Раса и Красота, стр. 5

***

Европейки, таким образом, находятся в постоянном дисбалансе со своей собственной природой и окружающей их обстановкой. В отличие от них, в азиатках наблюдается совершенный баланс между первозданной естественностью, созданной гением самой природы, или всевышнего Творца, и искусством, созданным гением человека. Если в Азии и наблюдались на определённых исторических этапах стандарты, которые бы сейчас вызвали у нас абсолютное непонимание, то они носили характер локальный (ограниченный одной страной или местностью), и сейчас уже являются пережитком; в нашем же исследовании мы концентрировались на общих концептах и уделяли внимание именно современности.

Азиатская представительница расовой красоты, не осквернённая искусственностью, являет абсолютное соответствие своей forma с изначальным латинским значением этого слова. Только азиатская forma есть, без остатка, физическое воплощение понятия «красота» (о нутре, одинаково омерзительном у всех женщин, мы здесь не говорим!).

В европейских же женщинах мы наблюдаем уродливое излишество и чрезмерность. Среди них есть излишне худые и чрезмерно полные; неестественно высокие и до смешного длинноногие. Светлые волосы не позволяют насладиться всем великолепием бледной кожи; отсутствие упорядоченности делает абсолютно невозможным говорить о настоящем европейском эталоне как таковом.

Если европейцы находят европеек привлекательными, это легко объясняется генетической памятью и естественным привыканием; у всякого, однако, имеющего эстетический вкус, азиатские черты вызовут куда большее влечение. Когда вдруг азиат заявляет, что европейки ему кажутся привлекательнее азиаток, то он либо откровенно лжёт (себе или другим – вопрос уже иной), либо всецело предаёт свой разум мнению, транслируемому беспринципно торговцами европейским «эталоном красоты», делающими ставку на «редкость» и «экзотичность», хотя в светловолосой европейке столько же экзотики, сколько в рыжей собаке – без рекламы она не является ни эталоном какой-либо красоты вообще, ни объектом эстетического восхищения. Восточноазиатские, финно-угорские и тюркские женщины в своей красоте превосходят европеек; их же, в свою очередь, мы ставим выше негритянок. Между монголоидными расами, которые мы поставили выше всех остальных, и расой европеоидной, мы расположим латиноамериканцев, у которых тоже в известной степени наблюдаются азиатские черты. На одной ступени с латиноамериканцами разместим мы и арабов. Наше деление здесь относится не только к степеням красоты, но и к общему благородству расы, более подробно рассматриваемому в другом труде. Здесь же мы примем то естественное положение, что превосходная раса превосходна во всём, и на основании этого примем и вышеобозначенное деление.

Итак, я наглядно и подробно обосновал превосходство восточной красоты над всей прочей. Я, потому, всячески предостерегаю восточных, и в особенности – азиатских – женщин от всякого смешения с более низкими расовыми типами третьего и четвёртого порядка для сохранения чистоты своего вида, в поразительной степени возвышающегося над всеми остальными. Обусловлено же моё предостережение тем очевидным обстоятельством, что мы рассматриваем женщину, когда дело касается зачатия и вынашивания плода, как почву для взращивания семени мужчины, определяющим будущие качества ребёнка в гораздо большей степени, о чём говорилось уже не раз3. Иногда случается так, что фенотип наследуется от матери в большей степени, чем от отца, но происходит это значительно реже4. Вот почему у азиатской женщины должны полностью отсутствовать мысли зачать ребёнка от европеоида или негроида; такие мысли были невозможны каких-то полвека назад, и очень печально, что в нынешнюю эпоху глобализма, являющегося главным врагом национальной мысли, подобные идеи появляются у представителей высших рас в виду воздействия губительной интернациональной пропаганды.

