Трейсер (СИ), стр. 22

Приблизившись к машине с водительской стороны, он заглянул внутрь. На месте сержанта-водителя темнело кровавое месиво. Кравцов отвернулся и его вырвало еще раз.

— Твари… Ублюдки… Суки… Порешу… Дайте только дотянуться…

Откуда-то изнутри поднялась клокочущая злоба, отгоняющая тошноту и головокружение. Он повертел головой и нашел свой автомат — повезло, еще никто не успел «подрезать». Подняв с земли оружие, бегло осмотрел: вроде, все в порядке. Вернулся к машине, преодолевая тошноту забрался внутрь, не обращая внимания на то, что весь испачкался в крови, снял с мертвого сержанта подсумок с запасными магазинами — свой боезапас он уже отстрелял. Не на войну собирались, на дежурство. Выбрался, огляделся по сторонам.

На перекрестке замер пикап. Из кузова свешивался залитый кровью стрелок, кабина тоже заляпана темным. Возле машины уже успела образоваться пробка.

— Вы видели? Тварь огромная, как Халк из фильма! Выскочила вон оттуда, из переулка, и со всего размаха по машине полицейской ка-а-а-ак даст!

— Из пулеметов там стреляли! Прямо по остановке, человек десять там убило!

— А еще мотоциклиста там сбили! Не эти, другие, на «Уазике»!

Расталкивая встревоженно галдящую толпу, Кравцов шел к машинам, замершим на перекрестке. Остановился возле серого «Дастера», хозяйка которого, с побелевшим лицом безуспешно тыкала в кнопки навороченного смартфона.

— Полиция! Лейтенант Кравцов! Мне нужна ваша машина!

— Что? — девица повернула к лейтенанту испуганное лицо.

— Полиция! Нужна ваша машина…

— Не дам! Какая еще машина? Свою…

В этот момент где-то вдали раздался гулкий выстрел, визг тормозов, а сразу после этого застучали пулеметные очереди.

— Нахер из машины!!! — взревел Кравцов, рывком распахнул дверь и вышвырнул девицу на асфальт. Скривившись от боли, забросил тело на водительское место, завел двигатель и бросил автомат на пассажирское сидение. Завел машину, вывернул руль, объезжая пикап, и придавил педаль газа.

— Ну, держитесь, суки. Я иду!

***

«УАЗ», подпрыгнув, перескочил через железнодорожный переезд. Айвэн клацнул зубами и выругался.

— Альп, что там?

— Прет за нами, ур-р-р-род! Какого черта привязался?

— Снять его сможешь?

— Да ну нафиг, трясет так! Бум, блин! — машина, объезжая непонятно откуда взявшегося велосипедиста, вильнула, и снайпера бросило на стену.

— Не «блинкай», — сквозь сжатые зубы процедил Бадабум. — Если очень умный — сам за руль садись и веди.

Велосипедист что-то проорал вслед машине, потом обернулся и замер от ужаса. Переднее колесо наехало на бордюр, и, не удержав равновесия, он растянулся на асфальте. Тут же бодро вскочил и попытался бежать, но, проносящаяся мимо тварь, походя махнула передней конечностью, и тело, практически разделенное на две части, рухнуло в нескольких метрах от дороги, заливая кровью тротуар.

—Ух ты ж твою кочерыжку, какой урод лютый! Да остановись же ты, пожри! — бормотал Альп, пытаясь прицелиться. — Мужики, может, ему кто денег должен, а?

— Шутник хренов! Работай! — Айвэн готов был скрежетать зубами от бессилия. От него сейчас совсем ничего не зависело, а он к таким ситуациям не привык.

— Работаю, работаю! — снайпер прицелился и выстрелил.

Промахнуться на таком расстоянии было тяжело. Он и не промахнулся. Вот только пуля, ударившая в грудь монстра, не смогла пробить костяные пластины, наплывшие друг на дружку под углом и превратившиеся в настоящую броню.

— Черт. А он более развитый, чем я думал. Мужики, что делать? Кажется, я начинаю паниковать!

— Будем отрываться. Держитесь! Эх, только бы движок не подвел!

Машина резко ускорилась. Бадабум выжимал из «УАЗа» все, что мог в этой ситуации. Но машина была далеко не гоночной. Да и центр тяжести… Резко вильни — и кульбит через крышу обеспечен.

