Все изменится завтра ( СИ), стр. 31

- Чай.

Ираида быстро расставила на стол чашки, блюдо с пирогами, конфеты.

- Угощайся, очень вкусный чай, сама травы собирала,- суетилась вокруг.

- Ираида Аркадьевна, присядьте, не надо больше ничего,- улыбнулся.

- Хорошо, - выдохнула, наконец, присаживаясь на свое место,- рассказывай, все рассказывай.

- Все у всех хорошо, работаю, родители тоже трудятся, Алиска в следующем году будет поступать, все думали, что в Москву, но она наотрез отказывается, хочет ко мне в город, говорит, что Москва — не ее.

- Пусть поступает туда, куда хочет, где душа у нее лежит, не давите на нее,- подвинула пироги ближе к гостю,- Артем, ты извини, что я сразу с места в карьер, и может это вовсе не мое дело, но я все же спрошу. Как твоя личная жизнь?

- Не женился, да и не собираюсь,- сделал глоток ароматного травяного чая.

- Артем,- начала с легкого вздоха,- прошло уже почти девять лет, ты не должен жить прошлым, ты молодой, видный парень, тебя необходимо начать строить свою личную жизнь.

- Нет кандидатур,- усмехнулся, помешивая сахар в чашке, смотрел на колыхающуюся жидкость.

- А мне кажется, ты лукавишь, самому себе не договариваешь; ты сегодня другой, и взгляд тоже...я этого взгляда много лет не видела, и меня это очень радует.

- Вы ошибаетесь.

- Я никогда не ошибаюсь,- печально вздохнула,- перед тем как Алены не стало, я чувствовала пустоту, словно нас заранее готовили к тому, что вместе нам осталось быть не так много. Я очень люблю свою девочку, очень, но ее не вернуть, ее не вернуть, потому что она мертва, а ты живой, у тебя впереди целая жизнь, и ты должен прожить ее с человеком, которого сможешь полюбить, с человеком, который полюбит тебя. Я знаю свою внучку, и я знаю, что она никогда бы не пожелала тебе вечной по ней скорби, слышишь?

Артем ничего не ответил, только внимательнее смотрел на пожилую женщину. У Аленки не было матери, ее воспитывала бабушка и отец, ее мать была тайной, о ней никогда не говорили, даже сама Алена предпочитала версию, что такой женщины не существует.

- Я понимаю, ты до ужаса боишься, что это может повториться вновь, что тебе придётся пережить все заново…,- положила свою ладонь поверх его руки,- не бойся! Это всего лишь жизнь, мы живем один единственный раз! Если отталкиваться от вечности, то наша жизнь — это лишь мгновение, краткий миг, и он слишком скоротечен, не обрекай себя на вечное одиночество, оно того не стоит, жизнь пройдёт быстро, так быстро, что ты и понять не сможешь,- поднялась со стула,- подумай над моими словами.

В кухне воцарилась тишина, Ираида Аркадьевна потерла ладоши, и вновь улыбнулась.

- Тебе уже пора?!- было неясно, вопрос это или же утверждение, Артем без слов поднялся с места, шагая в прихожую.

- До свидания,- сжал женскую ладонь, - не знаю, когда вновь сможем увидеться

- Езжай, пусть все у тебя будет хорошо,- обняла, сдерживая слезы.

Артем вышел за порог, плотно прикрывая за собой дверь, Ираида перекрестила воздух, тяжело вздыхая.

- Отпусти его, внученька,- шепнула, подойдя к черно-белой фотографии,- отпусти, сама видишь, как он мучается, помоги ему стать счастливым…

Глава 15

С той ночи прошло три дня. Три дня сомнений и хождений по замкнутому горящему кругу. За эти дни она передумала обо всем, сто раз пожалела о своих словах и столько же раз сочла их правильными. С Алей они так и не говорили, эмоциональное напряжение росло, но ничего не менялось. Вера уходила, когда подруга еще спала, а когда возвращалась, той еще не было дома.

В этот день у Кораблевой отменилась одна единственная пара, и она осталась дома.

В окно небольшой кухни светил яркий солнечный свет. Мороз. Вера замерла у окна, рассматривая катающихся на снежной горке детей, улыбнулась. Вспомнилось детство, неудобный меховой комбинезон и вечно мокрые от снега перчатки. В этом году зима пришла быстро, буквально за четыре дня город до макушки засыпало снегом, и к власти пришел суровый Дед Мороз.

Чайник вскипел, заставив обернуться на шум. На стуле сидела Аля, хотя Верка даже не услышала, как та пришла. Отведя глаза, она методично отрезала кусочек сыра, положив тот на хлеб, плеснула в кофе молока, и села напротив. Движение обеих сидящих в кухне девушек были скованными.

- Прости меня! - прошептали в один голос, губ коснулись улыбки, глаза в ту же секунду заплыли туманной плёночкой слез.

Алька мгновенно пересела на соседний стул, обнимая Кораблеву, Вера ответила тем же.

- Я такая дура, Вера! Ты во всем была права, я не знаю, что со мной происходит, куда я скатываюсь? Куда?

- Аля, я не хотела…я сказала сущую глупость, просто была очень зла. Ты самый лучший человек на земле, ты моя любимая и самая лучшая подруга, слышишь?! Ты столько раз вытирала мне сопли, - озорно улыбнулась.

- Это да,- вытирая слезы. - Я от него ушла, и хочу рассказать все его жене.

- Зачем?

- Вера, она ничего не знает, он ее обманывает, понимаешь? Я должна открыть ей глаза, он не имеет права с ней так поступать…

- Аля, ты это хочешь сделать для себя, укусить его побольнее напоследок. Это же точно не ради блага и спокойствия его жены.

- Нет, все не так, я хочу открыть ей глаза, помочь, понимаешь? – всхлипнула, поднимая на подругу полные боли глаза.

- Понимаю,- притянула Алину к себе,- все будет хорошо,- провела ладонью по подрагивающей спине.

На самом деле она ее не понимала, точнее, понимала, но немного с иной стороны. Але больно, ей нужна отместка, она одержима своим «котиком», и до удушья желает мести. И все бы нечего, какое им дело до его жены, если бы не одно «но». Этот мужчина был в числе приглашенных на бой, и если Вера правильно тогда растолковала слова Артема, то там собираются не самые хорошие люди, а если без прикрас, то большая часть посетителей — полные ничтожества. И с одним из этих людей Аля хочет развязать войну…стоит ли?!

***

- Ребятушки, - Илья довольно вскинул руки, - всех приглашаю на свой хеппи бездей, в это воскресенье, тобишь завтра, в десять, в «Свет».

- Куда?

- Господи, ну вы деревня, «Свет&Лана», вообще не слышал?

- Слышал. Только что нам тебе дарить? Особенно в таком месте; ты, Илюх, не обессудь, но не по нашим карманам забегаловка.

- Ничего мне не надо дарить, просто приходите,- улыбнулся, переворачивая кепку козырьком назад.

Вера почти не слышала обсуждений, и лишь когда к ней подбежала Яна, умоляя пойти, Вера на автомате кивнула в знак согласия, только потом, понимая, что сделала глупость.