Сломленный герой (СИ), стр. 1

Локи Лафейсон сидел за барной стойкой на высоком стуле с дорогой кожаной обивкой и периодически заказывал себе “Зелёную ведьму”. Да, на вкус — подкрашенная анисовая настойка, подделка и дешёвка. Он знал, где найти настоящий напиток, однажды похитивший и его душу, но сейчас не время для внезапного отпуска, слишком много других дел.

Новый подопечный демона терзался сейчас множеством противоречивых идей, он стоял на распутье и не знал, в какую сторону идти, посему тоже сидел и пил в баре “Крокус”, размышляя о своей жизни. Смертные находят истину только на дне бутылки, отчасти они правы, где ещё искать ответы, которые можешь дать лишь ты сам? Нужно заглянуть очень глубоко в себя, в самые потаённые уголки своей души; открыть запечатанные ставни, за которыми таятся опасные тени. За тобой лишь один-единственный выбор, данный тебе по праву, — затушить свечу и позволить теням накинуться, дать им разорвать тебя на куски или раздуть пламя, превращая в ярчайший огонь необузданной силы, тогда уж никто тебе не навредит, всё станет подвластно.

Коренастый бармен косился на Локи с опаской, ведь он ставил уже десятую рюмку абсента совершенно не пьянеющему клиенту. Вот так невидаль! Статный брюнет обладал броской и выразительной внешностью, как на взгляд Ларри Морриса. Волосы его — чернее ночи, густые, чуть вьющиеся на концах, с первого взгляда он напоминал цыгана, а лицо — невероятно гладкое, отмеченное тонкими аристократическими чертами, одет как-то слишком официально — тёмный костюм, светлая рубашка. Не бизнесмен и не учитель. Может, менеджер?

«А, чёрт с ним!», — оборвал свои мысли бармен и чуть было не поперхнулся, когда цыган глянул в его сторону, поймал взволнованный взгляд Ларри и тонко улыбнулся ему, давая понять, что не стоит на него так пялиться.

Локи осторожно перевёл взгляд на своего подопечного. Точнее, на будущего подопечного, к которому Лафейсон подступался всё ближе, но пока ненавязчиво. Целью демона был Грег Уилсон, сегодня он как раз сидел за барной стойкой и тоже пил: угрюмо, отрешённо опрокидывал одну порцию виски за другой. Демон наблюдал за Уилсоном, задумчиво потирая губы. Часто люди долгое время предпочитали стоять на распутье: выжидали удачного случая, встречи, ситуации. Лафейсон хорошо знал, — в такие моменты давить не стоит, и навязываться тоже, нужно немного выждать. А ждать он умел. Локи любил человеческие причуды, каждый смертный был по-своему уникален, а ещё ему нравилось узнавать все грани личности каждого своего подопечного.

Демон отвернулся и заказал ещё порцию паршивой подделки, а когда мелкими глотками осушил рюмку и чуть повернул голову, увидел то, от чего его буквально чуть не стошнило. Колючая энергия, словно резкий порыв ветра, донеслась до него, демон недовольно поджал губы.

Рядом с Уилсоном на соседнем стуле умостился улыбчивый, светловолосый громила в тёмно-синем костюме. Белая рубашка слепила глаза, светлые волосы мерцали серебром, но зачем-то были стянуты резинкой. Демон подловил себя на нелепой мысли, — этому парню совершенно не к лицу убирать волосы в хвост. А между тем он продолжал рассматривать незваного гостя, словно мазохист, желающий получить наслаждение в изощрённой боли. Гладко выбритое лицо как бы намекало на высокий статус или аккуратность, крупные мужественные скулы, как отличительная черта светлого воинства, порядком раздражала, а этот надменный взгляд…

Белобрысый бугай заказал апельсиновый сок и мимолётно поймал взгляд Грега, улыбнулся ему, будто дорогая шлюха, обещая все удовольствия разом, и только потом глянул на Локи. Лафейсон побарабанил пальцами по барной стойке, выдавая свою нервозность, смотрел открыто, не скрывая того, насколько сильно раздражён его появлением.

Безмолвное противостояние взглядов, и ничего больше. Сталкиваясь, они никогда не заговаривали. Казалось, в этом не было необходимости или особого желания.

