Ненавижу эту роль (СИ), стр. 45

— Да.

— Почему? — он выглядел таким самодовольным и ироничным, что она не смогла сдержаться и криво улыбнулась, бросила на него наигранно-восхищенный взгляд, прижав ладони к груди:

— Потому что недавно узнала, что в этом мире вообще нет ничего невозможного. Главное — захотеть и приложить усилия. И все получится.

Он тихо фыркнул, но ничего не сказал, продолжая иронично улыбаться. Стефани до дрожи сильно захотелось стереть с его лица эту наглую улыбку, она приоткрыла дверь, обернулась через плечо и с подвохом позвала:

— Эванс, — выдержала паузу и, не ожидая ответа, вкрадчиво спросила: — А ты меня еще любишь? — Увидела, как он резко замер и отвел глаза, победно улыбнулась: — Спокойной ночи.

Аккуратно прикрыла за собой дверь и пошла к выходу. Ноги подкашивались от пережитых эмоций, но душу грело злое торжество — она была собой вполне довольна.

* * *

По пустой трассе она гнала на пределе скорости, но все равно приехала поздно, почти все окна школы уже потухли.

"Крис, наверное, звонил…"

Она специально оставила телефон в комнате, чтобы ничего не объяснять — врать не хотелось, а на правду он бы сильно обиделся.

Дверь комнаты оказалась незаперта, Стеф тихо вошла, переоделась и подошла к кровати Мари. Рыжая спала, свернувшись в три погибели как кот, ее совсем не хотелось будить. Стефани пошла к своей кровати и уже хотела лечь, когда заметила на тумбочке желтый листок с надписью: "Ты обещала", тихо фыркнула и опять вернулась. Села на кровать Мари, мягко тронула ее за плечо:

— Мари? — Рыжая приоткрыла глаза и потянулась, Стеф с надеждой шепнула: — Ты уверена, что хочешь вставать и болтать со мной?

Подружка потерла глаза, перевернулась на спину и пробормотала:

— Не надейся, Стеф. Ты мне все расскажешь, — села повыше, закинула руки за голову и скомандовала: — Начинай.

— Твой бесценный Эванс в порядке, — криво улыбнулась Стефани, — по крайней мере, язвил и спорил вполне бодро.

— Спасибо, — улыбнулась Мари, — но я не об этом. Как прошли съемки клипа? И что с тобой случилось, что ты оказалась в больнице?

— Съемки — нормально, — поморщилась Стеф, — а в больницу я попала специально, чтобы не приезжать сюда, у меня… было кое-что запланировано, но я в последний момент передумала, а повода отказываться не было, пришлось соображать на ходу. Эванс помог мне всем соврать, — она попыталась сделать голос бесстрастным, но получилось плохо. Мари сочувственно нахмурилась:

— У вас что-то произошло?

— Не то чтобы, — помялась Стефани, отводя глаза. — Мы поговорили, подумали… он сказал, что не может меня простить и что пора заканчивать с нашей дерьмовой дружбой. Ну и, — она с напускным весельем развела руками, — мы и закончили. Все.

— Ты уверена, что все?

— Да, — она демонстрировала решимость, даже не пытаясь понять, насколько она настоящая, — все. Мы будем общаться по работе и не более.

— Останешься с Крисом? — убито вздохнула рыжая, Стеф кивнула:

— Ты сама говорила, что он хороший. И он меня любит.

— Это неправильно, Стеф, — качнула головой Мари, Стефани подняла ладонь:

— Не надо, ладно? Мы разберемся. Я понимаю, что тебе Эванс нравится больше, но с ним покончено. Он гребаный непредсказуемый псих, который утром говорит одно, а вечером другое. Мне такое счастье нафиг не надо, я задралась, — она нервно отбросила с лица волосы и встала. — Все, хватит об этом. Ложись спать.

— Как скажешь, — тяжело вздохнула Мари, кутаясь в одеяло.

Стеф потушила свет, улеглась, достала телефон, но поняла, что совершенно не хочет слушать музыку, никакую. Поставила будильник, хмуро уставилась в потолок, пытаясь ни о чем не думать.

— Стеф? — шепотом позвала Мари.

— А?

— Ты его любишь?

— Нет, — рыкнула Стефани. — Хватит, спи.

— Ладно.

Мимо прокралась на мягких лапах еще минута тишины, рыжая опять завозилась на кровати и хихикнула:

— Стеф.

— Что?

— А кого именно ты не любишь?

