Главный герой сидит в одиночестве, в тёмной квартире, и пьёт коньяк, глядя на фотографию красивой девушки.

ВОВАН: Эх, солнышко моё, солнышко... Как же так? Что же ты наделала? Что же ты наделала?...

Меняется несколько чёрно-белых кадров в виде воспоминаний главного героя, перемежающиеся выпиванием очередной рюмки: главный герой и девушка, изображённая на фотографии, гуляют по парку и катаются на лодке по озеру, они же целуются в свете фонарей, главный герой делает Ей предложение и вручает кольцо, и та его принимает, и последний кадр – главный герой читает на телефоне сообщение «Давай расстанемся...»

Музыка при этом играет – «Больно мне, больно» группы «Фристайл»...

Этой ночью в спящем городе

Ветер бьётся чёрной птицей,

Пусто в доме мне и холодно,

И до поздних звёзд не спится,

Упаду в объятья темноты

И пойду, пути не зная,

Виновата в этом только ты,

Только ты, только ты...

Больно мне, больно,

Не унять эту злую боль,

Больно мне, больно,

Умирает любовь.

Больно мне, больно,

Не могу удержать я слёз,

Чёрный ветер на крыльях разлук

Моё счастье унёс...

Ты разбила моё сердце,

И осколки разбросала,

Ты всегда была моей звездой,

А теперь чужою стала,

Отпустил тебя, смирясь с судьбой,

Я на все четыре стороны,

И кружатся над моей бедой

Вороны, вороны...

Больно мне, больно,

Не унять эту злую боль,

Больно мне, больно,

Умирает любовь.

Больно мне, больно,

Не могу удержать я слёз,

Чёрный ветер на крыльях разлук

Моё счастье унёс...

Главный герой глотает, не закусывая, рюмку за рюмкой, горько плачет.

ВОВАН: Любимая... Что же ты наделала, я ведь так люблю тебя... Да я ведь что угодно готов отдать ради того, чтобы вернуть тебя, чтобы снова быть любимым... Хоть кто-нибудь, помогите мне вернуть Её, Ту Единственную... Как же больно, б..., как же больно... Где же ты... Где же ты...

Главный герой пьёт уже из горлышка, большим глотками и не закусывая, допивает вторую бутылку, падает на пол и отключается. Изображение темнеет. Музыка меняется, и в темноте слышатся стоны проснувшегося с дикого похмела главного героя.

ГАРИК: Ёпаный писсец... Мля-а-а-а... Где я, мать вашу... Не помню ж ничего...

(смотрит на руки и охреневает)

ГАРИК: Ипать-колотить... Я что, с похмела в детство впал? Афигеть... Мля, как башка-то болит... Где бы, мать иху, рассолу взять? Хоть бы, как в мультике том, по щучьему велению, да по моему хотению...

(в руках возникает кружка с огуречным рассолом, Гарик выпивает её залпом)

ГАРИК: Ни хера ж себе... Сработало! А что это значит? Поздравляем, Вованыч, словил ты белочку. Что б пожелать бы, пока так прёт? Хоть бы киселя какого... по щучьему велению, да по моему хотению...

(появляется кружка с киселём, Гарик её выпивает и блаженно переводит дух – сознание к нему возвращается. Тем временем в дверь шкафа, где он сидит, начинает кто-то барабанить)

ЧЕЙ-ТО РЕЗКИЙ ГОЛОС: Вылезай, бездельник, уже шесть часов, пора готовить нам завтрак!

ГАРИК: Чё, нах...? Какой вам ещё завтрак, б...? Идите в жопу, не видите, человек напился, блин, херово с похмелюги...

(Дверь шкафа открывается принудительно)

ПУГАЛО: ЧТО? Лентяй, я сказала работать! Весь день без еды и воды!

ГАРИК: Чё бл...ть нах...? Какого х...?

ПУГАЛО (кричит): Вернон! Вернон! Уродец заговорил на неизвестном языке!

КАБАН: Пет, чего ты кричишь ни свет ни за... ЧТО? Уродец? Какой еще неизвестный язык?

