Трейсер (СИ), стр. 9

Тяжелая створка открылась, и они, наконец, оказались внутри периметра. Там Айвэну махнул рукой молодой парень в застиранной горке — тот самый дежурный, с которым охотник общался по рации.

— Привет. Рассказывай, что там у вас случилось, — он с интересом рассматривал потрепанный отряд.

— Да нарвались на каких-то отморозков, засаду нам устроили возле аэропорта. Технику пожгли, мы чудом вырвались. Пятерых, видишь, потеряли, — не вдаваясь в особые подробности рассказал Айвэн.

— Пятерых? По моим данным, вас на шесть человека больше выезжало, —дежурный бросил взгляд на раскрытый ноутбук, стоящий на столе караулки.

— Кола, новичка, тварь порвала на охоте, наглухо.

— Ясно. По напавшим на вас инфа есть? Кто был, какой мотив?

— Да черт его знает, — вполне искренне пожал плечами Айвэн. — Идиоты какие-то. Засада, странно как-то была организована, видишь — ушли. А в нормальной все бы остались. Отморозки какие-то, наверное, знали, что мы с хабаром едем, решили трухануть нас.

— А что, богатый хабар? — поинтересовался парень, но наткнувшись на взгляд охотника, сник — не его это было дело и Айвэн это прекрасно знал.

— Ясно. Покажи на карте, где это было, и свободен. Будем предупреждать выезжающих, чтоб осторожнее были и контроль на въезд усилим.

Айвэн прошел в караулку, тк6нул пальцем в участок дороги, где отряд нарвался на засаду и вопросительно посмотрел на дежурного:

— Можем идти?

— Да, конечно. Если ты ничего не утаил, то рядовой случай, ничего особенного. Не утаил же?

— Если нужно — пообщаюсь с ментатом, — глядя в глаза дежурному отчеканил Айвэн.

— Да ну, брось. Чего ты? Работа у меня такая, сам знаешь. Это я так, для проформы.

— Угу, — Айвэн кивнул, развернулся, и, не прощаясь, вышел из караулки.

— Ладно, парни, — проговорил он, обращаясь к своей группе. Кто куда — а я в душ и выспаться. Давайте вечером в «Веселом трейсере» соберемся, там хабар поделим и пообщаемся. Идет?

Члены поредевшего отряда вразнобой согласились, и Айвэн, попрощавшись, двинулся к себе.

Идти было недалеко. Жил он в доме, входящем в систему периметра. Стоило такое жилье недорого, основная масса народа предпочитала селиться в глубине стаба, чувствуя себя там уютнее. Айвэну же было плевать. На окраине жилье стоило от спорана в день, а чем глубже — тем дороже. Дома, стоящие в самом центре стаба считались элитными — там счет шел не на единицы, на десятки споранов в день. У богатых свои причуды. Ему и здесь неплохо. Ни тварям, ни мурам Мирный не взять — слишком хорошо защищен стаб, любую вражью силу еще на подходах раздолбают. Разве что внешникам этот орешек был по зубам, но и у них были бы потери, причем такие, что навряд ли окупились бы. Да и далеко отсюда до Внешки, не забираются они на такие расстояния. Так что плевать на мнимую безопасность. А уж комфорт, который привлекал квартиросъёмщиков «элитного» района, охотнику и подавно был по барабану. Есть электричество, есть где спать, есть, где бросить снарягу — чего еще нужно? Не до понтов. Спораны в дело лучше пустить, чем дарить их стабу, владеющему всем жильем и сдающему его в аренду желающим.

Толкнув дверь в свой подъезд, он на секунду остановился, поправляя рюкзак и оружие. Минус в месте его жительства был только один: отсутствие электричества в подъезде. Отсюда — вечная темень и неработающий лифт. Иногда, после насыщенного дня, да еще будучи обвешанным снарягой и оружием, охотник, поднимаясь на свой шестой этаж, все же подумывал переехать поближе к благам цивилизации, в дом с подъездом на электрозамке, горячей водой из-под крана, а главное — с работающим в любое время суток лифтом. Правда, эта блажь пропадала, стоило ему сбросить с себя экипировку и завалиться на кровать.

Неладное он почуял этаже на четвертом. В его доме было не так уж и много жильцов, и, насколько Айвэн знал — никто из них не курил. Сейчас же откуда-то сверху несло табачной вонью. Охотник остановился и прислушался. Тишина. В подъезде пусто. В другое время он бы плюнул на выбивающуюся из привычной картины мелочь, но не сейчас. Аккуратно опустив разряженный автомат на пол, он потянул из кобуры пистолет, и тихо, на носках, двинулся по лестнице, прижимаясь к стене.

