Тёмный опекун для попаданки (СИ), стр. 6

— Уже второе нарушение моих правил, Этель, — перебил мужчина, сильнее прижимаясь ко мне. И на этот раз я абсолютно точно почувствовала его вожделение! — Второе. Первое я спустил тебе с рук, но вот во второй раз не надейся, что отделаешься так просто. Потому… ты ведь помнишь, что я пообещал тебе, когда ты пробралась в подвал, нарушая первое правило, — неожиданно коварно прошептал он мне на ухо. В этот момент у меня засосало под ложечкой, и сердце забилось, словно сумасшедшее.

А в следующий миг я уже стояла посреди тесной комнатки с каменными стенами… неужели это подвал?

— Да, не волнуйся, хоть Сторожевые еще некоторое время будут гулять по территории, но сюда они не зайдут. Эта комната одна из безопасных, — выдохнул опекун в мои губы.

И лишь после я разглядела в тусклом магическом свете, что стены комнатушки увешаны плетками, веревками, кожаными наручниками и множеством предметов, которые трудно было назвать иначе, нежели орудиями пыток. Особенно это касалось мощного стального крюка, свисавшего с потолка.

— Что вы… собираетесь сделать? — шепнула я дрожащим голосом.

— То, что и обещал, — ухмыльнулся мужчина, ловко расстегивая мое платье. — Хорошенько отшлепать тебя.

— Ах… — сорвалось с губ, когда платье соскользнуло с моих плеч, и губы опекуна жадно захватили сосочек сквозь кружевную ткань бюстье!

— Когда плохая девочка нарывается на наказание, будет просто несправедливо ее этого наказания лишить, — хмыкнул лорд Фарлер, позволяя длинной юбке упасть на пол, оставляя меня в одном нижнем белье.

Всхлипывая от непрошеного возбуждения, я лишь запрокидывала голову, ощущая руки, ловко стягивающие с меня панталоны. Этот мужчина… я полностью была в его власти, без права возразить, сбежать или позвать на помощь. Моя судьба находилась в его умелых руках, которые так бесстыже касались моего хрупкого тела. И если сейчас он пожелает взять меня, никто и ничто не сможет помешать ему, возразить, вступиться за меня. Ведь я его собственность, а он, к тому же, занимает слишком высокое положение в этом странном обществе.

— Какая прелесть, — довольно прорычал опекун, оставляя меня без последнего клочка ткани на бледном теле. И под его властным взглядом я не смела даже порваться прикрыться.

Довольно облизав губы, лорд Фарлер схватил меня на руки, прижимая к своей обнаженной коже, и отнес в центр комнаты, где опустил мои босые ступни на прохладный каменный пол.

— Стой ровно, Этель, — властно приказал он, снимая с одной из стен кожаные фиксаторы, которым закрепил мои руки, и крепкую веревку.

Без малейшей заминки, воистину профессионально, мужчина завязал несколько узлов, подвешивая меня за руки на тот самый жуткий крюк. Ноги едва-едва, лишь кончиками пальцев касались пола. А опекун тем временем взял в руки плетку-девятихвостку!

— Ну что ж, воспитанница, пришло время преподать тебе урок, — прошептал он, чувственно проводя рукоятью плети по моей груди вверх, до подбородка. — И да, можешь кричать, — добавил мужчина, неожиданно делая резкий удар по ягодицам!

Я в самом деле вскрикнула. Но не от боли, а от… что это было? Испуг? Или, может, наслаждение? Сама боль была совсем слабой, но вот все чувства обострились. Я ощущала себя, словно на иголках, каждый маленький укол которых возбуждал.

— Какая чудесная кожа, — страстно прорычал мужчина, взрывая мое тело новым ударом по ягодицам. — Если бы ты видела, как на ней красиво смотрятся эти маленькие розовые полосочки… — выдохнул он, нанося следующий удар уже не платью, а ладонью!

Ощутив воспаленной кожей его пятерню, я едва не потеряла сознание от вспыхнувших перед глазами алых искр. А уже несколько секунд спустя громко застонала, когда вместо того, что бы убрать руку, опекун скользнул ею к промежности, касаясь меня меж ног.

