Тёмный опекун для попаданки (СИ), стр. 15

— Но ведь только так мы сможем их обмануть и выманить, — пожала плечами я. — Так что с самой нашей первой встречи в том мире не стесняйся вести себя как последний извращенец, который хочет круглосуточно насиловать меня, а в конце прикончить на жертвенном алтаре. И нет, не волнуйся, — подмигнула я, снова прижимая палец к его губам, прежде чем он успел возразить. — При таком раскладе я все равно никогда не возненавижу тебя. Потому что уверена: даже оказавшись в другом мире и в чужом теле, даже когда ты будешь не в этом теле, а в своем собственном, даже когда я ничегошеньки не буду о тебе помнить… мое сердце все равно узнает тебя.

Поцелуй. Нежный, долгий, страстный.

— Хорошо, положись на меня, — шепнул Седрик, гладя мои короткие рыжие кудряшки. — Как только я вернусь в свой мир, то начну подготовку к ритуалу и перенесу тебя, как только это будет возможно. И просто хотел напомнить тебе, чтоб ты не волновалась… С моим уходом то тело, в котором я сейчас нахожусь, умрет. Но не переживай, это буду не я. В конце концов, душа этого человека уже давно отлетела, что и позволило мне занять ее место. Потому не убивайся по этому типу и не носи цветы на его могилу, а просто жди, когда я снова тебя обниму.

— Конечно, дорогой. Я буду ждать, — прозвучал тихий шепот, с которым я вновь утонула в нежных ласках таинственного мага из другого мира…

ГЛАВА 11. Шестой камень

Очнувшись в своей кровати, посреди уже привычных покоев, я все ещё не до конца пришла в себя. И, по — правде, большинство воспоминаний из прошлой жизни оставались размытыми и нечеткими. Тем не менее, хоть что-то я уже знала, и в чем-то была более-менее уверена. Потому не стала лишний раз суетиться, просто вызвала горничную и попросила перекусить — не знаю, сколько я провела в отключке, но сейчас меня терзал просто зверский аппетит.

Утолив голод, я принялась ждать. Попытки почитать какую-нибудь книгу или газету заканчивались довольно быстро — просто не удавалось сосредоточиться на написанном. Все мысли вертелись вокруг Седрика и всего, что произошло.

Ближе к одиннадцати я уже начала клевать носом, когда темный маг наконец появился на пороге моей гостиной. И я, не думая, вскочила с кресла, чтобы крепко-крепко обнять его.

— Скажи, что все хорошо, — прошептала я, пряча лицо в его черной рубахе.

— Все хорошо, родная, — улыбнулся мужчина, и я ощутила его теплую руку на своих вишневых волосах. — Последние два дня мне пришлось попрыгать, но в общем я все уладил.

— Два дня? Долговато я проспала.

— Ничего, это нормально после того, как я снял печать с твоей памяти, — успокоил мужчина, опускаясь в кресло и уволакивая меня за собой, к себе на колени. — Воспоминания должны полностью восстановиться в течение месяца. По крайней мере, основная их часть.

— Надеюсь, мне не придется ждать целый месяц, прежде чем получить какие-то объяснения? — подмигнула я, заправляя за ушко прядь его черных волос.

— Конечно, не переживай.

— Так… что это вообще, черт возьми, было?

— Начну, наверное, с самого начала, — вздохнул мужчина. — Несколько лет назад я обнаружил, что в материи между бесконечными мирами обитает некая темня энергия, обладающая сознанием. И у этой энергии наблюдалось довольно скверное навязчивое желание: разрушать. Несколько миров ей уже удалось разрушить чуть ли не под корень. Выбирая себе цель, оно начинало искать себе в том мире последователей. Проникало в него астрально и нашептывало о тайных желаниях некоторым людям, обладающим определенным положением. Со временем эти люди ехали крышей, формировали нечто вроде культа, посвященного этой сущности, и получая от него приказы через Верховного. Целью культа во всех мирах было одно: открыть врата измерений, чтобы сущность могла проникнуть в этот мир. Для самого мира все заканчивалось более чем плохо. Он либо разрушался полностью, обращаясь в серую пустыню, либо погружался в хаос; становился сущим адом, где царствовали бесконечные разбой, войны, разруха и отчаянные попытки окончательно обезумевших людей выжить среди кровожадных чудовищ.

