Мой возлюбленный враг (СИ), стр. 1

Мой возлюбленный враг

Цикл «Шестой межгалактический союз»

Мамлеева Наталья

Пролог

Я привалилась к стене и поменяла зарядные устройства на бластере. Это последний. Если я использую заряд в воздух, то ничем хорошим для меня это не кончится. Только я выглянула из-за стены, как мимо пронесся лазерный луч. Перекатившись, я спряталась за покореженным оборудованием.

— Любимая, выходи. К чему эти игры? Я скучал!

Я знаю, как ты скучал. Именно поэтому отплачу тебе за свою боль сполна!

— Боюсь, что мы оба эмоционально неустойчивы для новой встречи! — прокричала я и выпустила несколько лазерных лучей в переключатель рядом с мужем.

Переключатель заискрил, прежде чем расплавиться, и противнику пришлось перебежками покинуть укрытие, пока я отстреливала его.

— Родной мой, как тебе встреча? Уже счастлив? Скука прошла?

— О да, с тобой скучать не приходится, милая! И да, встреча жаркая! Тебе удалось задеть ткань защитного костюма!

— Я старалась! — прокричала я и настроила свои очки на тепловидение, но мужа так и не нашла.

Куда он испарился. Где же ты, родной мой?

— Любимый, выходи же! Я жду!

В следующее мгновение к моему горлу приставили острое лезвие, и над самым ухом прозвучал голос, не суливший мне ничего хорошего:

— Я не заставлю тебя долго ждать.

Я похолодела. Как ему удалось?

Часть 1

За пять лет до событий в прологе

1

Рассветное уже проснулось. Я с самого утра находилась в возбужденном состоянии: сегодня мне предстоит навсегда покинуть родной дом. Тайна, которую хранили мои родители на протяжении двадцати лет, стала явью, открыв мне дороги в другой мир.

В мир свободных людей.

Рассветное было небольшим сельскохозяйственным образованием на планете с теплым климатом и хорошей почвой — Орео. Эта планета находилась на окраине конфедерации — Шестого межгалактического союза, поэтому была законсервирована, новости и новшества доходили сюда последними, но зато здесь можно было насладиться тишиной и спокойствием.

"Утопия" — именно так я называла свою жизнь, потому что все было слишком хорошо. Пусть мои приемные родители и были зависимыми, они никогда не нуждались в еде — вот он, плюс жизни на Орео.

Но вместе с тем моя душа рвалась к приключениям, а жизнь здесь — это консервация. Каждый новый день похож на старый, каждый день — улыбающиеся добрые лица, однообразные разговоры и самое противное — отсутствие какого-либо движения.

Здесь время будто остановилось. Люди даже не плачут, когда кто-то умирает. Все принимают это как данность. Даже если случаются несчастные случаи в поле с техникой, медицина способна решить эти проблемы. Если же она бессильна, о подобных случаях быстро забывают.

И все вновь счастливы. Утопия.

Но теперь для меня все изменилось. Теперь я жаждала перемен и знала, что они непременно скоро последуют. Двадцать один год — прекрасная дата для начала новой жизни.

В Орской системе жили преимущественно ороситы, отличавшиеся чуть оттопыренными ушами, похожими на кошачьи, алебастровой кожей, белыми зрачками и треугольной формой лица. Я обладала всеми этими качествами, но ко всему прочему у меня были еще и огромные радужные глаза, свойственные фаэртам.

Последние были представителями фаэрской системы, которая была центром конфедерации, как политическим, так и светским. Они отличались загорелой кожей, заостренными ушами и высоким IQ.

Но их главной слабостью были яркие радужные глаза, выдающие любые их эмоции: желтый — радость, оранжевый — симпатию, красный — любовь, зеленый — неприязнь, голубой и синий — грусть, фиолетовый — ярость. Так и я была открытой книгой, пусть зрачок и переливался всеми цветами радуги но периодически один из цветов преобладал над другими, выдавая мои эмоции.

