Все изменится завтра ( СИ), стр. 65

- Где ты их нашел?

- Я сменил дверь.

- Спасибо,- подошла как можно ближе, положив раскрытую ладонь на его грудь.

- Пожалуйста,- коснулся губами кончика ее носа, обхватывая плечи.

- Ты специально маму спаивал? – склонила голову вбок, пытаясь скрыть улыбку.

- Конечно, нет.

- Артем! – звонко рассмеялась.

- Поехали, отвезу вас домой,- подтолкнул к машине.

Дома Вера стащила с себя это до жути неудобное платье, которое купила на прошлой неделе, думая, что это самая необходимая вещь на земле. Набрав в стакан воды, девушка замерла у окна.

- Давай попьем чайку.

Людмила присела на высокий стул, внимательно вглядываясь в фигуру дочери.

- Конечно,- торопливо вытащила чашки, щелкая кнопку чайника.

- Вара, мне завтра нужно уже уезжать. Дима еще очень плохо может самостоятельно справляться.

- Ты купила билет?

- Да, утром поезд. Прости, что вот так, на один день приехала, сейчас на один, и в день, когда ты попала в аварию… Иногда мне кажется, что я действительно плохая мать…

- Мамуль,- обняла за плечи, становясь позади,- что ты такое говоришь, ты самая лучшая мама. Самая-самая. Я бы не знаю, что со мной было, если бы не ты.

- Знаешь, я хотела бы, чтобы твой Артем проводил меня завтра на поезд.

- Ты серьезно? – с недоверием.

- Вполне. Мы очень мило пообщались. Если у него, конечно, будет время.

- Я ему позвоню.

Конечно, Вера поняла, что мама хочет поговорить со Старковым тет-а-тет, понимала, и боялась, к чему может привести этот их разговор.

Но все произошло так, как произошло…

Распахнув дверь авто, женщина села на переднее сидение, пристегнув себя ремнем безопасности.

- Артем, это очень любезно с вашей стороны, - Людмила Сергеевна улыбнулась, утренние лучики солнца радовали своей уже весенней теплотой.

- Да без проблем,- тронулся с места,- начинайте, я вас внимательно слушаю,-  не успели они проехать и ста метров.

Женщина вздохнула, сцепляя руки в замок.

- Вы мне не нравитесь!

- Я знаю. Я и  не старался вам понравиться…

- И это бы у вас вряд ли получилось,- Старков усмехнулся,- но вы нравитесь моей дочери. Она  хорошая девочка, и я не хочу, чтобы она страдала, но находясь рядом с вами, ей обязательно придется страдать,- отвела глаза,- я вижу, что Вера вам не безразлична, возможно, вы даже что-то к ней чувствуете…по-своему, но это ничего не меняет. Я не враг своей дочери, поэтому не могу спокойно смотреть, как она катится в ад. Но и навязывать ей свое мнение не собираюсь, толку от этого не будет, но мы же с вами знаем, что ей не понадобиться много времени, чтобы понять все самой. Правда?

- Вы проницательнее, чем кажетесь на первый взгляд. Вчера очень красиво, строили из себя дуру, но порой… этого требуют обстоятельства.

- Вам ли не знать, что женщины, могут красиво прикидываться кем угодно. Для Веры был важен этот вечер, только и всего.

- Вера — хорошая девочка, ровно так же, как и взрослая. Она давно уже может сама принимать решения…хотя с вашей опекой, она так до сих пор и не научилась выбирать правильные.

- Тут ты не прав, - вскинула удивленный взгляд,- я никогда не лезла ей в голову. Никогда не ставила ее мнение и решения под сомнения, никогда! – слегка повысила голос.

- Людмила Сергеевна, мы с вами взрослые люди, неужели вы думаете, что если бы я разыгрывал здесь схему, о которой говорите вы, я бы вообще стал с вами знакомиться?  Я бы спокойно манипулировал вашей дочерью, и она бы искренне верила, что у нас любовь. Поэтому, не смешите меня, да и себя тоже… Вера мне дорога, и я отношусь к ней более чем серьезно. А что до того, как будет дальше, то это покажет лишь время,- не заморачиваясь, остановил машину на самом перроне.

Покрутив головой по сторонам, и слегка обалдев от места их стоянки, женщина еще раз внимательно взглянула на сидящего рядом мужчину, нет не другими глазами. Вовсе нет. Да и рьяно менять свое мнение об этом человеке она не собиралась, но поверила. Искренне прониклась его словами.  Если вчера она думала, что это игра, что Вера придумывает себе сказку в жестокой реальности, то сейчас, после его слов, поняла, что он сколько угодно готов разыгрывать эту сказку перед ее дочерью. И если ее девочка хочет верить в чудо, то он приложит все усилия, чтобы чудеса для нее сбывались…но на повестке оставался все тот же вопрос, хорошо это или же плохо???

Глава 25.1

Чувствовала себя разбитой. Нога все еще давала о себе знать, и от этого сокрушала ее «непоколебимый» дух вдвойне. Кажется, ее конкурс пролетает над ней, насмехаясь и махая ручкой. Даже если она и восстановиться, то отработать, а точнее с нуля сделать себе программу, меньше, чем за полтора месяца, просто нереально. Печально вздохнув, поставила чашку на пол рядом с диваном, безразлично переключая каналы.

Казалось, этот вечер уже ничего не спасет. Настроение колебалось ниже нуля, мама уехала, а Артем вряд ли сегодня уже объявиться. Может быть, она и могла бы ему позвонить…но так как совершенно не имела понятия, чем закончился его разговор с мамой…особого рвения не было. Впрочем, как и слов.

Подложив маленькую подушку под голову, она остановила свой выбор на какой-то полудраме. Глаза слипались, и она медленно погрузилась в сон.

Артем сейчас думал примерно о том же. Провалиться в сон, и не просыпаться как минимум дня два. День выдался слишком насыщенным во всех смыслах. И ведь как с утра началось, так и тянулось до самого вечера. Разговоры-разговоры, решения…

После вокзала он сразу поехал в офис, где пересекся с Рагозиным. Тот, как и просил Артем, запустил придуманную ими схему, но чуть раньше, чем они готовились (уж очень ему хотелось побыстрее вывести Реброва из игры). В связи с этим сразу позвонил Золотарев, которому, в свою очередь, с угрозами позвонил Алмазов, для которого, как Старков и планировал, Ребров притащил «серьезную» информацию на Виктора Сергеевича и самого Артема. После этого звонка явно нужно было ехать к Золотореву лично, объяснять смысл происходящего, и то, какого черта он его сюда впутал, хоть и формально. Потому как, по большому счету, напрямую про него было не сказано и слова, но если раскинуть мозгами, что собственно и сделал Алмазов…

- Не зарывайся! – Виктор Сергеевич отказывался что-то слышать, потому как находился в самом что ни на есть праведном гневе.

- Успокойтесь вы. Это всего лишь уловка, к вам даже подкопаться никак. Все его слова — это лишь его большое воображение, фантазия. Вот копии,- кинул на стол папку,- тех бумаг, что ему притащили. Читайте,- с вызовом, повышая голос,- читайте-читайте.