Моя чужая роль (СИ), стр. 2

— Какую? — заинтересованно расширила глаза Стеф, Стивен поднял брови:

— Святое терпение, прикинь? Я за тобой такого не замечал. — Стеф озадаченно потёрла лоб:

— И как она это описала?

— Она сказала, что когда её захлёстывают эмоции и она творит беспредел, бросаясь вещами или запрыгивая на тебя с обнимашками и поцелуями, то у тебя включается режим «делай что хочешь, я всё стерплю». Появляется такое выражение лица, как будто ты пришла домой и увидела, что твой пёс разнёс квартиру в хлам, но он настолько милый, что ты не находишь в себе сил его ругать, и просто смотришь так, типа: «Ты последний гад, но при этом такая няшка, что я тебе всё прощу, даже если завтра ты сделаешь то же самое». — Стеф смотрела на него круглыми глазами, Стивен развёл руками: — Да, я тоже в шоке был. Я за тобой такого не замечал, а для неё это было первым, что пришло в голову.

Она покачала головой, пытаясь вспомнить своё поведение в моменты эмоциональной нестабильности Мари, двинула плечом:

— Честно, не знаю даже… может быть, если она так это видит, так и есть.

— Я такого не видел, — хмыкнул Стив, — мне сложно это даже представить.

— А что ты видел? — склонила голову на бок она, хитро улыбаясь, парень опустил глаза, чуть улыбнувшись:

— Как ты делаешь вид, что всё в порядке, когда на самом деле смущена, это так смешно. Как греешь щеку чашкой, как опускаешь подбородок на колени и вздыхаешь так, как будто только что съеденный кусок шоколада был последним в мире, — он вдруг поднял на неё взгляд, полный такой жгучей нежности, что ей страшно стало от глубины этой бездны, пустившей по всему телу волну мурашек. — Как закрываешь глаза, когда слушаешь музыку, — он улыбнулся шире и качнул головой, — у тебя такое лицо, как будто ты на пике наркотического прихода… Ты правда получаешь от музыки столько кайфа?

— Иногда, — она отвела глаза, чувствуя, как заливается краской, сжала чашку двумя руками, не зная, куда их деть. — Не вся музыка имеет такую силу.

Он чуть приподнял брови и кивнул сам себе, как будто что-то понял и это его обрадовало, допил кофе и откинулся на спинку:

— Не забыла, что сегодня твоя очередь меня впечатлять? Я планировал сегодня чуть-чуть поработать, а вечером встретимся, так что готовься. Или у тебя есть планы?

— Нет у меня планов, — хмыкнула Стеф, саркастично разводя руками: — С тех пор, как Мари настолько увлеклась хореографией, у меня куча свободного времени!

— Ну вот и отлично, — он взял у неё пустую чашку и ушёл мыть. — Тогда до вечера.

Стеф попрощалась и ушла, вразвалочку ковыляя по пустому парку и раздумывая, чем занять свой свободный день.

«Мари уехала, Крис ещё не приехал, Еву я видеть не хочу. Стив сказал, что я её обидела — чем, интересно? Тем, что стала гулять с Льюисом? Да ладно, она на следующий же день тискалась с кем-то в беседке… Так, стоп.

С кем? Крис в это время был на репетиции. Откуда я знаю? А знаю ли я, когда он освободился? А с чего я взяла, что это был не он, если ничего не знаю?»

Она потёрла лицо, стараясь перестать себя накручивать — этот разговор со Стивеном смешал все карты у неё внутри. А как он сказал, что она плохая актриса? Да это же вообще смешно, её бы не взяли, если бы это было так…

«А может, всё-таки глянуть этот чёртов сериал? Перематывая отвратительные моменты с поцелуями, естественно.»

Она дошла до комнаты, сходила в душ, посидела в интернете. Через время поняла, что мысль о сериале её не покидает, и всё-таки включила.

Первая серия почти вся была на троечку — все учились. Хорошо играл только несравненный Крис и опытные Стивен и Эшли, все остальные были деревянными, включая её саму. Стефани списала это на дебют и включила вторую, в которой почти ничего не изменилось — Крис был ожидаемо великолепен, Эшли качественно изображала все три своих перманентных состояния улыбка-истерика-поцелуи, Стив мелькнул в эпизоде, у него вообще маленькая роль. Она же смотрелась в кадре почему-то совсем не так классно, как ей казалось.