Лафейсон отлично понимал, — ангел не станет играть по правилам, впрочем, так он делал всегда, — располагал смертных своей улыбкой, мягкой речью, уверенностью в голосе и своей силе — так говорили о нём собратья-демоны. Локи же сталкивался с ним всегда мимолётно и мог оценить лишь его внешние данные, которые, надо отметить, были весьма неплохими. Всюду болтали, что ангел влезал в души смертных не хуже демонов, делал это безупречно. Он сравнительно недавно сделал себе имя и был на слуху, о нём знали и его опасались многие демоны.

Как-то раз их пути в очередной раз пересеклись, только демона занимали более важные дела, чем рассматривать ангела вблизи. Локи поручили уничтожить троих членов современного оккультного ковена за нарушение договорённости с их главным покровителем, повелителем Ётунхейма, — Генуаном. Не зная истинного имени повелителя, смертные называли его дьяволом и приписывали ему всё то всеобъемлющее зло, которое творили сами в избытке. Та встреча была странной: ангел просто издали наблюдал, как Локи расправляется с нарушителями-договорниками. Он отчуждённо, равнодушно взирал, как Лафейсон вырывает из бренных тел бессмертные души и заключает в тюрьму внутри зелёной светящейся сферы. У ангелов и демонов не существует запрета присутствовать при казнях или свадьбах, рождении детей или смерти, вынужденной или подстроенной. Сущности могут находиться там, где хотят, и в любой момент.

Локи окинул Тора хмурым взглядом, замечая, как тот о чём-то заговаривает с Уилсоном. Грег нехотя отвечает неожиданному собеседнику, хотя на разговор явно не настроен.

Лафейсон поигрывает пустой рюмкой, крутит её пальцами вокруг своей оси, его раздражает этот светловолосый бугай. Можно было и прислушаться к разговору, но Локи не хочет, наслышан о том, что Тор умеет внушать не только заманчивые идеи, но даже не гнушается настраивать смертных против демонов. Разумеется, люди не ведают об истинном облике потусторонних сущностей, они предстают перед смертными в привычном для них виде — земном воплощении.

Почему-то сыну Лафея кажется, что если уж этот белобрысый настроит Грега против него, то никакие уговоры и обещания тут уже не помогут исправить положение, а значит, он потеряет потенциального колдуна. Часто первая встреча говорит о многом, и коль скоро первым Грег встретил Тора, шансов на успех у сына Лафея мало. Во всяком случае сейчас.

Демон заказал ещё одну “Зелёную ведьму” и собирался уходить, пусть Одинсон завладел вниманием Уилсона, но так не будет всегда. Себя Локи считал умнее и изворотливее своих собратьев, хотя были среди них и не менее пронырливые сущности, знавшие толк в искушении. И всё же сегодня не его день, это уж точно.

У демонов тоже так бывает, — плохой день, вот и всё.

Лафейсон опрокинул напиток залпом, проглотил и позволил себе поморщиться, — всё же дешёвка. Он бросил на стол несколько крупных банкнот, призванных оплатить это дешёвое пойло.

— Какого хрена тебе надо от меня?!

Локи удивлённо повернул голову, увидел, что прямо перед ним стоит злой как чёрт Грег, он сжимал кулаки, лицо побагровело от ярости. Что с ним такое, ещё несколько минут назад он выглядел вполне вменяемым?

— Прости? — удивился незнакомец.

— Ты пялился на меня! — рявкнул Уилсон раздражённо. — Какого хрена тебе надо?!

— Если бы мне было что-то от тебя надо, я бы сам к тебе подошёл, а так ты наезжаешь на меня, приятель, — пожал плечами Локи, кожей чувствуя — эту подставу для него обыграл небезызвестный ангел. Чтоб ему пусто было!

— Ты!..

— Что я? — дерзко бросил Лафейсон, его не смущала агрессия, пусть Грег набросится на него — не беда. — Хочешь помахать кулаками, пойдём выйдем.

Ларри затаил дыхание, драка ему вовсе не нужна. Ну почему сегодня? Ведь нормальный был день! Сегодня вообще всё шло идеально, и мордобой в баре не входил в его планы.

— Пойдём, — бросил Грег.

Локи вышел из-за барной стойки, прошёл к выходу первый, следом за ним шёл Уилсон, он недовольно сопел. Демон заметил, что ангела и след простыл. Ушлый бугай! Оказавшись на улице, где свежий воздух немного разгонял горячность пустого бара, Локи повернулся к смертному, развёл руками, предлагая разобраться в сложившейся ситуации.

×
×