Академия невест, стр. 2

– Куда нести вещи? – спросила Энни, собственно, за эти вещи отвечающая. Слуги вместе с тяжелыми сумками сгрудились возле кареты в ожидании указаний.

Нас встречали. На ступенях замка академии показался мужчина, опрятно, однако весьма просто одетый.

– Леди Эвелин Айла тар Вивиас?

– Да, – ответил лорд Горанд, поскольку именно ему в отсутствие отца доверили право представлять меня.

Мужчина поклонился и с почтением произнес:

– Я провожу вас, леди, в вашу комнату. Следуйте за мной. Ваши слуги тоже могут пройти.

Мужчина развернулся и скрылся за дверью. Слуги подхватили сумки и тоже двинулись было к входу в академию, но я их остановила:

– Не стоит. Мне не нужна ваша помощь.

– Леди? – удивился лорд Горанд.

– Теперь я невеста шиага, и вы за меня не отвечаете. Как и слуги не принадлежат мне. Поставьте сумки.

Слуги растерянно переглянулись.

– Деточка, зачем вы так?! – ужаснулась Энни. Впрочем, ее почти все ужасало, я к этому привыкла и реагировать как-то по-особенному уже перестала.

– Энни, не расстраивайся. Все будет хорошо. Но в помощи я не нуждаюсь.

– Поставьте сумки, – махнула рукой Энни под укоризненным взглядом лорда Горанда.

А вот лорд меня в последние дни раздражал очень сильно. Он, конечно, всегда служил нашей семье верой и правдой, но вот это его рвение в наблюдении за мной, пытавшейся сбежать, совсем было ни к чему!

– Я буду скучать, – разрыдалась Энни, обнимая меня.

– Не расстраивайся, все будет хорошо…

– Конечно! Конечно, все у вас будет хорошо! Вы ведь теперь невеста шиага. Нет ничего почетней. Вы самая счастливая, самая замечательная, – Энни снова разрыдалась, а я чуть зубами не скрипнула.

Повернувшись к семейному магу, улыбнулась:

– Вы честно выполняли свой долг. Да воздастся вам по заслугам.

Пока лорд Горанд пытался понять, в чем подвох, я произнесла заклинание, одно из простейших бытовых, и подняла в воздух все свои сумки.

– Прощайте, – с этими словами я поспешила вверх по лестнице к дверям академии, где стоял, дожидаясь меня, провожатый.

А лорд Горанд насторожился, между прочим, не зря. Раз уж не удалось ни сбежать, ни с маячком самостоятельно разобраться, поскольку следил за мной семейный маг излишне внимательно, я оставила ему на прощание небольшой сюрприз. Как только он сядет в свою карету, заклинание сработает. Лорд лишится роскошных темных волос. Он, конечно же, попытается вырастить их заново, но как минимум месяц облысевшая голова не поддастся сторонним магическим воздействиям – могу гарантировать! И развеселую розовую крапинку на сверкающей лысине тоже обещаю.

Провожатый как-то странно покосился на плывущие по воздуху сумки. Кажется, даже ненадолго застыл.

– Что-то не так?

Мужчина моргнул, сфокусировал взгляд на мне и заторможенно отозвался:

– Нет-нет, все в порядке. Следуйте за мной.

Странно. Что это с ним?

Впрочем, все мое внимание довольно быстро переключилось на замок. Если снаружи он казался светлым, потому как сложен был из серебристого камня, то изнутри буквально сиял. Сквозь высокие витражные окна свет обильно вливался в просторный, украшенный лепниной и красивыми, изящными статуями холл. Большая часть потолка тоже состояла из стекол. Серебристые стены мягко искрились под солнечными лучами.

Следуя за провожатым, я с любопытством крутила головой по сторонам. Мы поднялись по лестнице на второй этаж и по длинному коридору направились из центрального крыла замка в левое, вероятно, туда, где находились комнаты невест.

Здесь было уже не так волшебно, но все равно светло, благодаря тем же серебристым стенам и высоким, почти от пола и до самого потолка стрельчатым окнам. А еще в нишах обнаруживались то вазы с цветами, то любопытные статуэтки, то подсвечники, тоже похожие на произведения искусства.

– Нравится? – поинтересовался провожатый с улыбкой.

