Все изменится завтра ( СИ), стр. 69

- Алиса,- пробасил над самым ухом, явно не от радости и восторга. Вера обернулась, видя шагающую по дорожке девушку. Услышав возглас, Алиса замерла,  а Вера нехотя ухватилась глазами за взгляд Калинина. Мужчина с опаской посмотрел на друга, а потом недовольно на нежданную гостью,- какого хрена?

- И тебе привет, Артем,- поджала губы, быстро перебирая ногами, приближаясь к ним,- всем добрый день,- поставила сумку на шезлонг.

Вера слегка растерянно посмотрела на Артема.

- Это моя сестра,- пояснил между делом.

- Алиса,- деловито протянула Верке руку,- остальные, думаю, меня знают,- пробежалась по всем глазами, чуть дольше задерживая их на недовольной физиономии Калинина.

- Пойдем, пройдемся,- Старков не смотрит на сестру, уходит вглубь сада.

Алиса расстроено смотрит в спину уходящему брату, мило улыбается смотрящим на нее людям, и почти бегом догоняет Артема.

Они проходят вдоль высаженных  вряд деревьев, огибают бассейн, выходя с другой стороны дома, там, быстро переправляются через ворота, шагая в глубь простирающегося леса.

- Алиса, какого х*я?

- Не матерись,- складывает руки на груди.

- Зачем ты приехала? И как узнала, что мы здесь?

- Сказали в твоем ресторане. Я была в городе проездом из Москвы, хотела зайти к тебе в гости, а тебя нет. Телефон выключен…вот я и поехала в «Азимут», админ мне сказала, что ты собирался за город. Дальше ехала на свою память и надежду, что ты будешь у Калинина,- запрокинула голову,- нехилый он себе домик отгрохал, помниться мне, что здесь была кучка песка.

- Раскатали,- достал сигареты,- сейчас вызову тебе такси.

- Зачем? Артем, я что прокаженная, почему ты вечно меня отовсюду выкидываешь? Почему я не могу остаться?

- Ладно,- затянулся, щелкая сестру по носу,- пошли, но только без своих загонов, поняла?

- Я буду паинькой, - смотрит прямо в глаза. У Артема тяжелый взгляд, но у нее хватает духа выдержать этот внутренний, исходящий от него наплыв агрессии.

Они возвращаются минут через двадцать.  И, конечно же, приковывают к себе взгляды, но это быстро проходит. Алиса, словно ничего и не происходило, вливается в разговоры, смеется, стараясь не встречаться  взглядом с Калининым.

- Замерзла? – Артем присаживается на корточки, а Вера лениво вытягивает ноги, кутаясь в плед. Двор уже давно накрыла ночь. Рядом с беседкой горит костер, у которого она собственно и устроилась.

- Нет. Устала немного.

- Пошли тогда спать,- тянет ее на себя, так, что они со смехом валяться на землю.

- Все, Старому больше не наливать,- ржет Рагозин.

- Дураки,- Вера смеется, пытаясь подняться.

Они толком не успевают зайти в дом, как Артем прижимает ее к стене. Его губы накрывают ее поцелуем.

- Тем, пошли в комнату,- пытаясь убрать его руки.

- Хочу здесь,- он до ужаса пьян.

- Если кто-нибудь войдет. Артем, не придуривайся.

- Ты ханжа,- отходит в сторону.

- А ты неотесанный медведь, и ничего, я же как-то живу.

- Чего? – перехватывает ее руку,- что ты сказала? – со смехом, а сам уже задрал на ней футболку.

- Артем.

- Мы быстро,- ладонь пробирается под кружевную ткань лифчика, сжимая упругую грудь,- трусиха,- целует, возвращая футболку в исходное положение,- пошли, уложу тебя спать.

- Одну?

- Если будешь хорошо себя вести, то не одну.

***

Вера проснулась намного раньше Артема, хоть тот и не давал уснуть ей почти до утра. В десять Кораблева уже сидела в кухне.  Размешивая в чашке с кофе сахар, она думала о том, что у них все хорошо. Прошло уже почти два месяца спокойствия. Все изменилось, с той аварии все повернулось на сто восемьдесят градусов. Артем, словно распахнул перед ней давно закрытые двери. Наконец-то не было тайн, скандалов, они стали похожи на пару. На нормальную, влюбленную пару. Все получалось так, как она того и хотела, и, конечно, это не могло не радовать.

