Легкая жертва (ЛП), стр. 2

— Что? Почему?

— Это просто не мое. Не люблю танцевать. Лучше побыть в приюте для животных.

Предпочитаю одиночество, когда не в школе. Люблю смотреть кино, читать или проводить время с моими животными. Я не затворница, просто мне так удобно. Почему я должна хотеть тусоваться с людьми, которые не особо мне нравятся?

— Ах, Боже! Джесса, не будь такой скучной! — она идет по коридору к моему шкафчику и слегка пихает меня. — Это же бал выпускников. Ты должна пойти.

Я закрываю дверцу шкафчика, сдуваю с глаз челку и игнорирую Кэт. Мы идем к стоянке, где ее старший брат Вон ждет нас в своем грузовике. Она скользит первой, и я сажусь рядом.

— Эй! — говорит он, прежде чем закрываю дверь.

Кэт и я отвечаем:

— Эй! — и машина срывается с места в сторону дома. По пути я опускаю окно и позволяю ветру раздувать волосы. Потом я вижу его, идущим по улице. Когда мы проезжаем мимо, я поворачиваюсь и вижу лицо новичка.

Он поднимает глаза, наши взгляды встречаются, и я не моргаю… Не могу. Он завораживает меня. Этот парень отличается от всех, кого я встречала. Даже не разговаривая с ним, не зная, как его зовут, решаю, что это так. Познакомиться — вот чего я хочу. Поговорить с ним, чтобы он смотрел в мои глаза, а я могла потеряться в его.

Он постепенно исчезает из виду, когда мы двигаемся дальше, и я закрываю глаза, чтобы сохранить его образ, попытаться навсегда запомнить.

Вон подъезжает к моему дому через несколько минут, я благодарю его, обнимаю Кэт, а затем захожу в дом. Мои собаки, Воробей и Зяблик, уже ждут. Они подпрыгивают, Воробей на трех лапах, с нетерпением ожидая прогулку.

*

— Ты выглядишь мило, — говорит Дерек, держа меня за руку, когда мы входим на танцы. Он пригласил меня на прошлой неделе, и, хотя это было в последний момент, я смогла достать платье. Мне совсем не хотелось идти, но Кэт настаивала и умоляла, говорила что-то о воспоминаниях, так что я сдалась.

— Благодарю.

Как только мы попадаем в переполненный зал, я понимаю, что музыка звучит слишком громко, огни ослепляют… Вспышки стробоскопов отражаются от вращающихся диско шаров, свисающих с потолка. Дерек тянет меня в центр зала и поворачивает к себе спиной. Он хватает меня за бедра, притягивает ближе, потом начинает танцевать. Я чувствую, как его твердость упирается в меня, стараюсь не замечать это и получать удовольствие, позволяя своему телу двигаться под музыку. Но в течение вечера я понимаю, насколько не хочу быть здесь. Мы даже не друзья, поэтому я испытываю неловкость.

Я радуюсь, когда объявляют последний танец. Мы с Дереком медленно покачиваемся, его руки лежат у меня за спиной. Песня заканчивается, и я обнимаю его:

— Спасибо за то, что пригласил меня. Я хорошо провела время, — вру я ему. Это был не самый худший вечер в моей жизни. Но если бы я знала, что он постоянно будет тереться своим членом, лучше бы заболела гриппом до того, как Дерек приехал за мной.

— Давай выбираться отсюда. Все едут в отель на реке, — он тащит меня за руку, и я сопротивляюсь.

— Я просто хочу вернуться домой.

— Давай, Джесса, будет весело.

— Что будет весело? — меня за шею обнимает Кэт. Ее почти белые волосы уложены в изящную высокую прическу, голубые глаза светятся. Хочу сказать, какая она сука за то, что заставила меня прийти. Но это моя лучшая подруга, и я знаю, что у нее только добрые намерения.

— Вечеринка на набережной, — встревает Дерек.

— Да! Давай, Джесса, все идут, и ты должна пойти! — она смотрит на меня щенячьими глазами, и я соглашаюсь.

— Хорошо, но только ненадолго.

— Отлично, — Дерек обнимает меня за талию и ведет к лимузину, который он арендовал. Еще несколько пар забираются, кто-то достает алкоголь из сумки и начинает передавать бутылку по кругу. Я отказываюсь, когда он предлагает мне выпить. Дерек пожимает плечами, делает еще один глоток и передает спиртное дальше.