Стефани беззвучно чертыхнулась и сжала зубы.

"Ты опять не назвала имени, гребаный вопрос-ловушка…"

— Можешь не отвечать, — ехидно шепнула подружка. — Спокойной ночи.

"Очередная спокойная ночь. Обожаю ночи."

* * *

ГЛАВА 11, 63й день съемок

четверг, 25 июля, 63й день съемок, 17/18 лунный день

Она сидела за столом и ошарашенно изучала два подноса, поставленные перед ней улыбчивым тренером. Вокруг суетились сонные люди, рядом сидел Крис и гладил ее руку, улыбаясь с дикой смесью сочувствия и злорадства.

— Что из этого я должна съесть? — наконец спросила Стеф, Дэн щедро развел руками:

— Все, что хочешь. Лучше это, — он указал на тарелку с овсянкой и каким-то вареньем, хитро улыбнулся, — но вообще, как хочешь — можешь оба меню слопать, я себе еще приготовлю.

— То есть, это теперь у меня такой завтрак? — она взяла ложку и колупнула кашу, задумчиво ляпнув ее обратно. Дэн придвинул себе второй поднос и улыбнулся, важно подняв палец:

— Первый завтрак. Еще будет второй, потом обед, потом перекус, потом ужин и второй перекус перед сном, — он усмехнулся, расправляясь со своей порцией, сделал вид, что не расслышал, как Стеф тихо чертыхнулась, прищурился: — Что ты сказала?

— Я лопну, Дэн, — обреченно вздохнула она, рисуя ложкой узоры из варенья. Тренер хохотнул и весомо положил огромную ладонь на ее плечо, заглядывая в глаза:

— Ты справишься.

Она фыркнула, Дэн с Крисом рассмеялись… за спиной открылась дверь и затылок обжег неприятный взгляд. Стеф не обернулась.

"Я тебя не вижу. Мне на тебя плевать."

— Слушай, а вкусно, — она распахнула глаза и кивнула довольному тренеру, он гордо выпятил грудь, чуть не уронив стол:

— А то. У меня опыт приготовления овсянки — лет двадцать, — на миг замер и понурился: — Капец, какой я старый…

Вздохнул и вонзил ложку в свою кашу, поднял глаза на Криса, старательно сдерживающего лыбу и они опять рассмеялись. Стеф тоже улыбалась, старательно не замечая высокую фигуру, едва не зацепившую ее локтем. Стивен прошел к своему любимому столу, взял чашку кофе и задумчиво в нее уставился.

Тренер о чем-то оживленно разговаривал с Крисом, Стефани попыталась поймать нить беседы и присоединиться.

"Только что было так весело и легко… Пора привыкать к тому, что самочувствие и настроение Эванса — не мое дело."

— Правда, Стеф? — дернул ее Крис, она с готовностью улыбнулась и рассмеялась, многозначительно качая головой, этого оказалось достаточно, чтобы от нее отцепились и продолжили разговор.

С огромным трудом запихнув в себя последнюю ложку совершенно безвкусной каши, она пошла относить поднос. И так внимательно смотрела под ноги, что умудрилась не заметить поднявшегося Стивена и почти врезаться в него на полном ходу. С трудом удержав равновесие, она с извиняющимся видом пожала плечами:

— Прости.

Он понимающе кивнул и взял у нее поднос, поставил на стойку. Улыбнулся:

— Выглядишь гораздо лучше.

Сердце забилось чаще, но она постаралась этого не показать.

— Спасибо, ты тоже. А ты как? Уже готов вернуться к работе?

— А тебе даже не все равно? — ехидно усмехнулся он, заставив Стеф поморщиться и с улыбкой понизить голос:

— Это простая вежливость, Эванс. На такие вопросы принято отвечать, что все классно, вне зависимости от правды. Мне пора, — она улыбнулась еще шире, — хорошего дня.

Вернулась к столу, взяла руку Криса, ответила уверенной улыбкой на его настороженный взгляд.

— Идем?

— Да, конечно. Все в порядке?

— В полном, — она поцеловала его в щеку, помахала Дэну, вышла в коридор, краем уха слушая Криса.

"Подчеркнутая вежливость в общении с человеком, которого раньше мог толкнуть, боднуть и обозвать придурком к обоюдному удовольствию, это так… как будто тебя после долгого отъезда не узнала собака, как будто чужие люди живут в твоем доме, как будто пожертвовал всем ради мира во всем мире, а этот мир объявил тебя сумасшедшим.