Все гуманоиды нашей конфедерации были совместимы между собой, как и представители еще нескольких союзов. Раньше я была уверена, что в родственниках родителей наследили фаэрты, но вчера все встало на свои места: я — приемная.

Проверив, всё ли сложила в рюкзак, я вышла в гостиную и с улыбкой посмотрела на своих родителей.

Наш дом представлял собой землянку с открытым люком посередине, который закрывался полиуретаном во время выпадения осадков. Комнат было две, из-за чего сверху дом представлял собой шар с двумя полукруглыми "ушками". Посередине совмещались и столовая, и кухня, и гостиная.

Родители сидели за столом и тихо переговаривались. Едва шумели кондиционер и кофеварка. Я окинула комнату печальным взглядом и прошла вперед, придерживая рукой лямку рюкзака. Родители прервали разговор и осмотрели мою тоненькую фигуру обеспокоенным взглядом. Я неуверенно улыбнулась, присев напротив них за стол.

— Может, съешь чего-нибудь? — с надеждой спросила мама, поджав губы.

— Нет, — отрицательно мотнула я головой, — ничего не хочется!

— Ты же голодная будешь! — всплеснула руками родительница.

— Тогда давай я возьму с собой бутерброды с арахисовым маслом и позже обязательно позавтракаю? — предложила компромисс я.

— Хорошо, — согласилась родительница, поднялась со своего места и принялась возиться на кухне.

Мне было больно от беспокойства родителей. Лететь в столичную систему было правильной идеей, но как же тяжело бросать любящих людей! Было чувство, что я их больше не увижу, и от этих мыслей я никак не могла избавиться. Родители скопили достаточно денег для того, чтобы отправить дочь в летное училище, живя строго по карману. И это с учетом того, что зависимые работают, считай, даром.

И вот сегодня на мне была новая недорогая одежда, которую купили у проезжего торговца. Он уверял, что сейчас это модно в столице: укороченные брюки бежевого цвета, белая туника с длинными рукавами и мягкие ботфорты.

На Орео в такой одежде было жарко, но скоро я сяду на шаттл, который доставит на космодром. И уже оттуда осуществится моя мечта — прилет на Фарэт, столицу Фаэра и всего Шестого союза. В столице находились лучшие учебные заведения, и было множество бюджетных мест. Уверена, что мне хватит сил поступить, ведь по-другому просто не может быть!

— Худенькая же совсем, а еще не завтракаешь, — пробурчал мама, укладывая бутерброды в контейнер.

Я виновато улыбнулась, встала и подошла к маме, обняв её за талию.

— Обещаю тебе, что буду хорошо питаться. И как только получу первую стипендию, то куплю коммуникатор и буду звонить вам так часто, как вы сможете бывать в сельхозуправлении.

— Доченька, — развернувшись к нам, начал отец.

Его щеки порозовели, и я догадалась, что разговор будет далеко не о пушистых кроликах, поэтому вновь села за стол, а отец продолжил:

— Ну... ты... В общем, обороне я тебя обучил, поэтому сдачу маньякам ты дашь. А вот устоять перед обаятельными франтами столицы будет сложней, но ты смотри, не разменивай себя понапрасну. Ищи настоящую любовь, которую ни за что не купишь. Так же не стесняйся и спрашивай у нас с мамой все, что будет касаться... Ну... В общем, внуку или внучке мы всегда рады.

С каждым его словом красных пятен на моем лице прибавлялось, а к концу речи я сидела пунцовая. Подобные разговоры были непривычны. Парни в нашем селе были, но все они смотрели больше на моих сверстниц — они были менее образованными и более доступными.

Моим обучением занималась мать, которая до замужества была свободной, а оттого и образованной. В свободное время я много читала в общественном хранилище информации при поддержке старого друга отца. Так что пока сверстники развлекались с друзьями и работали в поле, я, благодаря поощрению со стороны родителей, отправлялась в библиотеку, где с электронных носителей читала различные книги.

Буду надеяться, что они достаточно расширили мой кругозор для поступления в летное училище.

×
×