Перевоспитать охламона (СИ), стр. 52

Оказавшись в кабинете, старик махнул на кресло, сам пошел к двери, открыв ее, крикнул:

-Евдокия, чаю!

И потом поразмыслив мгновение добавил:

-С баранками!

Спустя десять минут администратор, которую дед величал Евдокия, явилась с подносом, на котором разместился огромный чайник, две кружки и большая чашка с баранками. Самовара не хватает, ей-Богу!

-Значит, внучку мою потерял? – насмешливо поинтересовался дед, разливая чай по чашкам.

Открыто посмотрел на него. Соврать? А смысл? Ведь больше помощи просить не у кого.

-Сама убежала, - буркнул я.

-Да? С чего ей от тебя бегать? – недоуменно спросил дед, - Ты парень видный вроде, не урод, судя по шмоткам, при деньгах.

-Вот и я думаю, с чего? – спросил я, отпивая чай из кружки. В голове все еще был туман. А взгляд опять задержался на снимках. Такое впечатление, что у деда больше родственников нет. Только Ди.

- Ниса очень добрая и доверчивая, - проговорил дед Гиссар, - Обидел ты ее, может, изменил? Дело молодое, понимаю. А она барышня вспыльчивая.

-Да когда мне ей изменять-то, Рудольф Адамович, елки –палки? – вспылил я, - Я ее всего несколько часов видел. А она исчезла потом, ни адреса, ни телефона. Проснулся, а ее нет! И где искать не знаю! И спросить не у кого!

-Проснулся, говоришь? – буркнул дед. Посмотрел на старика. Тот серьезно смотрел на меня. протянув руку, вынул из стола продолговатый предмет. Протерев глаза, рассмотрел предмет лучше. Осторожно поднял руки вверх.

-Рудольф Адамович, предлагаю решить все мирным путем, - вежливо проговорил я. Старик направил пистолет на мои ноги, прищурив один глаз.

-Мирным? Посмотрим, - пробормотал дед. А вот мне что-то вдруг стало не очень комфортно под прицелом пистолета.

-Понимаете, я ее найти хочу, поговорить, узнать, почему сбежала, - торопливо, насколько позволяло пьяное состояние говорил я.

-Не я ее бросил, я бы ее никогда и ни за что не бросил, и не изменил бы, зуб даю! – продолжал я, не опуская рук, - Я с тех пор, как ее встретил, не встречался ни с кем. У кого хотите спросите.

Старик молчал, а я начал заметно нервничать. А потом вдруг расслабился. Пристрелит, да пофиг! Пусть либо поможет, либо уже стреляет. Может так мне легче станет без моей Ди. Хоть отвлекусь, валяясь в больничке, если выживу.   

-А, стреляйте, - пробормотал я, отпивая чай.

-Сигаретка есть? – спросил дед. Кивнул, вынимая пачку сигарет. Дед, вынув одну, повертел ее в руке. Зажал во рту, поднес к сигарете пистолет и нажал на курок. Вместо ожидаемого мною выстрела из ствола появился огонек. Дед отложил зажигалку, которой угрожал мне пару минут назад, и, откинувшись на кресле, посмотрел на меня.

-Ушла, говоришь? – пробормотал он. Кивнул, - Видно, припекло, раз меня нашел.

Вновь кивнул. Несколько минут дед смотрел в окно, будто забыв, что я сижу в кабинете и попиваю чаек с баранками.

-Помогу, - вдруг сказал он, - При одном условии, никаких заграниц. Пусть сюда возвращается.

Согласно закивал.

-Я только «за», - честно признался я, - Меня все равно не выпустят, визу не дадут.

-А что так? – поинтересовался дед, стряхивая пепел прям на пол.

-Да из-за идейных убеждений, - туманно ответил я. Дед хмыкнул, удивленно подняв брови вверх. Вздохнул, и честно добавил, - В морду одному человеку дал, а он теперь в консульстве трудится, а раньше мы в одной песочнице играли.

9

-Бывает, - улыбнулся дед, - Я вот тебе одну историю расскажу, так там вообще…

У деда я просидел до позднего вечера. Когда совсем стемнело, алкоголь выветрился из организма, я решил, что пора и честь знать. Прихватив с разрешения деда фотографию Ди в оранжевом сарафане, попрощался. Дед Гиссар мне понравился, общительный, веселый, со странностями, конечно, но кто без них?

Пришлось все-таки вызвать шофера, сам не рискнул сесть за руль. И по пути домой рассматривал фото Дионисии. А сам поражался тому, какая она красивая у меня, и как этому старому хитрюге, ее деду, удалось за вечер выпытать у меня все подробности знакомства с его внучкой.