Через несколько секунд они поравнялись с машиной, за рулем которой сидел Кельт. Бадабум помахал тому рукой, давай, мол, гони! Тот что-то прожестикулировал. Ящик «перевел» его жесты Айвэну по рации:

— Говорит, не знает, куда ехать дальше. Есть план?

— Угу. Есть. Бум, какой у нас план?

— Пусть свалят нахрен в сторону. Рвем вперед, и надеемся, что тварь отстанет. Вот и весь план.

— Пристраивайтесь за нами, и молитесь, чтоб эта горилла устала, — бросил Айвэн в рацию.

Пока их спасало то, что эта улица была практически пустой. То ли она была не настолько востребована, как та, с которой они свернули, то ли начинался сказываться перенос кластера, и людям было не до поездок — непонятно, но им это было только на руку. Иначе даже такие неплохие водители, как Бадабум и Кельт уже куда–нибудь встряли бы.

За окнами мелькали проносящиеся мимо дома, впереди показался т-образный перекресток. Справа — мост, слева — судя по всему, выезд из города. Эта дорога была более оживленной, по ней то и дело проскакивали легковушки, грузовики и микроавтобусы. Прямо дорога упиралась в парк, над которым нависало большое, еще работающее колесо обозрения. Айвэну отсюда было не видно, но он был готов спорить, что многие там уже привставали, взволнованно тыча пальцами в сторону необычной погони.

— Сейчас будем уходить вправо! Надеюсь, копы не перекрыли там все. У них сейчас со связью проблемы должны быть. Предупреди Кельта!

Айвэн передал Кельту указания взрывника и оглянулся. Тварь все же немного выдохлась и прилично отстала, но отказываться от погони не собиралась. Да что ж ты прицепилась, скотина?

Бадабум слегка сбросил скорость перед поворотом и уже начал маневр, как вдруг раздался рев клаксона.

С моста, на всей скорости, наперерез «УАЗу», несся большой желтый рейсовый автобус. К окнам прилипли перепуганные лица пассажиров. Бадабум грязно выругался и рванул руль в сторону, уходя от столкновения. Тут же снова заревел сигнал, только теперь — слева. «КРаЗ» с открытым кузовом, гружёный щебнем, явно не успевал затормозить. Еще несколько секунд, и…

— Держитесь!!! — дико заорал Бадабум, утапливая газ в пол до отказа. Машина, будто пришпоренная, прыгнула вперед. Айвэн, вцепившись одной рукой в ручку над дверью, а другой — в сидение, с ужасом наблюдал, как приближается бетонный парапет, окружающий парк. Резкое движение рулем, машина изменила траекторию и выскочила на тротуар. Затормозить Бадабум уже не успевал. Что-то ударило по капоту, на лобовое стекло брызнула кровь, машина подпрыгнула на бордюре, а потом взвилась в воздух. Айвэн увидел, как под ними проносятся ступени, спускающиеся в парк, как в ужасе разбегаются в стороны люди, идущие по аллее, а потом мощный удар едва не сломал ему позвоночник. Автомобиль тяжело рухнул на землю, что-то затрещало, и «УАЗ» резко просел, утыкаясь капотом в асфальт. Охотника бросило вперед, ремень безопасности больно сдавил грудь. «УАЗ» развернуло, со скрежетом протащило несколько метров юзом, и только потом машина, наконец, остановилась. Двигатель заглох, наступившая тишина ударила по ушам.

— Ну, все, сука. Доездились, — сплевывая выбитый зуб, прохрипел Бадабум. — Остался кто живой? Вылезаем нахрен. А то сейчас голодная горилла прибежит эту консерву вскрывать.

Глава 8. Последний бой лейтенанта Кравцова

«Скорость изменений, происходящих с людьми на «свежем», только что перезагрузившемся кластере, зависит от его типа. Различают быстрые и медленные кластеры. На медленных кластерах перерождение населения может занимать от суток до нескольких недель, на быстрых — от одного до нескольких часов. Точное время перерождения установить невозможно, так как оно зависит от индивидуальных особенностей организма каждого зараженного и, что более важно — от нестабильных и переменчивых механизмов Улья».

Из расширенного образовательного курса, рекомендованного для ускорения адаптации новых иммунных.

«Дастер» разгонялся медленно, но уверенно, видно было, что машина свежая, недавно только из салона. Не лучший, конечно, выбор, для гонок по городу, но и у преследуемых не спорткары. Нормально.

×
×