Тихая отдаленная дорога, отель расположенный в нехорошем районе… И мое раздражение превращается в страх, я не решаюсь выйти из лимузина. Всей компанией мы идем к задней части здания и входим в абсолютно темную комнату. Свет включается, и я шокирована, когда вижу бочонок между двух огромных кроватей.

— Класс! Вечеринка! — кричит кто-то, проходя мимо.

Дерек покидает меня и идет прямиком за красным пластиковым стаканчиком, чтобы налить пива. Я сижу на стуле и медленно продвигаюсь назад, наблюдая, как все больше и больше людей входят в помещение. Кэт сразу меня замечает, когда входит в комнату.

— Что ты делаешь одна в углу? — перекрикивает она музыку.

— Я не хочу быть здесь, — говорю я решительно, сдерживая слезы. В комнате, заполненной телами, я начинаю чувствовать клаустрофобию и просто хочу вернуться домой. — Я ненавижу это дерьмо.

Она хмурит брови, понимая теперь насколько мне некомфортно:

— Тогда давай отвезу тебя домой.

— Нет, ты оставайся. Спрошу, может ли водитель лимузина Дерека отвезти меня.

— Мой брат на вечеринке несколькими этажами ниже, он был бы рад забрать тебя.

— Не хочу его беспокоить. Если на лимузине не получится, тогда попрошу Вона, — я доверяю ему, но не хочу портить вечер, вынуждая везти большого ребенка домой.

Парень Кэт подходит, целует ее в шею и уводит:

— Найди меня, если у тебя будут проблемы, — кричит она, растворяясь в переполненном зале. Серьезно, здесь как в бочке с сардинами. Как это может нравиться?

Я вижу Дерека разговаривающего с Эшли и начинаю пробираться к ним, извиняясь по пути. Что за придурок, он должен быть здесь со мной, а сам бросил, чтобы ошиваться со школьной шлюхой. Я медленно продвигаюсь между людьми, потому что никто не слышит, когда я прошу подвинуться.

— Привет, я собираюсь уходить. Как думаешь, водитель твоего лимузина может подбросить меня до дома? — спрашиваю Дерека, когда, наконец, добралась до него.

— Не уходи, — просит он.

Не понимаю. Почему, черт возьми, он хочет, чтобы я осталась?

— Я устала.

Он смотрит на Эшли, потом отталкивается от подоконника, к которому прислонялся.

— Я провожу тебя к лимузину.

— Благодарю.

Когда Дерек видит, как я стараюсь пройти сквозь толпу, он отталкивает меня в сторону, хватает за руку и тянет через всех. Я чувствую себя, как чертов мячик для пинг-понга. Мы выходим в коридор, я иду налево, а он тащит меня вправо.

— Я думаю, мы пришли этим путем.

— Да, но водитель припарковался сзади.

— Ой.

Холодный воздух ударяет в лицо, и я вздыхаю. Наконец, когда я на улице, чувствую, что могу дышать. Осматриваю тускло освещенное пространство, но не вижу лимузин.

— Он не должен был вернуться сюда.

— Нет, он за углом, — говорит Дерек, разворачивает меня и шагает вперед, заставляя отступить. Мое платье цепляется пайетками за кирпичную стену. — Заставь меня кончить, Джесса.

— Что? — задыхаюсь я.

— Давай, я купил билет, оплатил ужин и танцевал с тобой всю ночь. Меньшее, чем ты можешь отблагодарить меня, это сделать минет, — он тянет мою руку к своей промежности и прижимает ладонь к твердому члену.

— Нет! — я стараюсь вырвать руку, но его хватка становится крепче.

— Давай, Джесса. Не будь такой фригидной, — он двигается ближе, прижимая меня бедрами к стене. — Я согласен, чтобы ты сделала все руками.

Он облизывает мои губы, и я отворачиваюсь:

— Остановись, Дерек.

— Джесса, пожалуйста. Подрочи.

— Нет! Боже, что с тобой не так? — я пытаюсь оттолкнуть, но, видимо, мои действия злят его, потому что он хватает меня за горло.

— Со мной все нормально, Джесса. Это ты думаешь, что лучше всех. А теперь, черт возьми, подрочи мне.

Проклятье, что с ним не так? Он был любезен со мной, но обращался с другими людьми, будто они хуже его. Все же, никогда не думала, что Дерек сделает что-то такое.

— Нет.

— Хорошо, — он сжимает мое горло, и когда начинается нехватка воздуха, я задыхаюсь, пытаясь кричать. Давление становится сильнее, и я начинаю метаться.