Когда азиатский мужчина вступает в союз с европейской, это не столь страшно в виду указанного выше обстоятельства, поскольку он как бы улучшает грязную кровь – благородной, хотя и является абсолютно глупым то, что он предпочёл родственной ему красоте, влечение к которой заложено в нём природой, чужое уродство, хотя бы даже если он делает это из соображений улучшить качества другого рода. Всё идёт к тому, что низшие расы приближаются к вымиранию, ослеплённые ложными представлениями о собственном «превосходстве», являющимся не более, чем искажённым отражением их технологического развития, ведущего их к деградации (см. «Ариец: миф о сверхчеловеке»). В то же время, непрекращающийся рост населения ведёт к деградации всего человечества как вида (см. «Проклятие Евы»), так что и азиатским народам необходимо рано или поздно понизить уровень воспроизводимости, сосредоточившись именно на качестве рода, а не на количестве представителей его. Качество же рода определятся не только характеристикой семени, но и качеством почвы, в которую оно было посажено. В этой связи, один сын, рождённый от азиатского мужчины азиатской женщиной будет стоить десятерых сыновей, рождённых от первого европейкой, и тысячи сыновей – рождённых от него негритянкой. При этом, конечно, чистокровный азиат стоит бесконечно выше чистокровного европейца или негра, если к вырождающимся расам вообще употребим термин «чистокровный». Здесь я употребляю его исключительно в значении «беспримесный», а не «благородный».

Этим я не только предостерегаю потенциальных матерей азиатских воинов за будущую чистоту своего народа от межрасового смешения, но и призываю сторониться такого смешения всякого, кому небезразлично будущее всего человечества в целом, которое стоит сейчас на распутье двух дорог: 1) Первый путь – это полное межрасовое смешение всех людей в мире, долженствующее вылиться в абсолютное отсутствие контроля над деторождением и ростом человечества, что в конечном итоге приведёт к катастрофическому перенаселению, за которым последуют стремительное полное истощение ресурсов, деградация человека как вида и постепенного вместе с ним массового вымирания, в результате чего человек канет в небытие, уничтожив, вместе с собой, и родную планету, земля, воздух и вода которой взрастили его, не получив и толики соответствующего уважения с его стороны; 2) Второй же путь – это путь полного вырождения слабых рас и сокращение населения оставшихся (высших) рас с постепенным исключением ущербных звеньев, что даст плоды не только в виде улучшения человечества в плане биологическом, но и решения проблемы перенаселения и истощения ресурсов. Подробнее об этом рассказывается мной в других работах; здесь же я считаю достаточным ограничиться перечисленными тезисами, и сим завершаю это скромное изложение, посвящённое могучей нетленной силе под названием красота.

Fr. R.A.

Notes

[

←1

]

Прошу отметить, что здесь я употребляю слово «идеал» не в том абсолютном значении, которого касаюсь в «Проклятии Евы», а, скорее приравниваю его к понятию «наижелательной нормы» или «эталонного образца».

[

←2

]

Пусть меня обойдут напрасные обвинения в том, что я преследую здесь некую политическую повестку дня, обвиняя капитализм во всех бедах человечества; осуждаема мною тут лишь тенденция глобализированной эталонности, распространившаяся вместе с западным капитализмом. Я, несомненно, подвергаю строжайшей критике глобализм и навязанные вместе с установленными западными странами концепции нации как таковой. То, что капитализм может, при определённых условиях, служить благой цели, мной отнюдь не отрицается, однако более пространное рассуждение касательно этого вопроса – предмет иного сочинения.

[

←3

]

См. мою «Против речи о достоинстве и превосходстве женского пола Агриппы»; Окен, «Lehrbuch der Naturphilosophie 3»; Вейнингер, «Пол и характер, ч.2, гл. IX»

[

←4

]

Этим, конечно, я не преследую цели сказать, что, например, в паре европеец-негритянка должен родиться европеоид; скорее всего, родится негроид. Однако негроидная примесь в нём будет меньше, чем у ребёнка в паре негр-европейка. Кроме того, ребёнок наследует по большей части и характер отца. Шопенгауэр утверждает, что от матери ребёнок наследует умственные способности. Здесь я не буду ни принимать, ни отрицать этого, а только ещё раз подчеркну, что характер в большинстве случаев определяется отцом. Фенотип одной и той же расы тоже в большей степени наследуется от представителей мужского пола, чем от представительниц женского.