Весна художника (СИ), стр. 2

Соскрести себя с кровати мне всё же удалось, и я поплелся готовить завтрак. Никаких изысков — лишь оладья из кокосовой муки с корицей, авокадо и мёдом. Да, забыл добавить, готовка — еще одно мое увлечение. Видимо, поэтому, Демид и согласился в своё время снимать хату вместе.

— Господи, Фимыч, ты лучше любой женщины, — пробубнил Котов с набитым ртом, лишний раз подтверждая мои мысли, — Мозги не теребишь, готовишь божественно и не запрещаешь мне водить женщин. Не сосед, а мечта.

Я только усмехнулся, делая глоток некрепкого кофе с молоком — по утрам у меня никогда не было аппетита. В отличие от Демида, который был просто троглодитом — ел все подряд, но при этом не поправлялся. Хотя, такой магией вне Хогвартса могли похвастать мы все — один из плюсов активной жизни танцора.

После, собравшись и переодевшись — на улице стояла духота, что я решил ограничиться лишь легкими белыми шортами и серой футболкой — мы поехали в парк. К тому времени нам уже отзвонились близнецы и Димон, и сообщили, что тоже двинулись на место. Данчук молчал. Неудивительно. Боялся втык получить. Капитан, блин.

До парка развлечений мы добрались относительно быстро — дороги были пустые, так что обошлось без пробок. Бросив машину на парковке, мы с Демом побрели к условленному месту встречи — перевернутому дому. Та еще адова штуковина, особенно для людей со слабым вестибулярным аппаратом. Меня после первого посещения тошнило еще минут пятнадцать. Я вообще ко всем этим развлечениям отношусь весьма скептически.

Близнецы — в одинаковых синих футболках и черных шортах — уже ждали нас. Два небольших торнадо, которые грозили снести всё на своем пути. Хотя, девчонки их любили, видимо, находя в двух одинаковых мордашках что-то экзотическое и заманчивое.

— Привет! — ах да, еще их привычка говорить хором и заканчивать предложения друг друга тоже привлекала людей и журналистов.

— Здаров, — хлопнув обоих по плечам, я огляделся, — Где Муха? Он же выехал вместе с вами.

— Встречает Мари и Андрея, — сообщил Кирилл, пожимая плечами.

— Будет через минуту, — добавил Денис, копируя жест близнеца.

И братья не обманули — ровно через шестьдесят секунд на горизонте замаячили три фигуры, одна из которых катила перед собой коляску. Разумеется, это была наша хрупкая Мари, новоиспеченная Данчук. К ней, вопя и улюкая, бросились близнецы, грозя разбудить мирно сопящую в коляске малышку. Я же, нацепив на лицо одно из самых хмурых своих выражений, приблизился к капитану. Который с опаской следил за моими движениями.

— Ссышь? — негромко спросил я, разглядывая лицо друга.

— Остерегаюсь, — отозвался Андрей, — Зная тебя, это никогда не бывает лишним.

— А вот это очень правильный подход, — хмыкнул я, но после, решив, что хватит напускать страх на своего капитана, широко улыбнулся и сгреб его в свои почти медвежьи объятия, — Мои поздравления, женатик!

— Грозный, ты меня задушишь, — прохрипел более тощий, нежели я, Андрей, начиная глупо барахтаться в моих объятиях.

Фыркнув, я его всё-таки выпустил и, хлопнув по плечу, подошел к Мари. Её я обнимал куда более бережно — она была настолько хрупкой, что я всерьез опасался сломать её одним неосторожным движением.

— Ну привет, птичка моя, — шепнул я ей в рыжую макушку, — С возвращением.

— Ефим, — мягким голосом приветствовала меня девушка, и добавила чуть укоризненно, — Прекрати его задирать.

— Ему полезно, — хмыкнул я, — Пусть не расслабляется. И, кстати, — добавил я чуть громче, привлекая внимание других, — С вас поляна. Или вы думали, что, расписавшись втихаря, сможете избежать свадебного банкета? Требую вечеринку.

— Согласен с этим шкафом, — подал голос Демид, — Нехорошо получилось, ребята. Мы вам, как-никак, не чужие. Ваши отношения практически у нас на глазах зарождались.

Переглянувшись, молодая пара кивнула, и Андрей добавил:

— Но только для своих. Никаких лишних глаз и ушей — лишь члены семьи, — при этом Данчук бросил выразительный взгляд в сторону Котова.

