Все изменится завтра ( СИ), стр. 60

- Извините,- вытирала слезы.

- За что? – усмехнулась,- тебе не за что извиняться.

- Это он просил Вас со мной поговорить?

- Нет. Что ты, он никогда не попросит о подобном. Просто я вижу, что между вами стоит прошлое, оно всегда ходит за ним по пятам, но я очень хочу счастья для своего мальчика,- села на диван. Грациозно закинув ногу на ногу, Дарья Эдуардовна сцепила руки в замок, переводя взгляд на окно,- ты знаешь, Артем же не всегда таким был. Я понимаю, что сейчас он изменился, и лишь догадываюсь, что происходит в его жизни… Первый год после того, как ее убили, он пил, постоянно с кем-то дрался, ввязывался во всяческие неприятности… Я тогда очень переживала, что его либо убьют, либо посадят… Но он никак не мог ее отпустить. Они встречались со школы, всегда и везде были вместе, а потом…,- печально вздохнула, обрывая себя,- прости, что говорю это все, но я очень хочу, чтобы ты поняла… За все эти девять лет я не видела и не слышала из его уст ни об одной девушке. Ты первая, кого он сюда привез…вот так без звонков, разговоров…ты первая, с кем я вообще говорю о нем и его прошлом. Вера,- посмотрела в глаза,- мне не нужно знать тебя полжизни, чтобы сказать, что ты другая, как, впрочем, и Артему. Я понимаю, что между вами происходит сейчас. Вся эта ситуация…если ты думаешь, что он с тобой, потому что вы похожи, то ты ошибаешься! Он абсолютно другой человек, нежели был девять лет назад. Прошу тебя,- вдохнула глубже,- постарайся его понять…Артем – это большой и обиженный на мир ребенок, возможно, с ним тяжело и даже невыносимо…но он привез тебя сюда не просто так, ты очень много для него значишь. Поверь мне.

Вера молчала. Эмоции плескались в ней, как в бушующем океане, мозг цепко хватался за отдельно сказанные ей слова, переваривал. Дыхание участилось, и казалось еще чуть-чуть и она задохнется…

***

Артем вернулся под вечер. День получился слишком тяжелым на эмоции, поэтому она была даже благодарна Старкову за его отсутствие. После разговора с мамой, ей хотелось порыдать в гордом одиночестве. Подумать. Постараться хоть немного переварить все происходящее. Очень долго не могла успокоиться, а когда все же пришла в себя, то на смену огромной обиде пришло такое же огромное сожаление.

Сожаление о словах, которые она ему наговорила, действиях, которыми она провоцировала его все это время. Если до этого она собрала картинку полностью, смотря на нее как на плоскую поверхность, то теперь она приняла форму сферы, сферы, которую можно повернуть в любую сторону, рассмотреть под разными углами. Дверь открылась.

- Привет,- подняла глаза на только зашедшего в комнату Артема.

- Мама зовет ужинать,- замер,- ты за сегодня почти ничего не ела.

- Нет аппетита, честно.

Артем присел рядом, его руки накрыли ее подрагивающую ладонь.

- Вер, не жди от меня ответов и утешений…все, что я хотел, сказал еще тогда, я уже тогда с тобой объяснился. Мы приехали сюда не для этого, я просто хочу, чтобы ты была здесь, со мной …для меня это важно…

После его слов сердце замерло. Его слова были тихими, но прошибали похлеще крика. Для него это важно. Она важна для него. Ведь она может подразумевать это под его словами? Может же?

- Я, правда, очень хочу тебя понимать, очень. Я не хочу выглядеть полной дурой, идиоткой, которая за тобой бегает, я так больше не могу, это убивает…правда. Я хочу нормальных, человеческих отношений. Я понимаю, что с тобой будет иначе, правда, понимаю, но я не принимаю безразличия. Если ты не готов, если для тебя это всего лишь проба, и, возможно, не самая удачная, то отвези меня домой. Сегодня. Сейчас. Отвези домой, и никогда не появляйся в моей жизни. А я, в свою очередь, постараюсь сделать то же самое. Потому что так нельзя, так невозможно. Это неправильно.

Он притянул ее к себе, накрывая губы своим поцелуем. Теплым. Нежным. Он едва касался ее губ, но уже сводил с ума. Она плавилась в его объятьях, замирала на доли секунды, чтобы оттянуть, всеми силами отсрочить момент, потому как за ним последует его решения. Не нужно ничего чувствовать. Достаточно хоть немного его знать, знать, что после самых сладких его объятий, приходит мучительная боль. Он бьет с размаху, никого не щадя, но в начале затравливает, пленит, заставляя видеть в нем божество.

- Никогда не молчи. Все и всегда говори мне прямо. Все и всегда.

***

Когда на следующий день они вернулись домой, то он, как и обещал, помог ей с переездом. Им не стало легче, в каждом все так же осталась недосказанность, но она казалась более туманной. Жизнь медленно вошла в свою колею, поэтапно сплетая их судьбы все крепче.

С той поездки одно она решила для себя точно — она больше никогда не будет ставить его интересы превыше своих. Они либо идут наравне, либо не идут вообще. Учеба захлестнула ее огромной волной, полностью погружая чуть ли не на дно океана. Постоянные репетиции, подготовки, курсовые, они, словно рой пчел, кружили над головой, никак не желая выпускать из своего плена. Да и плен ли это был вообще? Ближе к марту Кораблева подала заявку на танцевальный конкурс, транслирующийся на одном из именитых ТВ- каналов. Прошла кастинг, решив никому ничего не говорить. Теперь перед ней стоял месяц ожидания ответа, и безумная надежда на то, что все измениться.

Для Артема эта поездка лишь закрепила принятое им решение. Для всех вокруг он так и остался человеком с мрачным прошлым, суровым взглядом на жизнь, без какого-либо намека на отношения. И здесь он не собирался ничего менять. Ему не нужен был лишний повод. Потому как он прекрасно понимал, кто-нибудь обязательно решит сорвать куш, зная полную картину. Вероятно, это стало следующей стеной между ними. Очередным недопониманием. Его некая отрешенность. Внешняя отрешенность, но внутри он горел. Видел ее и готов был продать душу. Потому что она, во всей этой веренице кругов пылающего ада, была единственным кругом спасения. Единственной поддержкой и опорой, той, с кем было хорошо, той, с которой можно быть собой.

глава 24

Середина марта.

Дверь кабинета распахнулась. Артем поднял глаза, заведомо зная, что ничем хорошим этот разговор не закончится.

- Артём, это правда?- прикрыла за собой дверь, сделав совсем маленький шаг в сторону Артема, - правда, что мне сказал Ребров... ты правда "купил",- не осмелилась сказать "меня", потому что она не вещь, ее нельзя купить, хотя факты говорили об обратном, хлёсткой пощёчиной твердили, что можно. Можно купить, можно ...

- Сядь, - слегка грубо,- Вика, принеси воды! - прикрикнул,- успокойся и выпей воды, - грозно посмотрел на принесённый секретаршей стакан.

- Ответь на мой вопрос

- Нет

- Что нет?

- Ответ на твой вопрос - нет!

- Я тебе не верю, Ребров сказал...