Живая душа (СИ), стр. 15

— Давай побеседуем, Экрима. Кто ты?

Еле сдерживаюсь, чтобы не скорчить гримасу. Опять за рыбу деньги! Сейчас ещё и этот добрячок будет выкручивать последние нервы, словно господина Наварга и его присных мне было мало. Я не обманываюсь на свой счёт, гримасу сдержать не удалось, а мимика у меня богатая, ведь не зря же бывшая кухарка господина Йарина норовила меня приласкать чем-нибудь тяжёлым и, как правило, поперёк спины и хорошо, если не по голове.

— Я тоже хотела бы знать, кто я… — голос до того усталый, что самой противно.

— Но ведь должна ты помнить хоть что-нибудь.

И как отвечать на такое утверждение? Пожимаю плечами — я всё сказала, желающие могут домысливать всё, что им заблагорассудится.

— Начни свой рассказ с момента осознания себя, если моя просьба тебя не затруднит.

— Зачем, господин маг? Ведь господин Наварг всё вам рассказал. Конечно, просьба необременительна, но я не вижу в ней смысла, извините за откровенность. Я рассказала всё, что помнила.

— Ты выражаешь мысли, как благородная госпожа, выглядишь, как простолюдинка, владеешь магической татуировкой и способна к магии металла. Ты легко и просто связала неприязнь Альбеты с попыткой отравить тебя и твою служанку, вынудила нашего владетеля разобраться в сложившемся положении и всего лишь позволила себе манипулировать двумя взрослыми мужчинами. Ты полагаешь, что это недостаточная причина для любопытства?

Дверь скрипнула и маг обернулся:

— Доброе утро, Янгус, а вот и завтрак!

Проворный слуга притащил невысокий столик, быстро сервировал завтрак и откланялся, аккуратно прикрыв за собой дверь.

Завтрак закончился быстрее, чем мне хотелось бы. После десерта старый маг откинулся на спинку кресла и сделал повелительный жест «начинай». Мне только и оставалось, что опустить глаза под испытующим взглядом темно-серых глаз и начать рассказ, усталость и напряжение минуты лишили мой голос даже тени эмоций. Я перечислила и описала все события с момента появления в таверне и по настоящее время.

В отличие от господина Наварга вопросов старый маг не задавал, зато в продолжении повествования не сводил с меня внимательных глаз, активно шевелил пальцами и беззвучно, как мне в первое мгновение показалось, нашёптывал непонятный текст. Колдовал, надо полагать. Странный шёпот мешал сосредоточиться, иной раз голос отдавался гулким эхом в мозгу, словно колокол в пустом помещении, иногда слова шуршали на грани слышимости, как далёкий морской прибой, а чаще всего мерещились два голоса — мужской и женский. Однако слова не складывались в понятную речь, а звучали неузнаваемо, как малайский язык. И кстати, сам голос тоже не походил на человеческий.

Мой рассказ и шёпот прекратились одновременно.

— Да-а, — протянул маг, — наш господин не ошибся, ты очень интересная девочка. До особого распоряжения можешь располагать своим временем единолично. Янгус!

В дверь просунулась голова слуги.

— Проводи нашу юную гостью в отведённое ей помещение и проследи, чтобы девочку и служанку кормили в положенное время.

— Да, мой господин.

— И ещё, Янгус, ты поступаешь в распоряжение госпожи Экримы на всё то время, пока она находится в статусе гостьи. Ты понял?

— Да, мой господин.

— Ступайте оба.

Я неловко поклонилась старику и вышла вон.

— Госпожа, нам сюда, — почтительно сказал мой сопровождающий.

Приехали, я теперь не «эй ты, девка», называть моё превосходительство нужно «госпожой» и обращаться ко мне положено во множественном числе! И живу я теперь в странном домишке на окраине поместья близ редкой рощицы уже начавших желтеть деревьев.

Дом выстроен дугой вдоль длинного озера, за домом вытянулась странная полоса препятствий, как в том военном городке, куда однажды забросило моих родителей. На казарму не похоже, но беговая дорожка вдоль озерка присутствует, как и яма с грязевой ванной, и дурацкие пни, вкопанные в утрамбованный песок на разной высоте. Брусья в наличии, верёвочные петли и прочая атрибутика для полноценных тренировок господ из спецназа также присутствует в полном, надо полагать, объёме.

