Тёмный опекун для попаданки (СИ), стр. 14

И снова я, не слушая брани Питера, замерла, словно пораженная молнией. Неужели… неужели Седрик предвидел то, что кто-то может попытаться сделать со мной нечто подобное? И именно поэтому тогда той ночью произошло все то, что произошло? Вот что значили его слова про «теперь ты под защитой»? А я, получается, так просто взяла и повелась на ту липу о нем, что мне подсунули? Черт, какая же я дура!

Хотя с другой стороны, ведь Седрик ничего мне не говорил. Даже словом не намекнул за все это время, что именно делает и зачем. Просто домогался, а в конце концов принудил к сексу. И да, пускай я той ночью сама была более чем не против… Он же о том, не против ли я, меня не спрашивал, и не мог знать наверняка, захочет ли невинная девушка вот так лишиться с ним девственности!

Но все это слишком запутано, слишком странно и непонятно…

— Не надейся, что отделаешься так просто, потаскуха, — тем временем выпалил Питер, прерывая мои мысли. — Нет такого заклятия, которое невозможно снять. И думаю мы найдем способного мага. Если не до этого рассвета, то немного позже, и повторим свадебный ритуал. А ты, милая моя, все равно будешь послушно стоять и делать все, что полагается, для его завершения. Поняла?

Не зная, что ответить, я лишь дрожала от страха, в то время как мужчина прямо голышом связывал меня веревками, которые ловко достал из-под кровати.

Так значит он изначально собирался связать меня, но по исходному плану — после первой брачной ночи, когда я стану его женой, пока смерть не разлучит нас? Но зачем ему это все?

А главное… как скоро по его задумке смерть должна была бы нас разлучить?

ГЛАВА 10. Сговор с дровосеком

Близился рассвет. И я ожидала его, сидя связанной в старой лачуге, на постели со смятыми белыми простынями. Едва закончив обездвиживать меня, Питер написал письмо, отправив его через почтовый артефакт, и все это время ждал ответа. Который только что получил.

Нервно прочитав послание, мужчина смял, а после порвал на части и сжег над свечей небольшой листок бумаги. А после молча подошел ко мне, чтобы развязать ноги и отвязать от кровати.

— Идем, и без фокусов, — приказал он, грубо дернув меня за плечо.

Сжав зубами кляп, я шатаясь пошла к выходу — освободившиеся от тугих веревок ноги сильно затекли, и сейчас каждый шаг стоил мне огромных усилий. Что Питера, похоже, нисколько не волновало. Вероятно ему не терпелось выполнить приказ и доставить меня туда, где его ждет человек, который за ним стоит.

— Давай, шевелись, — прорычал мужчина, толкнув меня в спину так сильно, что я чудом удержалась на ногах. — У меня нет времени на твое нытье!

Налетев бедром на уголок стола, я больно ударилась, и вперемешку со всеми переживаниями едва не расплакалась…

«ЭТЕЛЬ. БЫСТРО ЗАКРОЙ ГЛАЗА!», — неожиданно прозвучал в моей голове голос Седрика. Не понимая, было ли это галлюцинацией, или еще чем, я просто интуитивно зажмурилась…

А в следующий миг даже сквозь плотно закрытые веки увидела яркий свет, от которого глаза больно защипали. Запоздало я ощутила, как по щекам потекли слезы… И услышала яростный вой, разносившийся прямо над моим ухом.

Когда вспышка утихла, я решилась осторожно разлепить веки, и с удивлением увидела рядом с собой Питера, который скорчившись от боли, хватался за глазницы, из которых текла кровь!

После этого прошла лишь доля секунды, прежде чем дверь лачуги разлетелась на щепки, и в нее уверенным шагом вошел Седрик Фарлер.

Неожиданно Питер, словно забыв о боли, замер, и напряженно вдохнул воздух широкими ноздрями. И в тот же миг резко повернул голову ровно в ту сторону, в которой стоял темный маг.

От того, что начало происходить дальше, я закричала, инстинктивно отскакивая в сторону. Потому что Питер, ловко вскочив на четвереньки, начал быстро покрываться густой серой шерстью. Его тело деформировалось, из пальцев полезли мощные когти, а лицо вытягивалось в волчью морду… на которой зияли две пустые глазницы со сгустками крови.