– Здесь красиво, – отозвалась я нейтрально. Было бы странно говорить, что мне нравится замок, в котором совсем не хотела очутиться.

По пути нам встретилось еще несколько человек. Все они были одеты точно так же, как мой провожатый, – в простые черные камзолы без вышивки и черные штаны. И все тоже как-то странно посматривали на плывущую по воздуху вслед за мной вереницу сумок. Неужели все другие невесты не брали с собой вещи? Или их удивляет что-то другое?

А может быть, до меня просто никто не отказывался от слуг. Каюсь, поддалась эмоциям. Очень уж хотелось сделать что-нибудь этакое, назло. Ведь не послушали меня! Умоляла не отдавать в академию.

Впрочем, я прекрасно понимала, что родители не могли пойти против воли шиагов. Но хоть бы не повторяли так часто, насколько это почетно – стать невестой шиага. Почетно, невероятно, волшебно, «нет девушки счастливее» и все в том же духе. Тьфу, противно!

Наконец провожатый остановился возле одной из дверей и предложил мне коснуться ладонью третьего камня слева на уровне ручки.

– Первое прикосновение произведет настройку на вас. Во все последующие разы открыть дверь сможете только вы.

– Спасибо, – вежливо поблагодарила я и последовала указаниям.

– Это ваша комната. Осваивайтесь. Через два часа состоится собрание в общем зале. За вами придут.

Провожатый удалился. Я же вошла в комнату, с любопытством изучая обстановку.

Ну, что могу сказать? Просторно, роскошно и, пожалуй, помпезно. Обилие украшений на мебели, лепнины на стенах и декоративных узоров, которые были буквально повсюду, казалось излишним. Но в целом вполне симпатично. Из коридора я попала в гостиную. В гостиной обнаружились еще две двери. Одна вела в купальню, вторая – в спальню. И… с тем, что покои вполне симпатичны, я погорячилась!

Увиденное в спальне настолько потрясало, что я утратила контроль над заклинанием. Сумки, до сих пор парившие в воздухе, посыпались на пол. Все семь. А я стояла на пороге и не могла поверить своим глазам.

Розовое безумие… это какое-то розовое безумие…

Уж не знаю, куда делись уже привычные белые и серебристые цвета, однако спальная комната была выдержана в розовых тонах. От ассоциации с розовым облаком сделалось нехорошо. Воздушные пурпурные портьеры на окнах, нежно-розовый балдахин, розовые рюшечки на розовых подушечках, розовое покрывало, розовое одеяло. Даже игрушечный мишка на кровати – и тот розовый! Светло-розовая мебель, украшенная пурпурными узорами, меня окончательно добила.

Возникло огромное желание последовать примеру сумок и рухнуть на пол. Лишь с трудом удержалась на ногах – повезло, за косяк вовремя ухватилась. Но смотреть на это розовое безумие было невозможно. Глаза заболели, честное слово! И вообще, кажется, укачало. Резко захлопнув дверь, я с трудом доковыляла до дивана в гостиной и чуть ли не рухнула в объятия серебристых подушек. Серебристых… как хорошо…

Однако в прострации я пребывала недолго. Из коридора послышался визг. Вскочив на ноги, поспешила к двери. По пути чуть не запнулась о сумку, но в последний момент смогла восстановить равновесие.

А в коридоре разворачивалось целое представление. Вопила стройная блондинка с точеными чертами лица. Вопила так, будто у сирен научилась. Те, между прочим, своими криками могут убить.

Перед блондинкой на полу сидела сжавшаяся от страха девушка и дрожащими руками собирала разбросанные по полу вещи обратно в сумку.

– Ты! Я из-за тебя ноготь сломала!

Одна за другой открывались двери, девушки с любопытством выглядывали в коридор, а блондинка продолжала вопить, потрясая перед лицом у несчастной рукой, вероятно, со сломанным ногтем.

– Что мне теперь делать?! Через два часа нас поведут на собрание! А если там будут шиаги?! Если меня увидят с этим ужасным сломанным ногтем и с испорченным маникюром?! Ты мне жизнь сломала! Меня теперь никто не выберет!

– Прости, я не хотела… – пролепетала девушка.

– Все из-за тебя! Ты во всем виновата! Во всем! – блондинка перешла на визг.

– И в плохом урожае в прошлом году – тоже… – хмыкнула одна из девушек, выглянувших на крик.

×
×