Трейсер (СИ), стр. 37

— Твою мать. Его только не хватало. Следи за рубером.

Рядом приземлился Бадабум. Захлопали одиночные выстрелы, перемежаемые короткими очередями по три патрона, залязгал затвор. Из-за угла здания показался лотерейщик. Тварь уже успела неплохо измениться, но пока еще оставалась уязвимой для пуль. Бадабум очередью подрубил колено зараженному, заставив того рухнуть на асфальт.

— Быстро вперед, к окнам! Пока остальные не подтянулись!

Айвэн первым рванул через двор, за ним тяжело побежал перегруженный поклажей Бадабум. Кросс и Ящик прикрывали, огрызаясь короткими, злыми очередями.

— Майор, где ты там? — дыхание начало сбиваться, а стена здания с небольшими окнами, закрытыми изнутри стальными щитами, быстро приближалась.

— Сейчас, ждите.

— Мы не можем ждать, маойр, быстрее! Нас тут жрать сейчас начнут!

Один из щитов в крайнем правом окне сдвинулся, и группа быстро изменила направление. — Бум, давай первым! — крикнул Айвэн, занимая позицию у стены. Наколенник глухо стукнул об асфальт, приклад вжался в плечо. Несколько выстрелов — и лотерейщик, потерявший подвижность, но бодро ползущий в их сторону, замер окончательно. Слева и справа часто хлопали «Витязи» Кросса и Ящика. Бадабум подал в окно свой тяжелый рюкзак, подпрыгнул, ухватился за раму и, подтянувшись, исчез в проеме. В этот момент откуда-то из-за стены раздался горловой клекот, а затем послышался скрежет когтей.

— Рубер! — выдохнул в наушнике Альпинист.

Айвэна захлестнула волна какого-то первобытного ужаса. Свалив шустрого мертвяка, ковыляющего в их сторону и отметив, что Кросс тоже успел пролезть в окно, он развернулся в ту сторону, откуда слышался шум.

Рубер вылетел из-за угла по широкой дуге. Мощные костяные щитки, вытянутая пасть с бритвой зубов, позвоночник, проросший сквозь загрубевшую шкуру шипами… Айвэн сглотнул, и перевел переключатель огня в режим стрельбы очередями. В голове промелькнула мысль, что это вряд ли поможет — монстр успел серьезно измениться. Тварь пробуксовала, разворачиваясь, охотник, ни на что особенно не надеясь, припал к прицелу, пытаясь найти уязвимое место в броне монстра…

Где-то вдалеке грохнуло, и рубера рвануло в сторону. Тварь всклокотала и непонимающе дернула уродливой башкой. В следующий момент грохнуло еще раз, затылок монстра взорвался брызгами буро-грязной крови, и измененный рухнул на землю.

— Простите, парни, пришлось пошуметь, — раздался в наушнике чуть виноватый голос Альпиниста.

— Никаких «простите», — радостно проговорил Айвэн. — Три расстрела вне очереди!

— Разрешите выполнять?

— Разрешаю. Что там мясокомбинат, Альп?

— Все спокойно. Вроде бы. Давайте уже, валите в здание, пока все мертвяки в округе к вам туда не подтянулись.

— Принял! Кросс, Ящик, быстро в здание!

Дождавшись, пока Кросс и Ящик пролезут в проем, Айвэн быстро огляделся, забросил автомат за спину, и, подпрыгнув, рывком забросил тело в проем.

— Все? — послышалось над ухом.

— Все, — выдохнул Айвэн.

— Ну, добро пожаловать, что ли.

Охотник встал и огляделся.

Кросс и Ящик, обессиленные, сидели на полу, привалившись спинами к стене, Бадабум озабоченно переходил от окна к окну, оглядывая стальные щиты, которыми запирались окна. Прямо напротив Айвэна стоял крепкий мужик лет сорока в черном форменном комбинезоне. Несмотря на достаточно молодой возраст, коротко стриженые волосы мужика были абсолютно седыми.

— Майор Филиппов. Сергей, — представился мужик, протягивая руку для приветствия.

Охотник взглянул на свою ладонь, обтянутую пыльной боевой перчаткой, вытер ее о штанину и крепко пожал протянутую руку.

— Айвэн. Рад знакомству, майор. Как самочувствие?

— Хрен бы с ним, с самочувствием. Держусь пока. Вы парням моим помочь обещали. И патронов бы, а то совсем как голый.

— Разберемся, майор, не боись. Бум, поделись патронами. Ящик, живчик! Дай глотнуть майору и парней его напои. Все в темпе, нельзя терять времени, нашумели тут. Майор, рассказывай, где оружейка и где техника стоит.

