Кровавое пробуждение (ЛП), стр. 1

Тесса Доун

Кровавое пробуждение

Над переводом работали:

Переводчики: Panther, Nikole, darien24688

Редакторы: EnigmaSv, MarikoMad, Amelia, lone_wolf, Аликс, Fuka

Перевод сайта http://thedarkwood.ru/

Благодарности

Для моей семьи и друзей с любовью ~ благодарю за бесконечную поддержку.

Для Реба (величайшего редактора в мире) ~ спасибо за то, что сделал «сложную часть» легкой! И Мириам за еще одну замечательную обложку!

Для всех фанатов и читателей, которые нашли время, чтобы написать мне ~ вы действительно наполнили мою работу над циклом удовольствием и признательностью.

И, наконец, особая благодарность Меган Р. за то, что была таким преданным сторонником (сколько споров может выиграть один фанат???).

Кровавое проклятье

В 800 году до н. э. Принц Джейдон и Джегер были изгнаны со своей родины в Румынии, проклятые призрачными духами: воплощением Крови своих многочисленных жертв. Принцы принадлежали к древней цивилизации, где приносили в жертву женщин, пока те не исчезли. И наказание было жестоким.

Они стали бродить в темноте, как существа ночи, и питаться кровью невинных. Они больше не могли иметь дочерей. Их дети рождались в паре близнецов, выношенные человеческой женщиной, которая умирала при родах. Каждого первенца приносили в жертву в качестве искупления за грехи предков.

Потрясенный столь чудовищным Проклятьем, Принц Джейдон, чьи руки никогда не были запятнаны кровью, стал умолять о снисхождении, за что получил четыре милости, в виде исключений, которые распространялись на потомков его дома.

Оставаясь существами ночи, они могли ходить под солнцем.

Вынужденные питаться кровью, чтобы выжить, они не должны были убивать невинных.

Они все еще не могли иметь дочерей, но обрели шанс найти пару — женщину, избранную богами, знак о появлении которой получали с небес.

Им по-прежнему требовалось отдавать первенца, но один из детей был ребенком света, а другой — тьмы, поэтому они могли приносить в жертву темного, таким образом продолжая свой род.

* * *

Таким образом…

Изгнанные из родных земель в горах Восточной Европы, потомки Джегера и потомки Джейдона стали Вампирами из легенд: они скитаются по земле, управляют силами природы, живут за счет крови других, и навсегда связаны древним проклятием.

Они братья одной крови, но один из них свет, а другой тьма.

Пролог

Маркус Силивази молча стоял в тени, наблюдая, как последние люди уходят после церемонии похорон Джоэль Паркер. Он пришел, чтобы засвидетельствовать свое почтение, но не осмелился встретиться с семьей, которую знал в течение многих столетий. Момент, когда он сообщил Кевину Паркеру о смерти его дочери, стал одним из худших в жизни Маркуса, а он жил очень, очень долго. Его сожаление было бесконечным, а позор от того, что не удалось спасти ее… почти невыносимым.

Исчезнув из виду, он материализовался в глубине леса Лунной Долины возле еще одной могилы, принадлежащей его младшему брату Шелби. Впервые после его трагической гибели он посетил место последнего упокоения и увидел простую белую гранитную плиту, лежащую на пустынном участке: Шелби Силивази. Дорогой Брат и Любимый Близнец.

Маркус провел дрожащей рукой по своим густым черным волосам.

Подступающие слезы жгли глаза. Когда Шелби умер, ему было только пятьсот лет, столько же, сколько и близнецу, Накари, но разница заключалась в том, что Накари дожил до окончания Университета в Румынии. Накари дожил и получил статус Мастера Мага.

Шелби, с другой стороны, удостоился особой чести, потому что нашел единственную женщину, выбранную богами, ставшую его парой. Свою возможность избавиться от родового проклятья.

Далию Монтано.

И выполнить требование Кровавого Проклятия, обеспечить свое будущее с человеческой женщиной гораздо важнее, чем завершить учебу. Шелби планировал вернуться в Румынию, как только принес бы жертву, но ему не удалось сделать ни то, ни другое.

