Все изменится завтра ( СИ), стр. 72

- Артем…он все узнал… Я не знаю, как, но он все узнал и вернулся уже сегодня.

- Не реви. Иди  в душ, сейчас принесу вещи, переоденься, все мокрая. Потом поговорим.

Пока Алиска переодевалась в ее вещи, Кораблева погрела чайник, и уселась за стол, дожидаться свою, незваную гостью.

- Спасибо,- присела напротив Веры,- за вещи, и за то, что впустила.

- Не за что. Рассказывай, давай

- Извини, что на ночь глядя, просто мне не к кому здесь больше пойти, брат не берет трубку, Леша — не абонент, ты единственная…кого я здесь знаю, и кто знает обо всей этой ситуации.

- Держи,- протянула кружку горячего чая с мятой.

- Артем позвонил мне сегодня днем. Долго орал, что я дура безмозглая, и как у меня хватило ума переспать с Калининым… Мы ругались, а потом он сказал, что придушит его своими руками. Сказал и скинул вызов, я звоню ему с обеда, но он не берет трубку. Еще и Лешка не абонент. Вера, он точно с ним что-то сделал…  Я знаю своего брата. Это мама все лелеет мечты о том, что он ангелочек с большой душевной травмой, но я-то знаю, на что он способен…,- закрыла рот рукой, пытаясь сдержать рев.

- Не плачь,- поджимая губы,- я сейчас сама ему позвоню,- набирает номер, но ответом служат лишь долгие гудки.

- Поехали со мной, пожалуйста. Я думаю, что знаю, где они могут быть…

- Алиса, я …не впутывай меня сюда, пожалуйста.

Старкова злобно рассмеялась.

- Что, боишься в пасть в немилость к брату? Раздвигать ноги и поддакивать, видимо, легче, чем помочь человеку в трудной ситуации,- едко, пестря ядом.

- Уходи,- Вера встает из-за стола.

- Прости,- хватает Кораблеву за руку,- я не хотела, это эмоции, мне не к кому обратиться, и я ужасно боюсь…я боюсь Артема, боюсь ехать туда одна…

***

- С*ка, что же ты наделал, гад? – Старков сжимает руки в кулаки.

- Прости,- Калинин склоняет голову, выплевывая сгустки крови.

- Она же сестра моя, ей еще лет…,- орет, сжимая голову ладонями, отходит в сторону, кулак со всей силы прилетает в металлический шкаф.

- Старый, я ее люблю,- поднимая глаза.

- Любишь,- взрывается еще сильнее,- любишь! Заткнись,- вновь бьет, но уже по и так разбитой физиономии Калинина.

- Можешь хоть убить меня здесь,- сворачивается пополам, получив удар в живот, а потом и вовсе падает на колени. Старков подходит совсем близко, пальцы хватаются за калининский подбородок. Артем резко задирает его голову кверху.

- Ты знаешь, я могу,- шепчет, сейчас его голос — металл, даже несмотря на этот шепот, можно получить передоз страха.

- Давай,- Калинин растягивает разбитые губы в улыбке,- мне уже все равно.

- С*ка,- отшвыривает его от себя, убирает руки в карманы, резво покидая складские помещения. Именно сюда, в промзону,  его люди притащили Калинина еще утром, сам он смог подъехать лишь к обеду.

Ему нужно остыть, иначе он и правда его здесь пристрелит. Долго ходит кругами, вдыхает свежий воздух, он пахнет недавно прошедшим дождем. Курит. Думает. И когда, кажется, что голова уже взорвется, решение приходит само собой.

***

Они спешно выходят из такси. Почти бегом заходят в ресторан, замирая у стойки хостеса. Алиса что-то спрашивает, повышает голос, спорит... Именно в этот момент, в ресторане появляется Старков, он, словно не видя, проходит мимо них. Алиска отскакивает в сторону, следуя за братом. Вера же тихо идет следом.

Первое, что он делает, зайдя  в кабинет, пошире распахивает окно.

- Где Леша? – толкает брата в спину.

- Рыб кормит Леша твой,- стискивает зубы, медленно садясь  в свое кресло, прикуривает, выдыхая едкий дым прямо в лицо нависшей над столом сестры.

- Ты не мог…,-  делает шаг назад, слезы катятся по щекам,- ты животное, ты…- рыдает, падая на колени, Вера же стоит в стороне, находясь в полном ужасе от происходящего.

- Встань,- Артем подходит к сестре, хватает за шиворот кофты, поднимает на ноги,- встань, я сказал,- ор содрогает кажущиеся уже такими хрупкими стены кабинета.

- он же твой друг, он же…,

- Прекрати ныть,- отшвыривает ее на диван,- замолчи, Алиса,- поднимает глаза на Веру. Она стоит у двери, не шевелясь, закусывает дрожащие губы,- только ты не начинай,- прожигает ее взглядом. Вера опускает глаза, боясь не то что открыть рот,  но и лишний раз моргнуть. Этот Артем напоминает ей лишь того зверя, который выволок ее из лап другого не менее опасного. Его крик сеет липкий, болезненный страх.

Дверь позади нее открывается, но ей кажется, что все происходит в замедленно съемке. Калинин входит в кабинет и, прихрамывая, шагает к дивану. На лице красуется синяк, разбитая губа опухла, и, кажется, занимает пол-лица.

- Надеюсь, мы друг друга поняли,- Артем смотрит на него в упор, тот лишь кивает, склоняясь над рыдающей на диване Алисой, - Пойдем,- протягивает Вере руку, она не шевелиться,- а чего я, собственно, ожидал, - себе под нос,- пошли,- хватает за плечи, выставляя за дверь.

- Вер,- касается ее руки, лишь когда они садятся в машину, - Вера.

- Не надо, Артем,- качает головой,  Старков вновь достает сигареты, выезжая из парка.

- Я не хотел. Это все из-за Алиски, дура!

- Ты хотел убить своего друга?

- Это наши с ним личные разборки, тебя они не касаются.

- И что дальше? С ними…

- Малой восемнадцать исполнилось, пусть женятся, я им лично свадьбу организую,- цедит сквозь зубы,- с*ка

Теперь из-за Калинина  и этого гребанного спектакля у него испортятся отношение с Ксюхиным отцом, хоть тот и мало что значит, но сейчас даже самый мелкий враг ему совершенно ни к чему.

- А Ксюша, что будет с ней? -  с печалью в голосе.

- Это не наши проблемы.

- Как у тебя все просто…

- Не начинай…

- Останови машину

- Зачем?

- Пожалуйста, останови машину.

- Хорошо,- тормозят на пустынной улице.

- Тем, я знаю, что это твоя семья, твой друг, и ты вправе поступать, как считаешь нужным. И совершенно не мне судить о правильности твоих поступков…только прошу тебя, не заиграйся в того, кто думает, что может подчинить себе весь мир. Я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось, слышишь меня? – почти в губы,- я этого просто не переживу.