Майор Филиппов оторвался от фляги, протянутой ему Ящиком и смачно сплюнул на пол.

— Черт, ну и гадость! Это что, самогон на травах выдохшийся?

— Почти. Все потом, майор. Дорога каждая секунда. Где техника?

— Не хочу отвлекать вас, ребята, но, кажется, у вас гости, — в очередной раз заговорила гарнитура голосом Альпиниста.

Айвэн повернулся к окну и прислушался. Где-то неподалеку явственно слышался рев двигателя. И не одного, судя по всему.

— Ерш твою медь, вовремя-то как! Альп, кто там?

— Хотелось бы сказать, что это просто случайные выжившие мимо катят, но, увы, не могу. Вижу две «коробочки». Расстояние — около километра. И, судя по всему, они направляются к вам.

— Этого еще не хватало. Майор, ты ждешь еще кого-нибудь?

Поймав растерянный взгляд Филиппова, Айвэн скрежетнул зубами от досады.

— Внимание всем! Занять оборону, не высовываться, наблюдать. Сюда прутся какие-то дегенераты, которые не знают, что шуметь здесь противопоказано. Альп, все внимание на мясокомбинат! Похоже, сейчас будет весело.

И, будто бы подтверждая его слова, в отдалении послышался треск ломающегося дерева и скрежет сминаемого металла, а потом Айвэн услышал характерный для тварей горловой клекот. И, несмотря на свой достаточно богатый опыт, охотник не мог представить себе тварь, которая его издавала, потому что подобных звуков слышать ему еще не доводилось.

— Приплыли. Если кто умеет молиться — сейчас самое подходящее время. Кажется, к нам пожаловала Годзилла.

Глава 13. Элита

«Полностью взяв на себя заботу о безопасности и сохранности носителя, симбионт воспринимает задачу всерьез и принимается за перестройку тела, которым ему удалось завладеть. Обмен веществ в организме разгоняется до невероятных скоростей, ураганные мутации клеток требуют высоких затрат энергии, а самое простое средство получения этой энергии — свежее мясо. Чем больше зараженный ест, тем сильнее изменяется. Со временем мутации принимают совсем уж чудовищные формы: получившиеся монстры обрастают настоящей броней, пробить которую из ручного стрелкового, а часто и крупнокалиберного оружия невозможно. При этом физические свойства такой брони остаются загадкой — броня мертвой элиты непригодна для создания защиты и легко пробивается даже из автомата. Есть теория, согласно которой Улей наделяет зараженных некой особенной версией Дара, который и делает их практически неуязвимыми. Чтобы справляться с такими монстрами, используют танковые орудия и артиллерию. К счастью, найти большое количество материала для перестройки не так просто, потому в известных и обжитых людьми местах серьезная элита встречается не так часто, в противном случае выживание человека в Улье было бы под большим вопросом».

Из расширенного образовательного курса, рекомендованного для ускорения адаптации новых иммунных.

Первый БТР въехал во двор на полном ходу, ревя двигателем и ворочая башней с пулеметом. «Коробочка» походя отшвырнула от ворот легковушку и плюнула очередью, навеки упокоив высунувшегося из своей засады топтуна. Броневик остановился посреди двора, двигатель продолжал работать. Второй БТР замер чуть в стороне. Видимо, за броней и шумом двигателя рейдерам, засевшим внутри, рев монстра и шум, производимый им, слышен не был, и о грозящей опасности они пока не подозревали. Почему рейдерам? Да потому что «коробочки» были хорошо подготовленными к передвижению по Улью: длинные шипы, отвал-нож, отлично подходящий для того, чтобы раскидывать замершие в пробке машины, дополнительная броня, решетки, прикрывающие узкие смотровые окна. Те, кто сюда пожаловали, явно не были новичками. Видимо, не только институтские владели тайной расположения учебной базы ЦСН — просто так сюда вряд ли кто-то сунулся бы, слишком далеко, слишком призрачна надежда на богатый хабар. Вот только предварительную разведку неизвестные рейдеры, прежде чем сунуться на объект, проводить не стали, полагая, что, кроме обычных мертвяков, да зараженных максимум фиолетовой шкалы, им тут никто не встретится. А от таких тварей их броня защищала вполне надежно. В общем, то, что произошло через несколько секунд, было справедливой расплатой за беспечность и самонадеянность. Что-то загрохотало, затрещало, ворота отлетели в сторону, будто снесенные гравитационным ударом, и во двор ворвался элитник. Как только тварь показалась во всей красе, в помещении раздалось несколько невнятных восклицаний: на такую дичь Айвэну и компании охотиться еще не приходилось.

×
×