Перевоспитать охламона (СИ), стр. 28

-У всех свои недостатки, - улыбнулась старушка, - Понимаю, просьба не совсем обычная, - услышала ее ласковый голос, будто она обращалась к родной внучке, а не к незнакомому человеку, - Здесь есть кафе, не составишь мне компанию?

Стерла слезы ладонью. Кивнула. Почему-то старушка внушала мне доверие.

Мы прошли в кафе, расположенное в другом конце зала. Из окна было видно, как в небо поднимается самолет с моим храбрым львом на борту.

-Знаешь, в твоем возрасте я тоже любила, - вдруг начала рассказывать старушка, представившись Амалией Павловной, - Я была молода, наивна, считала, что все, что имею - вечно. Не ценила то, что было. Муж носил меня на руках, а я считала, что это все норма. Нос задирала, а он только смеялся. Бегал за мной, ухаживал красиво.

Старушка замолчала, отпивая чай из чашки, принесенной официантом. Я последовала ее примеру.

-Я родила дочку, все казалось прекрасным, муж был счастлив, а потом все исчезло, - старушка грустно улыбнулась, будто бы возвращаясь в прошлое, - Муж с дочкой полетел к родителям. Я должна была приехать позже, с работы меня не отпускали. А через пять часов мне сообщили, что их больше нет. Сегодня ровно тридцать лет как их нет со мной.

Старушка замолчала, накрыла ладонью мою руку, лежавшую на столике.

-Ты прости, что я тебе это все рассказываю, - сказала она, - Просто цените то, что имеете.

-Амалия Павловна, - прошептала я, - У меня все совсем по-другому.

Я, плача поведала незнакомому человеку все как было на самом деле. Она внимательно слушала, не перебивая. Когда слезы высохли, а моя история подошла к концу, старушка отпила чай.

-Ты его любишь? – спросила она. Я кивнула, не задумываясь, - А он знает о твоих чувствах?

-Нет, - прошептала я.

-Тогда скажи ему, пока не поздно, - посоветовала она, - А дальше вместе найдете выход. Мальчик производит впечатление смышленого человека. Доверься ему.

Расплакалась. Торопливо вынула телефон из кармана джинсов, собираясь позвонить любимому.

Опомнилась.

-Он в самолете, - горько проговорила я, - Отключил телефон.

Сотовый выпал из рук, с тихим стуком ударяясь о столик, а я, спрятав лицо в ладони, в который раз разрыдалась.

Старушка утешала меня, поглаживая по спине. Услышала сквозь рыдания звонок мобильного. Не глядя на экран, ответила на вызов.

- Эльвира, - услышала я тихий, хриплый, полный тоски и страданий голос, самый любимый на всем белом свете, - Я знаю, ты можешь возненавидеть меня. Я все пойму. Я исчезну, уеду. Ты больше никогда меня не увидишь, но я не могу больше молчать. Ты слышишь меня?

Горло перехватил спазм, но я, превозмогая боль, прошептала тихое «да», боясь и надеясь услышать его следующие слова.

-Эльфенок, - почти простонал любимый в трубку с мукой в голосе, - Я люблю тебя. Безумно люблю.

5

Секунду он молчал. А я плакала, и улыбалась сквозь слезы.

-Я не буду беспокоить тебя, - также хрипло продолжал говорить любимый, - С родителями сам поговорю. Скажу что контракт за границей. Это все не важно. Я просто не могу больше так…

-Я люблю тебя, - прорыдала я в трубку, не давая ему договорить, - Люблю.

Я уже плакала в голос, понимая, что рыданиями заставляю страдать любимого еще больше. Слышала его хриплое дыхание, ласкавшее слух. Представляла, как он сейчас сидит в кресле самолета, закрыв глаза. Скорее всего, одной рукой он сжимает телефон, а пальцами другой руки давит на переносицу. Он всегда так делает, когда волнуется или нервничает.

Но я ошиблась. Старушка Амалия потрясла меня за плечо, улыбнулась, кивнула в сторону зала ожидания. Повернув голову, увидела любимого. Он стоял и смотрел на меня через стеклянную стену кафе. Одна рука лежала на стекле, будто он хотел коснуться меня. Вторая сжимала телефон возле уха. Во взгляде столько нежности и любви, я боялась, что мое сердце не выдержит, разобьется на мелкие куски. Он был тут, совсем рядом, со мной.

