Живая душа (СИ), стр. 21

О здешнем обществе я почти ничего не знаю, так что все рассуждения на эту тему пока напоминают слепок с психики землян. Однако, здесь наличествует та ещё публика, трепетно лелеющая не только личных тараканов, но чувство собственной значимости на фоне прочих людей, обделённых магическими способностями. Выводы делать рано, но обязательно следует привлечь на свою сторону слуг, не помешает. Слово здесь, слово там, предупреждающая гримаса, да мало ли как можно помочь ближнему в благодарность за хорошее отношение. Решено!

— … Экрима!

Смотрю на наставника, ох ты, ничего не расслышала кроме обращения.

— Прошу прощения, наставник Лодар, задумалась. Повторите вопрос, пожалуйста.

— Я об этом и спросил. О чём именно ты задумалась?

— О слугах, наставник Лодар.

— Да? И каков итог размышлений?

— Мне кажется, об итогах рано говорить, я и суток не нахожусь в этой школе. Просто мне показалось, что их мало для такого огромного хозяйства.

— На самом деле их достаточно в самом поместье и в этой комнате. Сейчас здесь присутствуют двое.

Двое? И где они? Я обвела взглядом столовую, ну и где прячутся эти двое? Может, шутка юмора такая? Мальчишки, сопящие над десертом, тихонько хихикают над новенькой, не замечающей очевидного.

Наставник снисходительно кивнул:

— Посмотри вокруг магическим зрением.

Чем-чем? Сохраняя, как мне показалось, невозмутимым лицо, пытаюсь понять, что за штука такая это самое зрение, чем именно нужно смотреть и куда. Поскольку никто не торопится с объяснениями, мне остаётся только пожать плечами и вернуться к еде.

— Плохо, Экрима.

Наставник качает головой, отчего седоватые волосы, собранные в хвост и преброшенные на грудь, шевелятся, как живые. Я киваю, может и плохо… но учёба ещё не началась, там посмотрим, что у нас плохо, а что хорошо. Мне пока грамотой овладеть надо, добраться до здешней библиотеки… при условии, что таковая имеется, а кроме того, желательно заняться физподготовкой, а то тельце это соплёй перешибёшь, о чём я и сообщила наставнику. Изучение пресловутых «правил» (смотри тот здоровенный фолиант) тоже никто не отменил!

Лодар заинтересованно взглянул в мою сторону, кивнул и ушёл в себя. Вот и прекрасно. Сотрапезники из числа учеников, едят медленно и как-то устало, так что пора бы мне рассмотреть коллег повнимательнее. Первый справа демонстрирует медальный профиль и по земным меркам может няшечкой считаться, а судя по рукам, тяжёлой работой ему заниматься не приходилось. Этот пацан самый старший из всех, на вид ему примерно пятнадцать. Напротив сидит типичный работяга, лицо словно топором вырубали, руки крупные, набитые костяшки фаланг — то ли тут какое-нибудь «дзюдо» практикуют, то ли этот индивид просто не дурак подраться. Слева от него — двое одинаковых с лица, близнецы, рыжие мальчишки лет двенадцати, явно усыпанные конопушками с ног до головы, по крайней мере руки пёстренькие, как яйцо ржанки! Следующие трое — невзрачные тинейджеры неопределённого возраста, на смуглых лицах только глаза могут считаться красивыми, очень большие глаза, все трое типом лица напоминают наших индусов. Сидящих с моей стороны, толком не разглядеть, но этот первый справа — няшечка — явно не из простых.

Ужин закончился не скоро, сначала господа присутствующие откушали овощи, яйца, затем мясо с гарниром, запивая всё это какой-то тёплой кислятиной из кувшинов. Вино, не вино… не понятно. Я пить это не стала, а попросила чистой воды, на что наставник Лодар заметил, что лучше бы мне всё-таки выпить эликсир. Эликсир, мать его! На вопрос, в чём именно заключается действие эликсира мне никто не ответил, зато детишки в очередной раз вытаращили глаза. Понятно, что ничего не понятно, но пойло это я выпила с закрытыми глазами и задержав дыхание.