ПУГАЛО: Я пытаюсь заставить его готовить нам завтрак, а он что-то говорит на непонятном языке!

КАБАН: Ну, я ему сейчас покажу...

ГАРИК (себе под нос): По щучьему велению, по моему хотению... пускай дверь меня выпустит, а жирдяю этому с размаху по морде заедет...

Гарик пускается бежать, Кабан – за ним, дверь выпускает Гарика и больно бьёт Кабана в нос. Кабан открывает дверь со второго захода и пускается бежать за Гариком, пробежал пару кварталов и попал под машину, что позволило Гарику перевести дух.

ГАРИК: Уффф... Отбегался Кабан. (Оглядывается по сторонам) Блин, ГДЕ Я? Меня что, в Англию угораздило попасть? И сколько дней я так проспал в шкафу этом?

Гарик видит, как случайный прохожий выбросил в урну вчерашнюю газету. Берет ее и видит дату: 28 июля 1991 года, от чего впадает в ступор. Надпись 1991 приближается, разворачивается в картины: карабахская резня, ухмыляющийся Горбачёв, ГКЧП, танки на улицах Москвы, ликующий Ельцин, «Беловежский Сговор», бандеровцы в Севастополе, война в Приднестровье, Абхазии, штурм Белого Дома в Москве, чеченская война, очереди к пустым прилавкам, горы ненужных более денег, бунты и протесты на улицах... видеоряд сопровождается песней «Афганская вьюга»:

...В Хайратоне прощались, поклялись, обещались

Возлюбить свои жизни и не прикасаться к стволам!

Кабы знал, кабы ведал тех, кто позже нас предал,

Я бы свой АКС никогда никому не сдавал!

Севастополь Хостом нам стал,

Белый Дом – как горящий Панджшер,

И здесь под Грозным в меня стрелял

Там любимый мной офицер!

И серёжки содрал с сестры

Так беззлобно, так налегке

Тот, кто землю со мною рыл

И окапывался в Рухе!

Тот, кто землю со мною рыл

И окапывался в Рухе...

Вьюга путает в танце руки, ноги афганцам,

Всё быстрей и быстрей сатанинский мотив шурави подхватил!

Раздирающий ветер, но не Бог шельму метит –

Тот, кто бросил нас в холод, сегодня в тепле и в чести!

Пламя приднестровской войны

Родилось на афганском костре,

И афганские видят сны

Оба берега на Днестре!

Хоронил казака Ростов,

Проклинала убийцу мать,

Да, виновен он, но рупь за сто,

Есть ещё кого проклинать!

Он виновен, но рупь за сто,

Есть ещё кого проклинать!

Что ж вы, братья по классу, те, кто гол, кто в лампасах...

Позабыли неужто о друзьях, убиенных своею страной...

Музыка затихает, взгляд Гарика перемещается ниже, зритель видит изображение повешенного Горбачева с табличкой на груди: «ВРАГ НАРОДА! ПРЕДАТЕЛЬ! ГОТОВИЛ СВЕРЖЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ!» и крупную надпись: «ЗА ЧТО МАШЕРОВ КАЗНИЛ ОППОЗИЦИЮ: СВИДЕТЕЛЬСТВА ЭДУАРДА ШЕВАРДНАДЗЕ». Пока Гарик листает страницы и не верит своему счастью, музыка другая – Иосиф Кобзон «И Ленин такой молодой...»

И вновь продолжается бой,

И сердцу тревожно в груди,

И Ленин такой молодой,

И юный Октябрь впереди!

И Ленин такой молодой,

И юный Октябрь впереди!

Тем временем появляется Дамблдор...

ДАМБЛДОР: Гарри, Гарри, мой мальчик, как неосмотрительно это с твоей стороны покидать защиту твоего дома.

ГАРИК: Здравствуй, Дедушка Мороз, борода из ваты! Только кого ты, дедушка, имеешь в виду?

ДАМБЛДОР: Тебя, Гарри. Тебе нужно срочно вернуться под защиту своего дома, к дяде и тёте.