К тому же, отбросив прошлые эмоциональные встряски, она собралась с силами, и поставила себе номер. Ее не вычеркнули из списков за время болезни, и это заставляло еще больше расправить крылья. Она предвкушала предстоящий проект, свое выступление, и очень надеялась на победу. Ведь эта победа может дать ей новый виток жизни, совсем иной уровень.

Они говорили об этом с Артёмом, и он ее поддерживал. Искренне. Он верил в нее, и не позволял опускать руки, даже когда все шло не так, как она того хотела .

- Надо поговорить,- голоса донеслись до мечтающего сознания слишком поздно,- Калинин, если ты сейчас молча уйдешь, я все расскажу брату, а потом и твоей жене! – шипела Алиса.

Вера тихо встала со стула, желая обозначить свое присутствие беседующим за шторами на балконе, но не успела.

- Замолчи. Ты сама этого хотела, сама тогда пришла.

- Но ты был не сильно против.

- Ты слышишь, что ты говоришь? Не сейчас Алиса, не сегодня и не здесь.

- А когда, Леша, когда? Сколько можно, сколько это еще должно продолжаться? Сколько?

- Дай мне время.

- У тебя был год. Калинин, целый год, и ничего не изменилось. Я так больше не могу…

- Она не поверит…

- Она — может быть, но Артем даже не будет выяснять детали,- почему-то Вере представилась едкая улыбка на Алискином лице.

- Не шантажируй меня.

- О, я еще даже не пыталась.

- А хотя давай, знаешь, ты даже сделаешь мне услугу, потому что сам я ему никогда не скажу

- Ты трус, Калинин, трус и лгун! Мне от тебя тошно,- с надрывом.

- Мне самому от себя тошно,- шепотом.

Послышались шаги, он ушёл, а она осталась одна. В глазах встали слезы. Алиса поджала губы, смотря на уже опустевший балкон, и проклинала себя за свой язык.

Вера, не думая, вышла к ней, обнимая за плечи. Алиска вздрогнула, и разрыдалась уже в голос.

- Не плачь.

- Не говори Артему, пожалуйста.

- Да я и не собиралась, успокойся.

- Я так его люблю.

- Алиса, он женат…

Старкова резко отстранилась, в глазах вспыхнул гнев.

- Он ее не любит. Она ему не нужна. И никогда не была нужна! – голос пропитался ядом и презрением, - если я только скажу Артему, все измениться. Калинин сразу бросит свою дуру и приползет ко мне.

- Мне кажется, ты переоцениваешь возможности брата.

- Это ты,- ткнула в нее пальцем,- недооцениваешь возможности моего брата.

Вера смотрела на растерянную и такую потерянную Алису, совершенно не зная, чем она может помочь. Но едва осязаемый шлейф презрения и злобы все же успел колыхнуть ее душу.

- Тебе ее совсем не жалко? Ксюшу…

Алиса надула губы, растерянно и так невинно по-детски смотря на Кораблеву.

- Мне плевать на нее. Плевать.

- Ты на самом деле так думаешь?

- Нет,- опустила голову,-  Я ненавижу себя за все это, но не могу по-другому. Вера, я его люблю. Пять лет, пять лет я слышу, что я малолетка. Все хотят, чтобы я сидела тихо. Не высовывалась. Целый год он говорит мне подождать, а чего я жду? Я не знаю. Но я отчетливо знаю одно, если Артем узнает, он его убьет, - отвернулась,- я должна, что-то сделать.

- Стой,- хотела остановить настроившуюся на что-то совсем нерадужное Старкову, но не успела. Алиска выпорхнула, словно птичка. Бежать за ней было глупо. Да и не ее это дело, совсем не ее. Но почему остался этот осадок?

Ужа на пути в город она продолжала думать про Алису и Калинина, и ей было жаль Ксюшу, Ксюшу, которая сдувала с Калинина пылинки, Ксюшу, которая верила, что муж ее любит…

- Тем,- обняла мужчину за плечи, ставя пред ним чашку чая. Они сидели на кухне старковской квартиры,- а сколько Алиске лет?

- Восемнадцать летом будет,- сделал глоток,- а что?

- Я не спрашивала на даче…но почему ты хотел, чтобы она уехала?

- Потому что она таскается за Калининым, который женат и совершенно ей не подходит.

- Ты знаешь?

- Мне интереснее то, откуда знаешь ты,- ухмыльнулся.

- Алиса сказала, что его любит.

- Алиса много чего говорит и совершенно не думает, когда говорит.