  Глава 8   

   Радим и Вилора     

  Радим 

Ноги зажало. Легкие отказывались работать. В голове гудело. Перед глазами все кружилось, мешая рассмотреть хоть что-то. Старался выбить окно, не выходило. Кричал, но никто не слышал.  Огонь, появившийся в салоне, подступал ко мне, к ногам, рукам. Страх сковал мои движения. Ужас  и паника царили кругом, заставляя сердце перестать гонять кровь по венам. Вокруг суетились какие-то люди с безразличным выражением лиц. Пустые, ничего не выражающие глаза. Я молил о помощи, просил облегчить разрывающую тело и душу боль.  Но люди проходили мимо, не замечая меня, не глядя в мою сторону, обходя меня и мою машину, перевернутую и лежавшую на обочине. Хотел крикнуть, да как так?! Почему никто не поможет?! Ведь вот он я, тут, лежу, придавленный  грудой железа.

И тут мое внимание привлекла хрупкая фигурка девушки. Яркая, живая, от нее, казалось, исходило сияние, которое согревало меня, отпускало и успокаивало боль. Я замолчал, всматриваясь в лицо девушки. Протянул руки к ней, желая прикоснуться, обнять, найти покой и умиротворение. Она подалась вперед, позволяя прижать ее хрупкую фигурку к себе. Спрятать лицо в ее торчавших волосах, коснуться губами тонкой шеи.  Стоял, наслаждаясь каждым мгновением ее присутствия в моей жизни. Видел, как она отгоняла мрак от меня. Исцеляла, приносила покой. Выдохнул.

-Ты пришла, - шепнул я, обнимая ее до хруста в ребрах, прижимая к себе еще крепче, - Пришла, - повторил я.

Но Вилора молчала. Только обнимала меня и не говорила ни слова. Почему? Почему она молчит? Закричал, прося сказать мне хоть слово. Но она молчала. Так хотел услышать ее голос. И не мог.

Открыл глаза. Повертел головой, рассматривая комнату. Разочарованно выдохнул. Сон, всего лишь долбанный сон. В палату вошла медсестра Мария Петровна, открыла жалюзи на окнах.

-Доброе утро, Радим, - вежливо поздоровалась  она, - На процедуры сам пойдешь, или карету подать?

-Привет, Мария Петровна, - ответил я. Прислушался к своим ощущениям, мысленно спрашивая свое тело, смогу ли я преодолеть расстояние в сто метров самостоятельно на костылях, или попросить тетю Машу привезти коляску.

-Сам наверное, - выдохнул я, отбрасывая одеяло.

Прошло два месяца с момента аварии. Со дня крушения моих надежд и планов. Тогда я лишился многого. Карьеры, здоровья, девушки. И пока не знаю, какая потеря самая тяжелая для меня. И если девушку еще можно было завоевать, то со здоровьем и карьерой все обстояло скверно.

Как только очнулся, врачи поставили меня в известность, что усиленные нагрузки для меня противопоказаны. Травмы слишком серьезные. Так что я стоял перед выбором, либо короткая, но стремительная карьера, либо долгая и бесславная жизнь бывшего спортсмена, так и не достигшего пика карьеры. Гордость кричала о славе, вот только зачем она мне лет через пять-шесть? Когда буду прикован к инвалидному креслу, слава мне точно не поможет. А вот ноги и спина нужны.

Долгие недели неподвижного лежания заставили о многом подумать, пересмотреть взгляды на жизнь. Почти каждый день ко мне приходили друзья, родные навещали каждый день. Сестренки вообще проводили у меня все часы приема, веселили меня, развлекали. Булатовы тоже были частыми гостями в моей палате. Гавр приходил раза два в неделю. Только Вилора не приходила. Не потому, что не хотела. Нет. Просто я запретил ей рассказывать о том, где нахожусь. Пару раз она сама мне звонила, просила помочь, но я ссылался на свое отсутствие в городе. Извинялся, обещал позже перезвонить, говоря, что на сборах, и вешал трубку. Ее голос был бальзамом для меня. С замиранием сердца слушал его, потому как в моих снах она молчала.

 Гавр называл меня болваном, предлагал рассказать ей, где я и что со мной. Но я не хотел. Не хотел видеть ее жалость к себе, сочувствие в ее взгляде. От нее мне нужна только любовь, а вот подачек мне не нужно. Не хочу быть бродячим котом, которого она подобрала, обогрела и вылечила. Скорее всего, она примчалась бы меня навестить, шутила бы, или изучала бы мои ранения, с врачами бы, может, пообщалась. Но я не хотел, не хотел быть в ее глазах слабым, прикованным к кровати. Хотел быть ее лысым гопником, ее парнем, любимым мужчиной.