Ненавижу эту роль (СИ), стр. 7

— Стефани, — такую интонацию в его голосе она слышала впервые, такое нереальное сожаление, как будто он проиграл в карты свою жизнь и просит дать ему пистолет, — вот сейчас самое время.

Она продолжала целовать его шею, прикусывая кожу и глубоко вдыхая его запах, до боли плотно забивающий легкие, растекающийся по венам пряным высокоградусным жаром.

— Стеф, тише, все, — он с улыбкой отстранился, мягко поцеловал ее в щеку. — Кому-то пора спать, а кому-то — думать о своей собачьей жизни и перспективах ее улучшения. Давай, вставай.

Она недовольно заурчала, продолжая к нему прижиматься, Стив хохотнул, похоже, получая от процесса море кайфа. Встал, поднимая ее на ноги, поправил одежду, обнял:

— Пойдем, я провожу тебя.

Они осторожно спустились по ступенькам, Стеф с трудом попала ногами в туфли, выпила воды, только здесь понемногу приходя в себя. Пошла в ванную к зеркалу, поправила волосы, криво улыбнулась — глазища дикие, губы напухшие, на щеках нездоровый румянец.

"Ничего, к утру пройдет".

Обернулась к Стивену, набрасывающему куртку.

— Как рука?

— В порядке, — он улыбнулся, опять прижимая ее к себе, Стефани подумала, что никогда не видела его таким счастливым.

"У него сейчас срыв контрактов, бешеные штрафы, испорченная репутация и вообще вся жизнь летит к чертям. Как он может так улыбаться?"

— Слушай, ты говорил, что второй альбом сорвался из-за того, что все песни в интернете…

— Угу, — они вышли, он закрыл трейлер и обнял ее, медленно повел в сторону парка. — Давай через окно, там меньше свидетелей?

— Давай. И еще говорил, что та музыка, которую ты хочешь подарить мне, в сеть не попала, — она заглянула в его лицо, — так может, сделать из нее второй альбом? Это будет гораздо быстрее, чем писать новые песни.

Он укоризненно посмотрел на нее и качнул головой:

— Я не "хочу подарить", я уже подарил. Все, музыка твоя, она изначально не была предназначена для альбома, — он погладил ее плечо и поцеловал встрепанную макушку, — забудь об этом, а? Джо разберется, а потом я новую напишу.

— Ладно, — она опять прижалась к нему, осторожно запуская руку в его карман, нащупала мятый лист. Когда они дошли до окна, бумажка незаметно перекочевала в ее карман.

"Посмотрим, что ты так старательно прятал".

— Ну что, до завтра? — предвкушающе мурлыкнул парень ей на ухо, Стеф хихикнула, он постучал в окно и дождался тихого скрипа рамы и удивленной мордашки Мари, помахал ей рукой: — Открывай шире, — поцеловал хихикающую Стефани, подсадил на подоконник, дождался, пока она переберется внутрь. Окликнул ее, протягивая крест, поймал за ворот и поцеловал еще раз, вися на подоконнике на одной руке. Когда они все-таки попрощались и закрыли окно, глаза Мари были больше и круглее, чем литр воды в невесомости, а ширина улыбки превышала физически возможную минимум вдвое. Она прижала кулаки к груди и запрыгала на одном месте, шепотом вопя:

— Стеф. Дикие, отняшкать их котяроидом, пушистые бегемоты. Что это было? Ты мне немедленно все расскажешь.

— Позже, — с комично-пафосным лицом подняла ладонь Стефани. — Мне надо в душ.

Схватила сумочку и полотенце, позорно прячась за дверью от еле слышного восторженного визга подруги.

"Когда я приду, она уже уснет."

Тихо пробравшись в душевую, Стеф включила горячую воду и оперлась о стену, только теперь понемногу приходя в себя. Воспоминания кружили голову, не желали покидать память, как навязчивая песня или грохот рок-концерта.

"Что мы наделали… А если Крис каким-то образом узнает? Вот не могли один день потерпеть"

Она отбросила с лица волосы и сменила воду на холодную, задохнувшись от неожиданности. Через минуту ледяная вода перестала обжигать, она запрокинула голову, подставляя ей лицо, еще горящее от поцелуев.

