Тёмный опекун для попаданки (СИ), стр. 5

Я же… Я не знаю, как долго у меня самой не было мужчины, просто не помню этого. Потому не могу оценить, испытывала ли сейчас настоящее животное притяжение к конкретному человеку, или же просто «изголодалась» по ласкам, и сейчас, подначиваемая продолжительным стрессом, на подсознательном уровне желала немного его снять, отдавшись тому, к кому как минимум не испытывала физического отвращения. Но в этот конкретный момент я понимала, что если мой опекун пожелает взять меня здесь и сейчас, я не стану возражать. Да, потом буду кусать губы, называя себя доступной дурехой… однако сейчас каждая частичка меня горела. И я лишь в последний момент, опомнившись, одернула руку, которой уже собиралась потянуться к паху Седрика Фарлера, что бы обхватить пальцами через ткань штанов внушительный мужской орган, который так интригующе упирался в мои бедра, когда тот прижимал меня к стене…

— Надеюсь у нас с тобой больше не будет проблем, — бросил опекун, швыряя меня на кровать… а после исчез прямо из комнаты, оставив меня одну!

Ровно за минуту до того, как часы пробили полночь.

ГЛАВА 5. Злостная нарушительница

Визиты Питера в поместье стали для меня своего рода бальзамом на душу. Этот человек почти каждый день наведывался к моему опекуну по делам, в перерывах между которыми находил немного времени, что бы уделить его мне. По сути, он стал чуть ли не единственным, кто составлял мне компанию. Ведь слуги были обучены не докучать господам разговорами и просто тихо делали свою работу. Кроме нас с Седриком никто в этом доме больше не жил. И естественно лорд Фарлер не выводил меня в свет, где я смогла бы контактировать с другими девушками — в том числе с теми, кого Этель считала подружками. И которые, как ни странно, не спешили навещать меня здесь в сопровождении отцов и братьев.

Так что если бы не Питер, то я бы, наверное, попросту свихнулась от одиночества в этих стенах. Потому что после той ночи (от воспоминаний о которой меня все еще бросало в жар) Седрик Фарлер не удостаивал меня своей компании.

Когда после его ухода наваждение прошло, я едва не сгорела от стыда. И даже не столько от того, что этот мужчина делал с моим телом, сколько от собственных желаний, которые вспыхнули во мне тогда. Ведь мы с ним практически не общались, и все наше «общение» укладывалось в несколько фраз, служивших небольшими интермедиями между домогательствами опекуна.

Как же случилось так, что я уже готова была просто взять и отдаться этому мужчине? Хоть я до сих пор почти ничего не могла вспомнить о своей прошлой жизни, но отчетливо понимала, что никогда не была девицей легкого поведения и любительницей случайного секса, готовой вскочить на первого встречного красавчика. Даже пресловутое правило «секса на третьем свидании» презирала и считала, что в постель с мужчиной следует ложиться только тогда, когда между мной и им уже выстроился определенный уровень доверия, который не зависел от количества свиданий.

Почему же Седрик Фарлер так действует на меня? Почему мое тело так охотно отзывается на его прикосновения, а сердце взрывается искристым восторгом, когда он прижимает меня к себе? Возможно этот мужчина в самом деле просто зачаровывает меня? Но тогда бы он наверняка шел до конца, а не ограничивался «обласкал и ушел в ночь». Не понимаю, совершенно не понимаю — ни его, ни себя.

Все эти мысли захлестывали с головой, стоило Питеру оставить меня без своей компании. В его присутствии как — то удавалось справиться со всем этим, но в одиночестве шансов не было. Я снова путалась, терялась, забывала обо всем, кроме свои тревог. И так — день за днем.

В который раз утонув в своих мыслях, я совсем забыла об ужине. Увы, громко забурчавший желудок отчаянно не давал о себе забыть, безапелляционно требуя набить его едой. К счастью, время было ещё не слишком позднее — часы в моей комнате показывали без десяти одиннадцать. Так что я нажала на кнопку вызова прислуги… Вот только никто не пришел!