«Чёрт, хреновая картина вырисовывается. Почему я не посмотрела это раньше? Мы уже столько отсняли…»

В третьей серии у них была общая сцена с Крисом и здесь она сыграла на отлично, так что сама себе поверила и чуть не прослезилась. Но дело в том, что здесь и не приходилось играть — чувства, изображаемые перед камерами, были её собственными.

Дальше всё было только хуже — она с ужасом понимала, что действительно плохо играет, если только не снимается в одной сцене с Льюисом, который вытягивает эмоции на себе. Он так натурально не неё кричал, что она правда дрожала и таращила перепуганные глаза, так от души смеялся, что она не могла не улыбнуться в ответ.

«Стивен прав, я плохая актриса. Да я бездарь! Почему мне никто не сказал? Ах да, я же закрыла всем рот Тем Самым взглядом… Так что я теперь, сама отвечаю за качество своих сцен? Я должна сама себя оценивать и критиковать? Или приказать Сэму говорить мне правду? Так это может сработать мне же во вред, лучше не будить лихо, пока тихо, и не пользоваться своей силой без надобности. Ох, что же я творю со своей жизнью?..»

Дальше она смотрела без интереса, всё больше расстраиваясь — хорошие сцены только с Крисом, всё остальное она сама готова была забросать помидорами с криком: «Не верю!». Взяв с тумбочки зеркало, стала внимательно рассматривать своё лицо, пытаясь изобразить разные эмоции, выходило глупое кривляние, годящееся только для тупых комедий.

«С чего я вообще взяла, что могу быть актрисой?»

Она вспомнила самый трогательный монолог из «Ромео и Джульетты» и стала читать зеркалу, но замолчала на третьей строчке — плохо. Вернулась к ноутбуку и включила сериал с любимым Диего, очень по-профессиональному рассматривая его лицо, попыталась повторить перед зеркалом, чуть не разревелась от досады — плохо, плохо!

Перемотала назад и опять запустила — у неё свободен весь день, надо просто приложить немного усилий.

* * *

Когда позвонил Стивен, она всё ещё сидела на кровати с зеркалом, в состоянии, близком к истерике. Ничего не получалось, совершенно, как будто она пыталась сделать то, чем никогда раньше не занималась. С трудом прокашлявшись и придав голосу более-менее спокойное звучание, она взяла трубку:

— Привет.

— Привет, не занята? — у парня голос был бодрый и довольный. — Слушай, нас тут в волейбол приглашают сыграть, я поспрашивал, оказывается, ты круто играла в прошлый раз! Пойдёшь?

— Нет.

— Чего?

— Стив, я не в настроении. Давай в другой раз, а? Честно, никого не хочу видеть.

— И меня? — уже спокойнее спросил он, она устало улыбнулась:

— Кроме тебя. Ты уже ужинал?

— Нет, хотел после волейбола.

— Ну иди играй, позвонишь, как освободишься.

— Да ладно, я тогда тоже не пойду, — он тихо сказал что-то мимо трубки, помолчал, — я думал, ты захочешь.

— Я с удовольствием, но не сейчас.

— А что сейчас не так?

— Я сериал посмотрела, — нехотя вздохнула Стеф, Стивен напрягся:

— «Струны»?

— «Поцелуй душ», какие «струны»? — поморщилась она, — ты же сказал их не смотреть.

— А, понятно, — он помолчал, настороженно поинтересовался: — И как оно?

— Я бездарь, — простонала Стеф, убирая с колен ноут и падая на кровать. — Ты был прав, это ужасно. Как меня вообще взяли, я не пойму?

— Да ладно тебе, — виновато пробормотал парень, — не всё так плохо.

— Всё ужасно, — буркнула она. — Я не знаю, как я завтра буду работать. — Он молчал, она лежала, глядя в потолок и слушая его дыхание. — Ты в столовку идёшь?

— Ага. Присоединишься?

— Да, я с утра ничего не ела. Скоро буду.

— Давай, жду.

Он отключился, она бросила телефон на кровать и встала, с ненавистью перевернула зеркало, обулась и вышла из комнаты.

К вечеру стало чуть более людно, хотя ещё не все приехали, большинство доберётся к ночи, а то и завтра утром.

«Интересно, когда приедет Крис? Нас ждёт сложный разговор.»