— Надо же, ты такая влажная, моя малышка, — возбужденно ухмыльнулся он, водя пальцами по моей плоти. — Признайся, тебе ведь это нравится, да? — добавил он жарким шепотом мне на ухо, и я из последних сил, кусая губы, сдержалась от того, чтоб не закричать, умоляя сию же секунду войти в меня!

Но видимо это желание опекун и без слов прочитал в моих затуманенных от вожделения глазах. И подхватив ножки, закинул их себе на бедра…

Вот только не вошел в меня. Лишь прижался к моей влажной плоти своим твердым словно камень членом. И напряженно дыша, принялся скользить им по моему цветку, вырывая из глотки крики болезненного возбуждения. Это было невыносимо — желание нарастало, становилось физически болезненным, и единственное, что могло удовлетворить его, это орган, который просто обязан был проскользнуть в меня, лишая тело Этель невинности. Тело, до безумия желавшее отдаться этому мужчине, который сейчас прижимался к моей влажной от пота коже и пытал меня самой ужасной пыткой на свете.

— Пожалуйста… я не могу больше… — обессилено простонала я на грани всхлипа, запрокидывая голову, чтобы в следующий миг ощутить на своей шее горячие губы.

Увы, опекун не отвечал. Лишь наращивал темп, скользя членом меж моих ног, но все так же не проникая… пока я не ощутила, как из его органа на мои бедра брызнуло вязкое семя!

Проклятье, это слишком несправедливо…

Но не успела я взвыть от отчаяния, когда почувствовала, как мою кожу быстро вытирает мягкое полотенце. После чего лорд Фарлер, встав передо мной на колени, забросил мои ножки себе на плечи и, утонув лицом меж ними, пустил в ход свой язык!

Ох черт. Никогда бы не подумала что мужчина, который так редко утруждал себя болтовней со мной, способен ТАК орудовать своим ртом. Задыхаясь от громких криков, я судорожно сжимала пальцы связанных рук, вздрагивая всем телом. И когда меня накрыло сокрушительным оргазмом, я смутно поняла, что вот-вот потеряю сознание.

Секунда, и мои руки больше не были связаны. А я более не висела, подвешенная на крюке… а лежала на сильных руках своего все еще обнаженного опекуна. Который, все так же ничего не говоря, положил мою спину на мягкую постель. Уже проваливаясь в беспамятство я узнала собственную спальню… в которой снова было пусто.

ГЛАВА 6. Любопытство кошку сгубило

— Осторожнее! — выдохнул Питер, подхватывая меня, когда я, оступившись, едва не полетела вниз по внушительным ступеням поместья.

Сердце вздрогнуло и я, замерев, лишь тяжело дышала глядя на мужчину, лицо которого оказалось поразительно близко.

Даже странно, никогда ранее не замечала особо за собой неуклюжести. А тут ноги сами запутались и едва шею не свернула.

— Вы в порядке, Этель? — деликатно спросил Питер, скользя ладонью по моей спине.

— Да, вроде в порядке, спасибо, — смущенно проговорила я в ответ, когда он выпустил меня из своих объятий, позволяя встать на ноги, на этот раз — придерживаясь за поручни.

— Будьте внимательнее, ведь оказавшись в такой ситуации, когда меня не будет рядом, вы можете пострадать, — покачал головой мужчина, нежно касаясь моей руки, чтобы прижать ее к губам.

— Постараюсь не давать вам более поводов для беспокойства, — улыбнулась я. Все же, в этой галантности Питера определенно что-то было. Рядом с ним я в самом деле чувствовала себя благородной леди высокой крови… а не похотливой уличной девкой, которую схватили посреди подворотни и грязно лапают, прижав к стенке.

— Ловлю на слове, — подмигнул мужчина. — Потому что поводов для беспокойства за вас у меня хватает и без вашей неуклюжести…

— О чем это вы? — непонимающе переспросила я, нахмурив тонкие брови.

— Все же, вы под опекой довольно… специфического человека, — проговорил он с напускной улыбкой, за которой, тем не менее, угадывалось беспокойство. А ещё — немного панический взгляд, словно мечущийся из стороны в сторону.

— Специфического? — осторожно переспросила я. — Вы о его… роде деятельности?

— Что поделать, таково уж ремесло Седрика, — вздохнул собеседник, отводя взгляд. — Темный маг на государственной службе, благодаря которой его полномочия несоразмерно велики по сравнению с ответственностью, что он несет за свои поступки… определенного рода.