Маркус знал, что виноват.

Он должен был быть более осторожным, никогда не теряя бдительность.

Просто между Далией и Шелби все шло так гладко, что никто не предвидел злобного плана Валентайна Нистора.

Это не оправдание. Маркус — Древний. Он должен был знать лучше.

Маркус сжал кулаки, пытаясь сдержать ярость и чувства, грозящие вырваться наружу. Небо над ним стало черным, как сама ночь, и поднявшийся ветер оглушительно завывал. Он должен был контролировать себя.

Он ударил по холодной земле, чтобы не закричать. Месть, свершившаяся над Валентайном, была ничем в сравнении с глубиной его потери.

Небесные Божества, как это могло произойти!

Все дело не просто в том, что Шелби стал бы Мастером после четырехсот лет обучения, он должен был стать Мастером Воином… как и Маркус. И это означало, что Маркус отвечал за постоянное обучение своего младшего брата. Впервые за четыреста семьдесят девять лет со смерти их отца он смог бы разделить свое существование с кем-то еще.

Первый раз за четыреста семьдесят девять лет Маркус Силивази был бы не одинок.

Мужчина встал на колени перед простой белой гранитной плитой, склонив голову в почтении.

Столько потерь.

В течение своей долгой жизни он видел столько смертей из-за этого проклятия, лежащего на роде мужчин так давно, что павшие воины даже не помнили, из-за чего были наказаны.

Они лишь знали, что когда появится Кровавая Луна, у них есть 30 дней…

Одна возможность за всю вечную жизнь найти единственную человеческую женщину, которая сможет спасти их от судьбы. Всего месяц, чтобы полюбить и получить благословение на создание семьи.

Тридцать дней, чтобы жить или умереть.

Маркус покачал головой. Какой смысл быть воином… быть Древним… если он даже не смог защитить тех, кого любил? Какой смысл выживать так долго, когда его жизнь была ничем, только временем, образованием, бесконечными сражениями… и потерями? И почему эта возможность любить — разделить бессмысленное существование — еще не дана ему?

Он так устал от жизни.

Маркус задрожал, пытаясь сдержать свои эмоции. Его грудная клетка вздымалась, сердце бешено колотилось, переполненное гневом и несправедливостью, пока, наконец, он больше не смог сдерживать свое горе. Вся его боль вырвалась наружу.

Сильно сжимая руками виски, Маркус Силивази откинул назад голову и закричал, выплескивая весь гнев и горе в одном душераздирающем крике.

Когда слезы Древнего Мастера Воина упали, словно темно-красные капли дождя, реки вышли из берегов и небеса задрожали.

Гигантский валун на вершине ближайшей возвышенности каньона раскололся и рухнул на землю, по горе поползла трещина.

А потом все стихло.

* * *

Мучительный крик эхом разнесся через скалы. Эхо достигло холмов и почерневшего неба, растаяв глубоко в долине, легкой дрожью осев в земной коре.

Киопори Демир пошевелилась. Место ее отдыха потревожили.

Бездонные золотые глаза с янтарными искорками, светящиеся как бриллианты на солнце, распахнулись. Ее ум пробуждался. Душа восставала.

Эхо пронзило ее сердце, и она села. Его тоска проникла в душу. Тембр его крика восстановил ее пульс. Так или иначе, такая ярость пробудила королевскую кровь, древнюю, невинную и безупречную… такое горе сломало древнее заклятье.

Киопори потерла глаза, пытаясь очистить разум, затем убрала тяжелую прядь волос с лица, силясь вспомнить: где она? кто она?

Память возвращалась медленно, по частям. Она — дочь Величия. Первая дочь, рожденная Великим Королем Сакариасом и его прекрасной женой Джейд. Она была хранителем своей младшей сестры Ваньи, сестрой королевских близнецов Джейдона и Джегера. Почему она похоронена глубоко в земле?

×
×