— И ты понял, что следующей целью сущности стал мир, в котором я жила.

— Именно, — кивнул Седрик. — Более того, оно уже вело там активную деятельность и вторжение было не за горами. Еще немного, и твой мир ничто не смогло бы спасти. А главное, новая цель сущности уже была выбрана — мой мир. Благодаря тому, что оно начало здесь действовать, я и вышел на него. И у меня был лишь один способ спасти собственный мир: отправиться в ту реальность, где сущность уже развернулась на полную, и разведать все, что смогу. А заодно попытаться на «экспериментальном» мире найти способ противостоять ЭТОМУ, прежде чем оно радикально возьмется за мой мир. Ради того, чтобы попасть в твой мир, я заклинаниями заморозил свое тело, оставляя в нем как якорь маленькую частичку своей души, и решился на то, чего не делал еще ни один маг королевства Арчесар: совершил скачек, вселившись в тело мужчины, душа которого в момент перемещения уже покинула тело, но при этом еще оставался шанс на реанимацию. К счастью, вместе со мной переместились и мои магические способности, так что я мог действовать почти в полную силу. И действуя, встретил тебя. Вместе нам удалось разрушить заговор правительственной группы из твоей страны, которая была костяком культа, и сорвать ритуал открытия врат. А заодно предпринять некоторые меры, благодаря которым сущность больше никогда не смогла бы пробиться в твой мир. Вот только это означало, что теперь основной целью становится моя родная реальность. Так что я должен был возвращаться поскорее… Но не мог попрощаться с тобой.

— И тогда предложил мне самой совершить перемещение в твой мир?

— Да. И ты, как ни странно, согласилась, — вздохнул темный маг. — Так что едва вернувшись, и параллельно ведя разведку, я начал разработку ритуала для перетаскивания твоей души. Когда все было готово, мне оставалось лишь ждать подходящего момента.

— А в чем заключалось то, что именно тот момент был подходящим? — поинтересовалась я.

— Ритуал, который я разработал, был завязан на том, чтобы каждый из богов этого мира единовременно закинул крюк-импульс. С его помощью один менял телами две души при условии, что жизнь той девушки, которая находилась в этом мире, была на грани. Вот только богов здесь у нас шесть, а нужная мне душа — всего одна. Так что нужно было выждать момента, в который одновременно появится шесть женских тел, куда могла бы вселиться перенесенная душа. Индикаторами готовности были шесть камней, которые я всегда носил с собой, — сообщил Седрик, откатывая рукав, чтобы показать мне браслет с красным, желтым, коричневым, черным, белым и голубым камнями.

— Секундочку, я все правильно поняла? — запнулась я. — Шесть камней, шесть богов, шесть подходящих тел… То есть, боги тянули из моего мира, кроме меня, еще пятерых души?

— Не факт, — возразил темный маг. — Крючков, которые забрасывали боги, в самом деле было шесть, и один из них предназначался тебе. Остальные же были лишь условностью ритуала и не факт, что они кого-нибудь вытащили. Конечно, есть вероятность, что за них зацепились души ещё пятерых женщин, которые в момент ритуала очень сильно желали оказаться «где угодно, только не здесь», следовательно перейти в этот мир, вселившись в одно из вероятных тел, в то время как хозяйки этих тел переносились в их тела, чтобы вместо смерти, дожить жизни тех женщин. Но точно так же на крючки богов мог никто и не попасться. Потому совсем не обязательно, что в Арчесаре сейчас находятся еще пятеро девушек из твоего мира.

— А мы можем это проверить?

— Увы, но нет, — покачал головой мужчина. — Я нацеливался лишь на поиск тебя и не ставил маячки для отслеживания других в момент сотворения чар, так что их следы для меня были утеряны. На тебе же стояла метка алого камня, рубина, так что я сумел быстро найти тебя. И сразу же принялся ломать голову над тем, как заполучить над тобой опеку, потому что тебе повезло угодить в тело Этель Мизери — чудом выжившей девушки, которая, по плану заговорщиков, должна была умереть в театре вместе со своими родителями. Тем самым сделав единственным наследником фамильного состояния твоего дядю Клауса Мизери.