Да что ж такое? Никогда раньше такого не было, горничная появлялась почти сразу, стоило мне нажать на пресловутую кнопку — получив сигнал вызова на магический браслет, женщина быстро являлась ко мне, спрашивая, чего я пожелаю. Но сейчас… Возможно она просто устала, или у нее есть какая — то весомая причина, по которой она не может прийти ко мне. Вот только если я так ничего и не сделаю, то останусь на ночь голодной. А как заснуть, слушая это урчание в животе, я не представляла. Потому оставалось только одно: взять ситуацию в свои руки.

Робко выглянув в коридор, я осмотрелась по сторонам и направилась в сторону давно разведанной кухни. Времени до полуночи было совсем немного, так что мне следует поторопиться, чтобы успеть набрать себе чего-нибудь перекусить и вернуться в свои покои…

Как вдруг я, отскочив назад, завизжала от ужаса. Прямо на меня, вытянув вперед призрачные руки, мчался изувеченный полупрозрачный мужчина в лохмотьях. Его белесые глаза безучастно смотрели на меня, а из искаженного открытого рта выглядывали кривые острые зубы, с которых стекали слюни.

Ох, что происходит? Кто-нибудь, умоляю, помогите, я не хочу!..

Оцепенев от страха, я бессильно зажмурилась… но неожиданно ощутила сильные мужские объятия, которые сгребли меня в свой надежный кокон.

— Ты что, совсем рехнулась? — услышала я разъяренное шипение. И открыв глаза поняла, что стою посреди своих покоев, в объятиях опекуна… который был полностью обнаженным!

— Вы… почему… — заикаясь, пробормотала я, стараясь не рассматривать мужское естество лорда Фарлера. — Почему… без одежды?..

— Потому что ты вытащила меня из постели, идиотка! — выпалил мужчина, резко прижав меня к стене своим тренированным телом. — И я не пойму, какого черта тебе самой в постели не лежалось!

— Я просто… хотела поужинать…

— Ужин? В пол шестого утра? Серьезно?

— Пол шестого утра? — встрепенулась я, в панике распахнув глаза. — Но… как?

— Что как? — прошипел опекун. — Разве я не приказывал тебе не покидать свои покои с полуночи до шести утра? Что тут такого непонятного?

— Часы, — всхлипнула я, дрожа от разрывавших меня чувств. — Часы в моей гостиной, они показывали без десяти одиннадцать…

— Да ладно? — хмыкнул он, бросая взгляд на те самые часы… на которых сейчас, черт возьми, и правда было пол шестого… а точнее уже без двадцати шесть.

— Ничего не понимаю, — пробормотала я, ощущая нарастающую неловкость.

— Что тут непонятного, дура? — напряженно проговорил лорд Фарлер. — Если бы я, почуяв как сработало охранное заклинание, не потрудился выбраться из постели и проверить, что там стряслось, тебя бы уже не было в живых, понимаешь? — повысил голос он, слегка сжимая пальцами мои плечи.

— Это существо… что это было? Почему оно в доме? — в панике вскрикнула я.

— «Это существо» было одним из моих Сторожевых, — прорычал маг, пронзая меня своими рубиновыми глазами. — С полуночи до шести утра две сотни таких ходят по всей территории моего поместья на случай, если кто-нибудь вздумает сюда пробраться. На них не действует ни магия, ни оружие, ни огонь. Куда надежнее обычной охраны в виде людей из плоти и крови. Один минус: они не контролируемы и за исключением меня, бросаются на все живое, что встретят за пределами нескольких жилых комнат, куда вход им закрыт заклинаниями. Именно в таких комнатах сплю я, ты, прислуга, а так же имеется несколько безопасных гостевых покоев. И ты первая в этом доме, кому хватило ума разгуливать за пределами своей безопасной зоны прежде, чем закончится заложенная заклинаниями активность Сторожевых.

— Но я… я не знала…

— Ты знала, что я запретил тебе покидать свои покои с полуночи до шести! — строго напомнил опекун. — Или может мне в деталях раскрыть тебе все свои тайны, а? Заодно с секретами государственной безопасности. Наглая девчонка…

— Простите, — шепнула я, ощущая, как орган лорда Фарлера начал понемногу затвердевать. — Эти часы, они в самом деле показывали другое время… Я бы не стала…