Стремительно подскочив с места, помчалась к нему, проклиная расстояние, разделявшее нас, не замечая никого вокруг. Я бежала к выходу из кафе, вдоль стены, не сводя глаз с родного лица, а любимый не отставая ни на шаг, также продвигался параллельно со мной, не отрывая взгляда от меня, даже не моргая. На пороге я замерла. Ас стоял в нескольких миллиметрах от меня. Руки опущены, словно он боялся прикоснуться ко мне. Дыхание сбилось, но не от легкой пробежки. Горящий взгляд блуждает по моему лицу, останавливается на глазах. Не знаю, кто из нас сделал первый шаг, но никакая сила не могла разомкнуть наши объятия. Ас впечатывал мое тело в свое, не позволяя вдохнуть. Да и зачем мне воздух, когда у меня есть любимый? Его руки, губы, шепот хриплый и нежный.

Любимый подхватил меня, а я, обвив его ногами и руками, плакала, но уже от счастья, что могу вот так к нему прижиматься, вдыхать его запах, чувствовать его прикосновения.

-Я не хочу сейчас ни о чем думать, - услышала его голос, - Сегодня есть только ты и я.

Я не возражала. Только сегодня. Только вдвоем. Он и Я. И никого больше. Чувство безысходности, страха, довлело над нами. Но сегодня мы заключили негласное соглашение. Сегодня нет сводных  брата и сестры. Есть парень и девушка, любящие друг друга, безвозвратно, крепко и навсегда. 

<font color="#660066"><h4> <i>   Глава5 </i></h4> </font>

<font color="#660066"><h4> <i>   Лена  </i></h4> </font>

У Заура с Ильясом я пробыла почти весь день. И все из-за маленького сорванца. Он, как только я собиралась домой, находил все новые причины, чтобы я осталась. И все это время Заур был рядом, чувствовала его взгляд на себе. Порой задумчивый, порой тяжелый, почти свинцовый, но в основном нежный. Кожей ощущала этот ласкающий взгляд на себе. Казалось, он специально это делал. Каждую минуту он был рядом, заставляя меня нервничать, и одновременно хотеть его присутствия.

Вечером Заур с Ильясом проводили меня домой, а прощаясь, этот непостижимый мужчина лукаво улыбнулся. Ильяс заявил, что хочет поцеловать меня на прощание. Я наклонилась тогда, подарила мальчонке поцелуй в щеку.

-Теперь твоя очередь, па! – скомандовал парень. А Заур даже и слова против не сказал. Проигнорировав мой предупреждающий взгляд, просто наклонился и прижался к моему рту. Воскресли уснувшие воспоминания о той памятной ночи. Усилием воли постаралась не вцепиться в него. Но так хотелось, просто безумно хотелось обнять этого сильного и волевого мужчину.

-До завтра, - улыбнулся Заур, и, развернув меня, легонько подтолкнул к подъезду.

До чего же странный мужчина, этот Булатов, - думала я, засыпая в своей постели.

Утро меня не порадовало. В горле першило, голова гудела, насморк и слабость по всему телу нервировали. И кого мне благодарить? Ответ очевиден.

Кряхтя, встала с постели. Кутаясь в махровый халат, протопала в ванную, умывшись, пошла на кухню. Заварила чай и вернулась в постель. Выпив горячего напитка, завернулась в одеяло и уснула.

Меня разбудил надоедливый звонок в дверь. Шум в голове мешал думать связно.

-Слышу, слышу! – ворчала я, направляясь к двери. Не посмотрев в глазок, распахнула дверь.

На меня смотрели пронзительные хмурые карие глаза.

-Что с телефоном? – не удосужившись поздороваться, проговорил Заур. Нет, мало что заразил меня простудой, еще и ругается.

-А не сходить ли Вам, господин Булатов, … - начала я, хриплым голосом. И разозлившись, хлопнула дверью, намереваясь отгородиться от этого хама. Но Заур оказался проворным. Просунув ногу в дверной проем, придержал дверь, не позволяя ее закрыть. Несколько мгновений я пыталась выпихнуть маньяка и захлопнуть дверь, но потом, осознав, что все мои попытки тщетны, опустила руки.