Ненавижу эту роль (СИ), стр. 29

— Этого не может быть.

— Может, поверь, — невесело фыркнула она, — я там была и все было именно так. — Он молчал и невидяще смотрел в пол, на лице светилась святая уверенность в собственной правоте и в том, что весь остальной мир сошел с ума. Стеф обхватила колени и тихо спросила: — Почему тебе так сложно в это поверить? Так бывает.

— Не в этот раз, — качнул головой он, поднял глаза, — не с нами, Стеф. Я знаю.

— Откуда? — устало выдохнула она, он опустил голову.

— Можешь считать это полным бредом, но вспомни птицу и попробуй мне поверить, — Стивен помялся и тихо продолжил: — Ты мне снилась. Давно, я тогда еще только начал музыкой заниматься, не обратил особенно внимания… но когда увидел тебя в реале, меня как будто громом поразило. У меня всегда так, — он на миг улыбнулся, бросил на нее короткий взгляд и опять уставился в пол, — что-то снится, я забываю об этом, но когда это начинает сбываться, сразу вспоминаю. А потом вспоминаю другие сны, связанные с этим, это… сложно объяснить, — он качнул ладонью, неуверенно усмехнулся, — и я точно знал, что мы с тобой будем вместе, еще когда ты даже не знала, кто я такой.

— Самоуверенно, — попыталась улыбнуться она, он развел руками:

— Так ведь сбылось, — потом нахмурился и рыкнул: — Только твоего гребаного павлина в моих снах не было.

— Это магия, — обреченно вздохнула Стеф, хмуро запустила пальцы в волосы, — она ломает мир. Я бы что угодно отдала за возможность вернуться в тот момент, когда я решилась на этот проклятый ритуал и все отменить. Но сейчас уже поздно, я искала в своих "Рецептах", спрашивала у Криса, он сказал, что приворот снять невозможно.

— Он врет, — убежденно рыкнул Стивен, — но это не имеет значения, ты сама сказала, что магия ломает мир, так хватит громоздить одно неудачное решение на другое. Просто завязывай со всей этой ерундой и с Льюисом заодно. Ты его не любишь.

— Почему я тогда не смогла сопротивляться? — задумчиво спросила Стеф, вспомнила его твердое бугристое тело, опять вызвавшее болезненное возбуждение.

— Этому точно есть причина, — хмуро опустил голову парень, — просто мы ее не знаем.

— Отмазка для совести, — вздохнула Стеф.

— Ты хочешь сказать, что любишь его? — недоверчиво поморщился Стивен, Стеф с болью выдохнула:

— Я не знаю.

— А меня? — чуть насмешливо прищурился он, она на миг испуганно посмотрела в его глаза и сразу потупилась.

"Я не могу сказать "да" и не могу соврать… Почему я до сих пор не научилась тебе врать?"

Прикусила губу и прошептала:

— Не знаю…

— Боже, как же я ненавижу эту фразу, — взвыл Стив, хватаясь за голову, замер на секунду, потом выдохнул и прицелился в нее пальцем: — А я знаю. И кое-что я могу тебе сказать со стопроцентной уверенностью — мы еще будем вместе. Потому что я видел сны с тобой, которые еще не сбылись. И они сбудутся.

— Нет, ты сам говорил, что Криса там не было, — обреченно покачала головой Стеф. — Магия ломает мир.

— А я сломаю твою гребаную магию, — рыкнул Стивен. — Не знаю как, не знаю когда, но я это сделаю. И тогда мы посмотрим, кто кого на самом деле любит. А сейчас ложись спать, нам завтра работать.

Он хлопнул в ладоши, чертыхнулся, встал и потушил свет руками. Вернулся на свой диван, завозился, укладываясь. Стефани продолжала сидеть у стены, отрешенно глядя в окно.

"Если бы ты знал, как я хочу, чтобы ты оказался прав, друг мой. Но боюсь, что это невозможно. Проклятая магия уже сломала мой мир… но как же хочется верить в чудо."

