Прочная нить, стр. 16

- Мы экспериментируем, развернули солнечную батарею и аккумуляторы для раций заряжаем.

- И что, даже питающий аккумулятор от машины не нужен?

- Там есть свой, только он маленький, для подстраховки.

- А наши сможете зарядить? - заинтересовался радист.

- Это смотря сколько твоя зарядка жрать будет, проверять надо, однако... - улыбаюсь я.

- Подождите-подождите, сейчас принесу! - и он мухой унесся в сторону штабной палатки.

Через пару минут он принес зарядку для радиостанции и аккумулятор, еще через несколько минут радист с удовольствием наблюдал, как на его «стакане» зажегся индикатор заряда, причем рядом не тарахтел генератор и не стояла машина. Энергия бралась как будто «из ниоткуда», что могло вызвать сильное удивление у непосвященного в эти тонкости человека. Командир ведь строго спросит с подчиненного, если аккумуляторы окажутся разряженными, так что возможность «дармовой зарядки» оказалась весьма кстати.

 Радист договорился с нами, что мы поможем ему заряжать аккумуляторы для мелких раций здесь, чтобы не сажать стартерные батареи у машин. Небольшой генератор у них есть, но при работе он пусть негромко, но все-таки тарахтит, а нам сейчас лишние шумы на стоянке не нужны. Позже нужно попробовать подзарядить батарею для той радиостанции, через которую наша группа держит связь с командованием в ППД. Если все получится, как задумано, это будет еще один «плюс» к моей репутации как специалиста. (А если не получится — то мы об этом никому не расскажем...)

13 число 8 месяца 23 года, недалеко от устья Амазонки

  Из радиоперехватов:

«- Кто Саида может вызвать?»

«- Я могу, а что?»

«- Скажи ему, что его очень сильно ищут, над морем опять самолет летал. Пусть будет осторожен.»

«- Хорошо, как только дозовусь — передам, он молчит пока. Там собаки рядом на берегу, услышать могут.»

 «- Джомар, Джомар, Джомар — Герату.»

«- Слушаю тебя, брат.»

«- Джихад-1 красивое движение сделал, собакам будку разбил.»

«- Откуда знаешь?»

«- Он с лодочником говорил, тот его забрать должен был. Катер помешал.»

«- Лодочник где сейчас?»

«-Ушел с того места, в нашу сторону.»

«- Сам?»

«- Нет, Джихад ему приказал. Он сам на двух верблюдах к нам едет. Один верблюд хромает, но до темноты здесь будут, если получится, иншалла.»

«- Сколько с ним?»

«- Восемь, два брата шахидами стали.»

«- Груз есть?»

«- Два места, вернее, полтора. Младшему брату кое-что поиграться хочет подарить. Аллах акбар!»

«- Аллах акбар!»

«- Джихад-2, Джихад-2, здесь Джихад-1.»

«- Слушаю, брат!»

«- Мы уже недалеко, один верблюд почти сдох, но дойдет. Поить надо все время, иначе упадет. Ты готов?»

«- Давно ждем!»

«- Места хватит?»

«- Да, с запасом.»

«- Собаки след потеряли около воды, но ты будь готов волков выпускать.»

«- Все сидят и ждут здесь.»

 На Джихада-1 пеленг лег в обратную сторону, примерно в сторону дороги, по которой мы сами приехали два дня назад. Парни с другого пункта (молодцы, «Зайцы-первые!») тоже успели взять пеленг, он идет на север. Быстро провожу линии прямо на карте (да плевать, сотру потом) — они пересекаются совсем недалеко от нас. Конечно, при нашем оборудовании точность пеленгации получается «среднепотолочная», но ситуация требует немедленных действий. Ну что, пошла работа, мы данные добыли, теперь пусть Богатырев решение принимает...

* * *

Я крутанул ручку полевого телефона, и через пару секунд услышал в трубке ответ дежурившего в штабной палатке разведчика:

- Бегун на связи!

- Старшего дай!