Глава 8

… Мунисы в комнате не оказалось, понятно — ужинает и общается с коллегами, как и моё магичество. В шкафу прибавилось вещичек, три четверти полок заполнены разными предметами туалета, или как оно тут называется. Брюки я точно вижу, затем какие-то кофтейки, нечто объёмное и аккуратно свёрнутое, наверху сложено детское, внизу — Мунисины одёжки. Комната начинает приобретать жилой вид, теперь хорошо бы окна прикрыть шторами для уюта, но это дело нескорое, ибо сначала над обзавестись полезными знакомствами.

О, вот и Муниса. Она заговорщицки кивает, пойдём-ка погуляем. Я против, сначала почитаем, да и прогулки перед сном гораздо полезнее, чем после ужина.

Муниса удобно расположилась на кровати и начала читать эти правила непосредственно со слов «Запрещается». Как выяснилось, адептам запрещается многое, если не почти всё. Запрет на общение с родственниками меня не касается, родни моей тут днём с огнём не отыщешь. Запрещено писать письма домой и вообще кому-либо, проживающему извне. Сурово (вплоть до телесных наказаний) осуждается любая попытка оспорить приказ наставника, запрещено жаловаться на наставников кому бы то ни было — а вот это уже произвол!

Драки адептов запрещены, разрешены только поединки в присутствии наставников обеих заинтересованных сторон. Излишне баловаться магией на территории запрещается. Любая попытка колдовать на свой страх и риск чревата немедленным изгнанием. Неплохо звучит, но вот какова поганая действительность, я уже видела днём. В столовой. Есть тут среди равных и такие адепты, что равнее прочих, знакомо.

Спиртное пить запрещается. Кто бы спорил? Деньги зарабатывать магией запрещается, и сие незаконное деяние становится вполне законным только при наличии разрешения господина Наварга. Ну и ладно, только не говорите мне, что бартер тут тоже запрещён, не поверю. И о бартере, кстати, ни слова не сказано. Очень хорошо. Книга толстая, но, к счастью, рукописная, так что нам хватило двух часов вдумчивого чтения. По окончании чтения стало очевидным, что никаких прав у адептов нет, зато присутствуют сплошные обязанности. Нарушение любого из «запрещено» наказывается незамедлительно и, сколько можно судить, никто особенно не заморачивается доказательной базой. А вот это очень плохо, хотя и знакомо.

Магией тут называется сознательное управление энергетическими потоками, если я правильно поняла довольно туманное определение, содержащееся в первом прочитанном абзаце. Ну, что сказать? Это разумно. Любое энергетическое воздействие суть преобразование одного вида энергии в другой, ничего нового — сплошная физика. С этим пока ясно. А вот теперь можно и погулять, воспитатель мой бродит неведомо где, так что надеваем плащи и прочие шали, докладываемся здешней домоправительнице, госпоже Ардоне и топаем на выход. Покидать казарму можно только с разрешения соответствующих лиц, вот и запасёмся нужным разрешением. А заодно попросим о задвижке на дверь.

Госпожа Ардона, некрасивая особа лет сорока в длинном коричневом платье, выслушала просьбу о задвижке со всем доступным вниманием, задумчиво покивала и изрекла:

— Да, это разумная просьба. Двенадцать молодых ведьмаков, гораздых на выдумки, это слишком много на одну маленькую девочку. Придётся поставить и магический замок, скажем… на внешнюю часть двери. Пожалуй, займусь не откладывая.

— Вы очень добры, госпожа Ардона. Можно нам погулять перед сном?

— Ступайте, но желательно вернуться до захода солнца.

— Спасибо, госпожа Ардона.

Муниса слегка присела в поклоне, а я просто склонила голову, как положено. И мы наконец-то выкатываемся наружу, до заката ещё часа два, если не больше, так что снова бредём, круто забирая влево, есть благое намерение снова обойти имение по кругу.

— Что нового узнала, Муниса?

— Много тут разного, в том числе и неприятного.

— Да? А точнее?

— Магическая клятва и в этот раз на крови!

— О! С какой целью?

— Госпожа Ардона всегда будет знать, где я нахожусь.

— И что?

— Я обязана находиться рядом с тобой круглые сутки.

Теперь понятно, тотальная слежка. Ну да, зачем полагаться на нестабильные артефакты, когда вот он — живой индикатор наличия ученицы в пределах поместья — ходит, разговаривает, кланяется и лепечет «мой господин» на каждый чих биг-босса.