— А что я? — возмутился наш главный дамский угодник.

— А то и ты, — парировал Дрон, — Никаких левых баб.

— Ладно, идет, — вздохнув, согласился Демид.

Так, за этой дружеской перепалкой, мы не заметили, как появились наши соперники — трое девчонок и четверо парней. Представители еще одной школы уличного танца «Лови ритм». На мой взгляд, так себе название, с очень большой претензией на оригинальность, но что поделать — видимо, с фантазией у ребят не всё так гладко. Хотя, к самим танцорам я относился более чем хорошо.

— Ну что, готовы? — поинтересовался капитан соперников, окидывая Андрея чуть насмешливым взглядом.

Я до сих пор не понимал, нафига мы здесь вообще все собрались. Ладно, с нами то все понятно, для команды и школы — это лишний пиар. Но они-то чем думали, когда вызывали на баттл действующих чемпионов? Хотя, были и такие, кто считал, будто мы прошли в финал незаслуженно и Россию должны были представлять другие люди. Видимо, эти ребята тоже придерживались такого мнения. Ну, что я могу сказать — нам предстояло доказать им, что это не так. Одним единственно-действенным способом — танцем.

— Надрать вам зад? — усмехнулся Андрей, — О, к этому невозможно быть готовым до конца, но я всё же попытаюсь.

Поцеловав свою супругу, Данчук подошел к нам, параллельно явно прикидывая что-то в уме.

— Так, — начал он негромко, — Это, всё, конечно, забавно, но мы не репетировали ни единой минуты.

— Ты не репетировал, — отозвался Мухин, придерживая одной рукой массивный бумбокс, — А мы — да. Помнишь одну из последних постановок? Мы ее начали еще параллельно с финалом продумывать, чтобы мозги хоть немного разгружались.

Что-то, похожее на понимание, промелькнула на лице парня, и он кивнул:

— Мне нравится. Тогда — действуем по привычной схеме. Приходим — видим — нагибаем.

Всё решив, мы повернулись к соперникам, которые уже врубили свой музыкальный аппарат и начали зазывать народ. Который не заставил себя ждать. Минута — и нас уже окружили толпы зевак, крича что-то подбадривающее. Кажется, кто-то даже начал делать ставки, пока «Лови Ритм» разминались. Мы же лишь лениво за этим наблюдали, переговариваясь друг с другом. То и дело вспыхивали вспышки на телефонах, и атмосфера слегка накалялась. Пока мы общими усилиями не освободили место в центре, чтобы, собственно, задать жару.

Ну, что я могу сказать — ребята выступили очень неплохо. Техника простая, но выполнена весьма профессионально. Но недостаточно. Именно об этом подумали мы, когда «Ловцы» закончили номер. Публика встречала их весьма тепло, крича что-то ободряющее.

Переглянувшись, с нами, Андрей негромко спросил, сверкнув глазами:

— Готовы?

— Черт возьми, да! — отозвался Мухин, и мы горячо его поддержали.

Похлопав конкурентам, мы вышли на центр, засунув руки в карманы, лениво улыбаясь и щурясь на солнце. Дима нажал на кнопку — и по заполненной людьми площадке понеслась бодрая музыка одной из моих любимых групп.

«Говорят, мы такие, какие мы есть,

Но мы не обязаны такими быть.

Я плохо себя веду, но делаю это как нельзя лучше.

Я буду хранителем вечного огня,

Я буду сторожевым псом всех твоих горячечных видений»*

Начали шоу, традиционно близнецы. Всегда поражался их технике — со стороны казалось, будто у них вовсе нет костей. И мозгов, потому что изогнуться так — это нужно быть начисто отморожеными.

«Я — песок на дне песочных часов,

Я пытаюсь представить себя без тебя, но у меня не получается»

Там уже и капитан присоединился, вместе с Мухой. Мы с Демом пока стояли в стороне и снисходительно хлопали, словно это не наша команда под палящим солнцем выкладывалась по полной, а так, какие-то знакомые.

«Ведь мы могли бы стать бессмертными, бессмертными

Совсем недолго, недолго.

Давай отныне вечно жить вместе, опусти непроницаемые шторы

Совсем ненадолго, ненадолго.

Мы могли бы быть бессмертными,

Бессмертными»