Капитан Богатырев, видимо, сидел рядом, потому что ответил почти сразу:

- На проводе.

- Мы только что перехватили радио, в нашу сторону двигаются две машины. Из разговора удалось понять - они сообщают, что им удалось оторваться от преследования. Погоня хотела их перехватить у берега, но они свернули и ушли в нашу сторону. Насколько мы поняли — там двое пленных, предположительно один из них ранен.

- Ясно, это те, кто напал на береговой наблюдательный пост день тому назад. Мы думали, им удалось морем вдоль берега уйти...

- По нашим ориентировочным пеленгам, до них сейчас примерно десять километров, может, чуть больше. Перемещаться очень быстро они не могут, но хотят еще до полной темноты достичь реки, их там уже ждут — вторая радиостанция им отвечала где-то вблизи берега с этой стороны болот. Наверное, их проводники на тропе ждут, а дальше у берега катера стоят. Что делать будем, капитан?

- Бандитов будем «гасить», наших - выручать! Все равно завтра днем планировали сниматься с места и уходить.

- Давай, людей у тебя хватит? Может, дать в усиление трех моих человек с центрального поста?

- Не нужно, пусть твои дальше сидят и слушают. Моя команда тренированная, сами справимся.

- Наверх когда будем докладывать?

- Не сейчас, вдруг бандюки эфир прослушивают, свернут в сторону, ищи их потом в темноте...

- Хорошо, ты пока своим командуй тревогу, я сейчас добегу до палатки, тебе на карте примерно место покажу, с которого передача велась.

Практически бегом я спустился по склону холма и порысил к штабной палатке, держа в руке карту с нанесенными скрещенными пеленгами. Пусть не очень точно, но хоть что-то смогу показать Руслану, дальше он сам будет действовать.

Вбежав в палатку, где над раскладным столом висел неярко светивший фонарик, я протянул карту капитану, он бегло оценил расстояние, и сразу что-то решил для себя. По лицу было видно, что мысленно он уже выдвигается к только что определенному месту засады, затем распределяет своих спецназовцев по местам, подобно тому, как музыкантов рассаживают в оркестре. Дежуривший у телефона егерь уже убежал поднимать по тревоге остальных, и снаружи слышались топот и негромкие голоса.

- Мы выдвигаемся в ту сторону на два-три километра, пойдем тихо, без подсветки, с ПНВ. Там дальше нормальная дорога в сторону реки только в одном месте есть, и сейчас уже темнеть начинает. Без дороги там ехать — до первой ямы. Вы тут сидите, и не дергайтесь, слушайте ваше радио, лишь бы никто еще рядом не «нарисовался». Как все закончится — мы вас сами вызовем.

- Ясно, сидим и молчим, ждем вызова. Только всем своим всем обязательно доведи, чтобы обнаруженные радиостанции в руках особо не крутили, нельзя щелкать ничем, особенно включать-выключать. Пусть сразу сюда для проверки несут, мы с них данные снимем, потом отдадим. Если нужно — даже зарядить помогу. Но только после изучения, сам понимаешь.

 Руслан, который уже надел разгрузку, кивнул в ответ, взял свой автомат и шагнул к выходу из палатки, тихо пробормотав что-то себе под нос, но я все-таки расслышал: «Труй Дорсай!..». Я окликнул его, и когда он повернул голову ко мне, отчетливо сказал: «Труй Дорсай!» (А как ты думал, Руслан, я тоже когда-то читал «Цикл о Чайлде» Гордона Диксона!) Он сначала удивленно поднял брови, но потом усмехнулся и протянул ко мне сжатую в кулак руку с уже надетой перчаткой. Я стукнул в его кулак своим, и он быстро пошел в сторону машин, возле которых уже построилась группа спецназовцев. Все молчали, лица некоторых егерей были скрыты под маскировочными накидками. Мне вспомнились написанные когда-то давно строки, может быть, навеянные прочитанным в книгах Диксона:

 Солдат, не спрашивай, иди

 Туда, где знамя вьется.