На лестничной площадке у его квартиры было пусто. Здесь явно кто-то был, но уже ушел. У стены лежало несколько окурков. Охотник поморщился. Свиньи. Повернулся к своей двери и хмыкнул.

В двери торчал сложенный вдвое лист, вырванный из блокнота. Внимательно осмотрев дверь на предмет возможной подставы, он не нашел ничего подозрительного и аккуратно потянул лист, готовый при любом странном звуке прыгнуть вниз по лестнице. Однако ничего не произошло.

На листке был написан семизначный идентификатор местного мессенджера. Кроме него — короткая подпись:

«Есть информация по интересующей тебя теме. Напиши». И все. Ни подписи, ничего.

Охотник снова хмыкнул, сложил листок в нагрудный карман куртки и поплелся вниз за автоматом.

Глава 4. Разговоры

«Институт — полусекретная организация, замкнутое сообщество по мере сил занимающееся исследованием Улья, зараженных, вируса, и всего, что связано с этим миром. Институтские знают множество секретов и тайн Улья, но делиться ими с другими иммунными не спешат. Тем не менее, какое-то сотрудничество с администрациями крупных стабов имеет место — в противном случае сложно объяснить уважение, с которым к людям из Института относятся во всех цивилизованных поселениях. Кроме того, Институт практически наверняка обменивает информацию на ресурсы. По слухам, люди Института сотрудничают с килдингами в области изучения Улья, но это никак не доказано. Вообще, какой-либо подтвержденной информации об Институте нет. Точно можно сказать только, что такая организация есть, обладает развитой сетью филиалов, и является практически единственной силой, способной организованно действовать в Улье».

Из расширенного образовательного курса, рекомендованного для ускорения адаптации новых иммунных.

Айвэн проснулся без будильника. Свесил руку с кровати, нащупал обрезиненный корпус смартфона, щурясь от света дисплея поднес его к глазам. Кажется, пора вставать. До встречи в «Веселом трейсере» еще три часа, но перед этим он планировал заскочить к Лысому.

Едва не вывихнув челюсть зевком, он встал с кровати, натянул штаны и наощупь ткнул в ноутбук, выводя его из спящего режима. Включил колонки, запустил проигрыватель и, почесываясь, поплелся на кухню. Вслед ему тоскливо захрипел из колонок Том Уэйтс.

На кухне Айвэн вылил в большую выварку воду из пластиковой канистры, открыл вентиль газового баллона и поставил выварку на огонь. На соседнюю конфорку примостился старый, помятый чайник.

Ожидая, пока нагреется вода, охотник оперся о подоконник и прижался лбом к оконному стеклу.

На невысоком заборчике, когда-то отделявшем от дороги палисадник, большим шерстяным шаром застыл нахохлившийся рыжий кот. У круглосуточного ларька-разливайки — Мекки для опустившихся рейдеров — опершись о стену, блевал какой-то доходяга. Неподалеку выясняли между собой отношения два его товарища. Видимо поняв, что консенсуса в дискуссии не достичь, один из них, невысокий плечистый крепыш, заехал своему оппоненту в зубы. Тот упал. Крепыш постоял, покачиваясь, над телом поверженного противника, сплюнул в пыль, и, покачиваясь, двинул обратно к ларьку.

Идиллия.

Потрогав воду в выварке, Айвэн обернул ее ручки тряпками и поплелся в ванную.

Воды в дальних домах, примыкающих к периметру, не было. Ее приходилось заготавливать впрок, набирая из колонки неподалеку. В те дни, когда Айвэн занимался хозяйственными делами, он чаще, чем обычно поминал неработающий лифт незлым тихим словом. Правда, больше по инерции. В конце концов, и в худших условиях жить приходилось. Здесь, по крайней мере, есть чем и в чем мыться. Уже почти рай. А когда тащишь домой канистры, полные воды, единственное, что тебе грозит — сорвать спину. И даже никто по тебе не стреляет. В местах, где Айвэну доводилось бывать, шансы вернуться с мутной водой, которую даже перед помывкой требовалось долго и нудно дезинфицировать таблетками из аптечки, и остаться лежать под палящим, тропическим солнцем с дыркой в голове, оставленной пулей вражеского снайпера, были примерно одинаковыми. Так что нечего жаловаться.

×
×