Не может быть. По форме это существо было точно таким же, как и то, что напало на меня той ночью. Вот только если тот зверь скорее напоминал тень с горящими глазами, то ЭТО было полностью материальным. И пугало в разы сильнее.

Вот только Седрик, глядя на свирепое чудовище, даже не повел бровью. С совершенно спокойным лицом он взмахнул рукой, создавая в воздухе красную печать, в которую молниеносно просунул стиснутый кулак, извлекая огромный топор, словно сотканный из чистого алого света!

Не может быть. Этель слышала о таком, когда училась в пансионе. Неужели… неужели Седрик Фарлер — обладатель одного из двенадцати топоров Волчьего Дровосека, древнего магического оружия, которое является самым эффективным в мире при борьбе с оборотнями?

Убить вервольфа очень непросто, практически невозможно. Волчья форма даже у самых слабых из них обладает не только поражающей силой, выносливостью и ловкостью, но еще и серьезной регенерацией. Потому обычным людям, даже самым умелым воинам, победить их практически невозможно, а сильным магам — очень сложно.

Вот только топоры Волчьего Дровосека обладали одной важной особенностью: с их помощью становилось возможным убить волчью сущность, при этом не нанося смертельных ран самому оборотню. Таким образом лишая их опасной звериной ипостаси и оставляя в роли обыкновенного слабого человека.

Видимо поняв, в какую передрягу попал, уже набравший разгон Питер резко затормозил, пытаясь развернуться в маленьком домишке и то ли выпрыгнуть в окно, то ли просто проломить ветхую стену. Но к его разочарованию, Седрик оказался проворнее. Двигаясь и сам не хуже хищного зверя, мужчина ловко подскочил в оборотню, с силой опуская на него топор!

В последний раз взвыв, вервольф упал на пол, беспомощно на нем распластавшись. И в то время, как звериная шкура гнила и ссыхалась, на полу оставался всего лишь мужчина. Дрожащий, обнаженный, ослабевший, на грани потери сознания. В котором он в самом деле не пробыл дольше нескольких секунд после того, как его волчья шкура обратилась в комок облезлой шерсти на прогнившем полу.

Не став ждать, пока он придет в себя, Седрик в два щелчка наложил на Питера заклятие, связывая его по рукам и ногам магическими силками. А после…

Сорвавшись с места словно безумный, подбежал ко мне, и крепко-крепко обнял.

— Он не навредил тебе? — сипло спросил мужчина, отчаянно прижимаясь лицом к моим волосам.

— Нет… Седрик… прости… — дрожа, прошептала я, совсем не думая о том, что внезапно перешла с опекуном на «ты». — Я… Я такая дура. Мне очень жаль… я не должна была сомневаться в тебе…

— Все в порядке, любимая, — выдохнул он, щекоча своим дыханием вишневые волоски у моего уха. — Это я должен извиняться. Хоть ты и сама дала на это добро, я все равно никогда не прощу себя за то, что подверг тебя такой опасности…

— О чем ты? — вздрогнула я, разом замерев. — Я не понимаю…

— Я знаю, кто ты.

— Что?

— Ведь именно я привел тебя в этот мир, — шепнул Седрик за несколько секунд до того, как я лишилась чувств.

— Я так не хочу оставлять тебя одну, — жарко выдохнул привлекательный шатен, прижимая меня к себе в небольшой мягкой кровати.

— Но ведь это же ненадолго, — улыбнулась я, целуя его плечо. — Уже совсем скоро я снова буду с тобой, только в твоем мире.

— Главное, чтобы у меня все получилось…

— Получится, — перебила я, запуская пальцы в короткие волосы. — Я доверяю тебе и полагаюсь на тебя. — Послушай, Света, я не настаиваю, чтобы ты…

— Все в порядке, Седрик, я сама этого хочу, — перебила я, приложив указательный палец к его губам. — Хочу быть с тобой и помочь тебе сохранить твой родной мир точно так же, как ты сохранил мой.

— Это будет очень опасно, — покачал головой мужчина. — Не только само перемещение твоей души, но и все, что последует за ним. Ведь если мы будем действовать так, как обсудили… Ты ведь не будешь ничего помнить обо мне и обо всем, что случилось с нами здесь. Более того, мне придется сыграть перед тобой роль озабоченного хладнокровного психа, чтобы ты максимально не доверяла мне.