Защитница земель кьяревских (СИ), стр. 1

Защитница земель кьяревских

Евгения Лыгина

Часть первая. Любопытство – опасное чувство. Проверено!

23648 год. Кабинет Ниора Тимиара.

Директор Академии колдовской музыки, сидя на диване, читал книгу. Время уже позднее, но Тимиар не спешил ложиться спать. За окном светила жёлтая луна, на которую выли студенты-оборотни. Им не запрещалось покидать стены Академии.

В дверь постучались. Вошёл Лиорт Хлери. Спутанные тёмные волосы ниспадали на плечи, закрывая половину лица. Многие девушки завидовали красоте волос преподавателю сольфеджио. Рубашка расстёгнута, одна штанина закатана, ноги босые.

– Лиорт? Что случилось? – подошёл к нему Ниор. – У тебя такой вид, будто демона увидел.

– Не представляешь, как близок к правде. Закрой дверь, надо поговорить.

Хлери привёл себя в порядок и сел в кресло. Директор Академии закрыл окно и сел на диван, положив книгу на столик.

– Я тебя слушаю, Лиорт.

– Сон.

– Сон? – переспросили его.

– Да, Ниор, всему виной сон. Это из-за него я сейчас сижу здесь и не даю тебе лечь спать. Я видел эльфийку с лирой, сражающуюся с Эрдархом. Сиреневые глаза с надеждой смотрят на меня, прося помощи, а я не в силах её оказать. Девушка то и дело говорит: «Помоги мне, помоги!» Демон протыкает её синей молнией и та становится демоном. Кьяру погружается во Тьму. Когда я ей говорил, что помогу, обязательно помогу, тогда сиреневые очи эльфийки вспыхивали огнём надежды на победу, появлялась на уставшем лице улыбка, и был повержен владыка демонов ею, а Кьяру вновь вздохнул полную грудь свободы. Это преследует меня уже три месяца.

– И ты решил рассказать мне об этом только сейчас?

– Да, потому что я не знаю, что со мной происходит, понимаешь?

– Зато я знаю, – вздохнул оборотень.

– Знаешь? – вперил преподаватель сольфеджио тёмные очи в директора Академии. – Что же?

– Ты видел Защитницу.

Хлери потёр виски.

– Значит, скоро демоны покинут Машиху.

– Да. И ты должен будешь обучить эльфийку из твоего сна колдовской музыке. Сделать так, чтобы она лиру из рук не выпускала. Я постараюсь убедить её в том, что обучение в Академии ей жизненно необходимо.

– Но почему эти сны снятся именно мне? – вопросил Лиорт.

– Только тебе под силу сделать из девушки сильного боевого мага. В этом я тебе буду помогать и прощу, Лиорт, держи меня в курсе.

– Знаешь, что меня в ней удивило? Внешность Защитницы эльфийская, а душа человека.

– Весьма интересно, но пока оставим эту тему. У нас ещё будет время поговорить об этом. Сейчас важно не упустить эту девушку.

– Я тебя понял, Ниор. Пожалуй, пойду.

Когда дверь за Хлери закрылась, Тимиар подошёл к окну и долго смотрел вдаль. Его рука легла на стекло, а устами было сказано:

– Я буду ждать твоего возвращения домой, Шалиана.

23651 год.

– Студентка Шальнова, снова витаете в облаках?! – обратился ко мне преподаватель сольфеджио Лиорта Хлери.

Раса – мияр. Наделены рогами и чёрными очами. Мы с ним в не очень хороших отношениях. Он ставит мне средний балл и закидывает дополнительным домашним заданием, а я в свою очередь придумываю новую мелодию и разношу в щепки аудиторию. В прошлом году дело чуть было до отчисления не дошло. Спас директор Ниор Тимиар.

Гробовая тишина была в аудитории. Одногруппники смотрели на меня с лёгкой злостью. Им надоело выполнять из-за меня дополнительные задания. А что я-то сразу? Сижу молча, смотрю на доску, на которой нарисованы нотоносцы, а по ним прыгают ноты. Скрипичные и басовые ключи всё никак не могли поделить место.

– Нет, инрэ Хлери, – замотала я головой. – Внимательно вас слушаю.

Инрэ – обращение к преподавателю.

– Вот как? – приподнял мияр бровь. – Тогда, повторите, что я только что сказал.