— Зачем всё это здесь, Янгус?

— Ученики господина Хайдура тут тренируются, госпожа.

— Но ведь господин Хайдур маг, а тут целый комплекс для воинов.

— Господин Хайдур не просто маг, а боевой маг, ведьмак по-нашему. И ученики его тоже ведьмаки.

Прелесть какая! Казарма для ведьмаков, боевые маги, они же господа ведьмаки, господа владетели здешних мест, магия металла, мои собственные пока непонятные способности — многовато для простой девочки вроде меня. То есть старуха внутри ребёнка со стрессом справляется худо-бедно, но вот девчачье тело — не особенно.

Янгус сдал меня на руки Мунисе и, поклонившись, исчез в сторону главного дома поместья.

Глава 6

Моя наперсница вздохнула с облегчением, увидев своё дитя в целости и сохранности. Я приложила палец к губам и Муниса понятливо закивала.

— Здесь так красиво, Муниса! Как думаешь, можно нам прогуляться вдоль озера?

— Не стоит, детка. Меня предупредили, что в ту сторону лучше не ходить, там ученики занимаются.

— О, а куда можно?

— Да в любую сторону, кроме этой.

— Ага, я тут беркутов видела! Пойдём поищем, где тут птицы содержатся?

Вместо ответа Муниса набросила на плечи тёплую шаль и поторопилась украсить меня накидкой. Надо сказать, женщина преобразилась. Строгая причёска — то, что называется «волосок к волоску», длинная юбка, тёмная блузка, шаль. Словом, Муниса выглядит скромно и стильно, вполне пристойно для сорокапятилетней вдовы. Зеркала в нашем обиталище нет, но моя спутница одобрительно кивает, осмотрев меня с ног до головы.

И вот теперь мы бредём нога за ногу, огибая немаленькое поместье и круто забирая влево от нашей казармы. Ограда здесь присутствует в виде высокого забора из кованных штырей, изредка перечёркнутых поперечинами.

Вот вдоль этого забора мы и гуляем, Муниса скромно смотрит в землю, а я верчу головой, как провинциал из глухой деревни, прибывший в столицу на шопинг. Надо же знать, куда именно мы попали моими стараниями, да и стремление присмотреть варианты действий типа «незаметно смыться» лишним не будет. Только вот интуиция мне подсказывает, что слово «незаметно» здесь явно лишнее, как, собственно, и второе слово.

— Тебе удалось наладить разговор хоть с кем-нибудь? — я сразу беру быка за рога, едва наше обиталище скрылось из виду.

— Конечно, — Муниса по-прежнему не поднимает глаз, — меня доставили сюда трое служителей. Знай главное, здесь поместье владетеля нашей земли, господина Наварга. А ты будешь учиться в школе здешних ведьмаков.

— Это понятно, зачем бы ещё меня сюда тащили?

— Альбету выслали за пределы имения, но куда неизвестно.

— Очень хорошо. Это всё?

— Тебе полагается служанка и воспитатель.

— Понятно. Служанка — это ты, а воспитатель Янгус.

— Да.

Муниса мгновенно перехватила мою руку, протянувшуюся к металлической поперечине забора.

— Не вздумай трогать!

— Защита от прикосновения?

— Не знаю, но меня строго предупредили не касаться забора.

— Ладно. Что ещё?

— Пока всё.

Так и бредём, перебрасываясь незначительными словами. Всё имение утопает в зелени, которая начала потихоньку линять в жёлтый — в честь осени. И понятно любому, имеющему глаза — чувство прекрасного и отменный вкус нигде не изменили здешнему садовнику. Плодовых деревьев нет, ну и правильно, собирать падалицу и закапывать гниющие фрукты удовольствие небольшое. Зато присутствуют деревья с пышными кронами и по мере приближения к главному зданию ощущение вполне ухоженной «заброшенности» природы сменяется чуть ли не английским парком. Яркие осенние цветы полыхают во всю силу красок, лепота!

— Тебе уже объяснили твои обязанности, Муниса?

— Конечно, со мной долго беседовала помощница Альбеты, госпожа Зумарис.

— Понимаю, на твоей совести питание, одежда, мелкие услуги, стирка, уборка, таскание тяжестей. И присмотр за странной девочкой… э-э-э… с известной целью.