Владычицу звали? (СИ), стр. 71

Я сидела за столом и наблюдала за счастливыми лицами друзей и близких, которых объединил этот мир в одну большую дружную семью. За столом сидело, в общей сложности больше двадцати человек, все из которых были по своему дороги, как мне, так и дочери.

В торце стола сидела довольная виновница торжества на руках у своего отца, а я пыталась её накормить, чтобы Мишель могла спокойно бежать играть дальше вместе с сыном Сольера и Мари — Ашем, и маленькой ледяной эльфийкой — Шаризэллой — дочерью Лии и Деймона. Да… с такими хулиганками бедному Ашу можно было только посочувствовать. Он уже сейчас с чётким убеждением, в свои три года, твёрдо заявлял, что у него будет две жены, чем вызывал смех всех окружающих.

За столом присутствовали практически все члены совета, все — это значит все, кроме Адели, с которой мне пришлось расстаться, пригласив на её место Париса. Оборотень — король, хоть и был мал, но его мудрости, порой, хватало на весь Совет РАС! Сейчас ему было почти двенадцать лет, и он сидел с довольным выражением лица, разговаривая о чём-то с Элдоном Лорским, который уже более трёх лет был обвенчан Богами с правительницей эльфов Келебриан. После того танца, который уничтожил последние нити отношений Адели с орком степных земель, Келебриан буквально влюбила в себя этого дикаря, навсегда поселившись в его сердце. Правительница эльфов забросила все дела и, как и предсказывал Тайритхрон, убежала за своим возлюбленным, оставляя страну в крепких руках молодой правительницы Дионелиэлии, которая с достоинством правила своим королевством не без дельных советов дядюшки Тая.

Правители драконов, наконец, окончательно помирились между собой, стерев все разногласия в пух и прах. Дедушки с довольными лицами занимались воспитанием внуков, втайне надеясь на объединение империй.

Вальгард с Карифой, как только купол был снят, обрели своё потерянное счастье, запечатляясь во второй раз. Они больше всех баловали свою правнучку, часто выпрашивая её к себе в гости, чем Риг не мог не воспользоваться, радуясь минутам тишины первые два часа, а потом нервно вышагивая по комнатам, нетерпеливо ожидая возвращения своей любимицы.

Лариса Анатольевна в своём молодом обличии, которое сменила практически сразу, как только было покончено с Роксоланой и её сыном, сидела рядом со своим женихом, советником империи светлых эльфов и дроу Тайритхроном Митрандиром, задумчиво разглядывая горизонт. Тай очень долго добивался согласия бабули на брак, не смотря на их быстро развивавшийся роман…но… это отдельная история! Главное — сейчас они были вроде счастливы…

Холвер с Мирой весело смеялись над шутками теперешнего ректора Альеруса Мидора, который оставался моим наставником по сей день. Холверу пришлось оставить свой пост по очень уважительной причине! После смерти Сигвальда на Дэйрессе наступили тяжёлые времена, и чтобы быстро устранить все проблемы и трудности, совет РАС назначил вампира правителем страны демонов с неоспоримого одобрения Хильд и других высших Хранителей, которые, оказывается, совершенно не любили, когда их величали Богами. Вот так легко мой названный брат, который первым протянул мне руку помощи, стал великим правителем, демоны которого приняли со всем почтением.

Данар Висерский сидел задумчивый, с грустью смотря на резвящихся детей. Шли слухи, что он собирается заключить брачный договор с правительницей магов Аделью, совершенно отказываясь слушать советы окружающих. Правитель вампиров очень хотел наследника…да просто ребёнка, желая дарить любовь маленькому чуду. Ему было всё равно на женщину, которая будет носить его малыша… Для меня было очень странным такое желание, но, как говорится: «Не судите…»! В том, что главный вампир быстро пожалеет о своём решении, я была уверенна на сто процентов!