* * *

ГЛАВА 7, 59й день съемок

воскресенье, 21 июля, 59й день съемок, 13/14 лунный день

Съемки в студии начались засветло и затянулись до ночи. В целях меньшего износа рабочей силы до обеда снималась Стефани, а Стивен спал. После обеда парня разбудили, а ее отпустили отдыхать, и первым делом она отправилась в душ — смывать осточертевшую краску. Черная и густая, как смола, к последней сцене она покрывала ее всю, даже лицо и волосы. Сегодня концепция клипа кардинально поменялась — павильон состоял из отделанных под мрамор серых колонн на плиточном черном полу, белых стен, каких-то готических арок и постаментов. Стеф по всему этому холодному великолепию полдня ходила, ползала и валялась, постоянно изображая страх и агонию… и убегая от потоков проклятой черной краски. Ближе к обеду густая масса загнала ее в угол, Стефани покрылась художественными мазками и потеками. Это еще не считая того, что последние полчаса она еще и плакала, размазывая по лицу остатки макияжа вымазанными в краске руками.

Под душем она проторчала не меньше часа, пытаясь избавиться по большей части не от краски, которая смылась довольно легко, а от тяжелого осадка внутри. Создаваемая реквизитом давящая атмосфера нагоняла жуть, липкая краска вызывала отвращение, крики режиссера, еще со вчерашнего дня злого на них обоих, добивали окончательно. Так что, едва выйдя из душевой и завернувшись в халат, она взяла телефон и спряталась в гардеробной между бесконечными стойками с одеждой. Залезла с ногами на стул, проверила почту, прочитала новое письмо от Шарка, немного поднявшее настроение. Увидела один пропущенный вызов от Мари и два от Криса, не стала перезванивать никому — это у них выходной, а она занята.

Открыла Книгу, продолжила листать страницы, читая только названия и общие рекомендации по применению. Спустя полчаса выключила и задумчиво вздохнула — странные цели преследовали создатели этого раздела "искусства". Если в бабушкиных "Рецептах" все было подчинено, по большей части, очень бытовым и мирным проблемам — тараканов вывести, болячки вылечить, привлечь удачу в рыбалке и охоте, заговорить веревку на прочность, — то Книга Криса основной упор делала на манипулирование людьми. "Магнит" тянул силу из всех окружающих, "сияние" заставляло всех попадать под обаяние заклинателя и проникаться к нему доверием, "рука" вызывала у людей невиданную щедрость, "шпилька" — необоснованный страх перед заклинателем, "шепот" позволял навязать кому угодно нужные заклинателю мысли…

Стефани потерла лицо, пытаясь прийти в себя и избавиться от головокружения, вызванного недосыпом и усталостью, опять открыла Книгу. Посмотрела на номер страницы — тридцать вторая, а всего восемьдесят с чем-то файлов.

"Просмотрю хотя бы названия, потом надо будет вчитаться поподробнее… хотя, я еще ни разу не видела здесь ритуала, снимающего действие какого-либо "кольца". Неужели приворот действительно никак нельзя снять… Бабушка, почему ты меня совсем не учила?"

Она со злостью перелистнула страницу, еще одну, еще… взгляд зацепился за слово "сладострастия", она вернулась к этому месту и начала читать с начала страницы.

"Золотая узда, кольцо второго порядка, основа — "сияние". Вызывает у выбранного существа непреодолимое чувственное влечение к заклинателю, усиливает действие "сияния" (только для выбранного существа), увеличивает силу сладострастия и частоту возможных соитий (только между выбранным существом и заклинателем). Ослабляет чувство стыдливости и волю к сопротивлению, вызывает у выбранного существа особые зрительные и слуховые ощущения во время соития. Со временем привязывает выбранное существо к заклинателю, по причине того, что совершая соития с другими существами, выбранное существо будет испытывать слабые эмоции, сравнения не выдерживающие.

Рекомендуется для выдвижения в фавориты к влиятельным особам и удержания их подле себя как можно дольше. Внимание — требует больших затрат энергии. Использовать только вместе с "магнитом""

Стеф на минуту закрыла глаза, пытаясь совладать с расходившимся сердцем, встряхнула головой и еще раз внимательно перечитала с начала. Зажала рот рукой, сдерживая подкатывающую истерику, задышала чаще.