"Но как же это было восхитительно… Это стоит чего угодно. Даже если Крис не даст мне Книгу — оно того стоило.

И чего было в таком случае уходить? Осталась бы."

От холода она уже начала дрожать, сменила воду на кипяток, потом опять на холодную. Не помогало.

"И как я буду спать в таком состоянии?"

Тело еще помнило его руки, в горле стойко держался его запах, мышцы продолжали сокращаться в сумбурном порядке, как будто по ним все еще путеществовали волны страсти. Голова кружилась, мозг еще не верил, что это все-таки произошло — такое нереальное, всепоглощающее счастье ее давно не затапливало с головой. Никогда, наверное.

"Стивен… мой друг, мой ночной музыкант, мой-мой-мой…"

По телу пробежали колючие мурашки, не желающие смываться ни холодной водой, ни горячей. Она проторчала под душем еще минут двадцать, пока окончательно не смирилась с тем, что так просто от этого состояния не отделаться.

"Под одеялом должно быть легче."

Куда там. Прикосновение мягкой ткани пробудило память о совсем других прикосновениях, взбудоражило фантазию, подняв со дна сознания мысли о том, как было бы здорово увидеть в одеяле его. Только в одеяле. Все остальное будет мешать. Мысли текли патокой, обволакивали сонное сознание, пока не убаюкали ее, мягко погрузив в сладкие сны.

* * *

ГЛАВА 2, 54й день съемок

вторник, 16 июля, 54й день съемок, 8/9 лунный день

Когда зазвонил будильник, Мари в комнате уже не было, на кровати лежал желтый листок с огромным восклицательным знаком по центру, Стеф улыбнулась и не стала его трогать. Пошла в душ, долго с улыбкой рассматривала в зеркале свое лицо и шею, трогала кончиками пальцев красные следы от поцелуев и свежие синяки — маленькие доказательства большого события.

"Все хорошо. Все будет хорошо"

Хотелось петь и прыгать от радости, хотелось закричать на весь мир о своем счастье… и одновременно хотелось никому-никому не говорить, жадно оставить это знание только для себя, как будто от того, что кто-то узнает, ее счастье станет меньше.

Тщательно расчесавшись, она уже подумывала о том, чтобы начать краситься, но вовремя остановилась — это выдаст ее с потрохами, она никогда в жизни не красилась утром. С сожалением отложив косметичку, Стефани вернулась в комнату, оделась, мурлыкая под нос что-то веселенькое, с удовольствием впрыгнула в туфли на самой высокой шпильке и чуть ли не вприпрыжку побежала завтракать.

Перед самой дверью сердце сжало коротким страхом, она глянула на любимый столик Криса, только сейчас подумав о том, что ей предстоит еще один тяжелый разговор… но столик был пуст, зато на угловом диване задумчиво потягивал кофе Стив, мигом вернувший ей радужное настроение. Она сдержала желание броситься прямиком к нему, не спеша прошла по залу, поздоровавшись со своей группой, взяла поднос и только тогда позволила себе улыбнуться Стивену:

— Доброе утро, — она опустилась на стул напротив, чувствуя, как заливается краской. Парень загадочно улыбнулся и медленно ответил:

— Офигенное. Обожаю утро.

Стеф смутилась еще больше, начала ковыряться в тарелке, не зная, что сказать. Она прекрасно понимала, что они выглядят как парочка шпионов с явками-паролями, но не могла заставить себя болтать непринужденно.

— Стеф, — его вкрадчивый шепот пустил по телу волну мурашек, она подняла глаза. Он чуть улыбнулся и оперся о стол, наклоняясь ближе, — мне это не снилось?

Она хихикнула и пожала плечами:

— А бывают у двух людей одинаковые сны?

— Бывают, если обоим хочется одного и того же, — усмехнулся он.

— Хм, — Стеф изобразила задумчивость и почесала бровь, — а вот такое после снов бывает? — на секунду оттянула ворот, показывая красное пятно на шее, Стивен прикусил губу, сдерживая улыбку, опустил глаза, Стефани тоже сделала вид, что поглощена рассматриваением тарелки, изо всех сил борясь со своим лицом, которое норовило побить все рекорды по ширине улыбки.

— Как спалось? — задумчиво протянул Стив, заставив Стефани опять залиться краской.