Кстати! Кому интересно, скажу — Тимарилион, когда у того был юбилей (помните?) прозевал свою возможность узнать истинную пару, из-за моей тогдашней пропажи в страну оборотней, не прикоснувшись к волшебной арке. Когда же появились Хранители, более того, когда они стали разговаривать с приходящими страждущими почитателями в их храмы, Тим воспользовался этим шансом и поспешил отправиться задать вопрос Хранительнице живого на Ниссе — Живе. Оказалось, что его парой является его же подруга и моя бывшая учительница зельеведения, по совместительству старшая сестра Маривеллы — Силена Рикшал. То-то же поиздевалась красавица над своим возлюбленным, мстя за пренебрежительное использование бывшей любовницы, доводя того до исступления. Но! Надо признаться, этому зазнайке такая наука пошла лишь впрок!

В общем, жизнь за эти пять лет не стояла на месте, соединяя много пар в крепкие семьи, что было основной задачей мироздания.

— А я говорю, ты женишься на мне! — топнула ножкой Мишель, стоявшая на зелёной лужайке, привлекая внимание всех гостей, имевших удовольствие лицезреть молодого короля оборотней, который хмуро взирал на малолетку, вцепившуюся ему в руку.

— Ты ещё мала, говорить о таких вещах, — пытался приструнить именинницу двенадцатилетний мальчик.

— Ты не сильно-то и больше меня! Мой папа выше!

— Глупая! — оборотень начинал злиться. — Конечно выше! Он меня старше почти на пятнадцать лет! Представь, сколько тебе расти!? Да и пару выберет твой феникс!

— Нет!!! — топнула ножкой сильнее прежнего строптивая девчушка. — Я ведьма! Я сама выбираю!

— Глупышка… так не бывает, — Парис снисходительно глянул на Мишель, отрывая от неё свою руку. — За тебя решат Боги… у фениксов нет выбора. Пару почуять могут только оборотни!

— Нет!!! — взъярилась фурия в лице моей крошки, заставляя глаза той загореться красным.

«Ой-ой…» — запричитал как наседка Лилерий, хлопнув у меня в голове.

Внезапно дочь подскочила к Парису и опять схватила того за руку, только на этот раз не для невинного желания подержаться, а со всей силы цапнуть того за ладонь зубами.

— Ай! Дикарка! — закричал король оборотней под заливистый смех своей матери.

— Теперь ты точно будешь моим мужем!!! — довольно запрыгала принцесса фениксов, откуда-то узнавшая о традициях венчания у оборотней.

Небольшая вспышка ослепила всех наблюдателей, а Ригвальд вскочил на ноги, быстро придя на помощь… маленькому оборотню. Я поспешила к надувшейся, как мышь на крупу, дочери.

— Мелкая паразитка! — бушевал Парис, понимая безвыходность ситуации.

— Ворас! Нельзя так говорить на собственную жену! — покачала головой Варика, временная королева оборотней, выговаривая сыну, которого принято было называть первым именем.

— Какую ещё жену?! — психанул Парис, топнув ножкой, как недавно делала его собеседница.

— Да, малыш, похоже теперь ты мой зять… — улыбнулся приветливо муж, помогая ране зажить, что, в принципе, было необязательно из-за быстрой регенерации оборотней.

— Доченька, зачем ты укусила своего друга? — неодобрительно я покачала головой, вытирая слёзы обиды на маленьких щёчках Мишель и разглядывая появившуюся татуировку на груди девочки.

— Мне тётя сказала…

— Какая тётя?

— Вот эта, — дочка показала на свой висок, постучав по тому пухлым пальчиком. «ЛииииилШ».

«А я что?! Я ничего! Это всё Эйдис!!! Нечего было создавать общее чадо! Я вообще жду не дождусь, когда смогу перейти к другому наследнику!» — заворчал нервно Лилерий, быстро оправдываясь перед нами с Ригом.

— Мама… не ругай Ди! Она хорошая!

Я лишь беспомощно покачала головой под всеобщий смех близких…

×
×