– В этом году мы научимся соединять две разные мелодии в одну и при этом не потерять у обоих силу.

– Ладно. На этот раз вам повезло, студентка Шальнова. А вот от дополнительного домашнего задания я вас не освобождаю. И да, после урока задержитесь.

Я застонала, уронив голову на руки. Боже, да за что мне это наказание? Где и когда я успела перебежать ему дорогу?

Спорить с ним не стала, ибо знаю, что это чревато домашним заданием для всей группы. В конце прошлого года меня чуть не прибили за стенами Академии. Еле отбилась. Правда, в медпункте народ все койки занял, да и я вместе с ними. Только там на долго не задержалась.

Прозвенел звонок. Повесив ремень с лирой на плечо, взяв стопку книг с тетрадями, я подошла к преподавателю. Он вручил мне список, состоящий из четырёх пунктов: создать колыбельную для пса-демона Амияса; написать и сыграть на лире «Один день жизни в лесу» (обычная композиция, без магии); сыграть композицию: «Нотный щит» (а вот это мы ещё не проходили!); подготовить доклад на тему: «Лиры. Тогда и сейчас».

– Вы что, издеваетесь?! – закашлялась я. – Да я физически не успею это всё сделать!

– А я и не говорю, чтобы ты к завтрашнему дню сделала все четыре задания, – сказал инрэ Хлери. – На завтра подготовишь одно из списка, а к пятому дню подготовить придётся все три. Свободна!

– Но…

– Я же сказал: свободна!

– Это не справедливо! – заявила я, выходя из аудитории.

Я пришла в свою комнату, освободилась от вещей и рухнула на кровать. Это ужо третий год, как преподаватель по сольфеджио требует от меня «невозможного». Наверно скоро придётся к какому-нибудь королю наведаться в гости и попроситься в библиотеку…

Забыла представиться. Зовут меня Стефания Шальнова, мне двадцать восемь лет и я… эльфийка. Вы удивлены? Я уже нет. А была когда-то человеком, и жила себе преспокойно в славном городе Снежинске, и был у меня свой салон красоты, в котором работала парикмахером. Есть у меня подруга…

– А, Стеша, вот ты где! – влетела ураганчиком в комнату девушка.

… которая постоянно находит приключение на наши пятые точки. Кстати, знакомьтесь: Екатерина Жильцова – стройная длинноволосая брюнетка. Держала она сеть магазинов одежды «Одеваемся!»

– Тут я, – пробубнила я. – Что хотела? Только не говори, что вляпалась в очередную авантюру. Катька, прибью прямо тут!

– Да не, Стеш, – скривилась подруга, плюхнувшись на свою койку, и пристально посмотрела на меня своими янтарными глазами. Она оборотень. – Хочу книгу у тебя по сольфеджио попросить. А то моя куда-то запропастилась, теперь найти не могу.

– На столе лежит. Пользуйся.

– О! Твой любимый преподаватель задал кучу дополнительного задания? Душка!

– Угу, – буркнула я. – Ты бы видела его лицо!

– Потом поговорим, Стеш, мне бежать надо.

– Давай.

Дверь захлопнулась. Так, о чём это я? Ах, да! Как мы попали в другой мир, да ещё и обучаемся в Академии? Всё довольно просто, и одновременно сложно.

Дело было под Новый год. Мои родители заявили, что сначала я встречаю этот чудесный праздник с ними, а уж потом с Катькой. И когда пробили куранты, президент произнёс речь, зазвонил мобильник. Жильцова ждала меня у себя (живёт в соседнем подъезде). Я, как и полагает русскому человеку, прибыла к подруге с подарками. Как я их допёрла до её квартиры – тайна для меня по сей день.

Мы с ней выпили, посмотрели Голубой огонёк (я отлынивала от этого дела), а потом часам к двум ночи, Жильцова выдала: «Давай погадаем?» Чуть шампанским не подавилась. Не верю я в гадания (тогда не верила!), но Катька была настойчива. Согласилась.

Катя вооружилась картами таро и тетрадкой. Уселись мы на пол. Гадать подруга начала с меня. Я хотела, чтобы Судьба послала мне прекрасного во всех смыслах мужчину. Типичное женское желание, но, сколько можно в девках ходить? Двадцать восемь лет Стефании Шальновой, а подходящий кандидат на пост мужа на горизонте не маячил.

×
×