Перевоспитать охламона (СИ), стр. 20

Гуляя озорным взглядом по тарелке, рукам, разливающим чай по чашкам, по лицу с упрямо сжатыми губами, Груня поняла, что ужасно голодна. Васька сел рядом, вручил девчонке вилку, поставил на колени тарелку, подложив под нее салфетку, и хмуро скомандовал:

-Ешь.

-Прости меня, Васенька, - вздохнула Груня.

-Не обиделся, - хмурый взгляд от ласкового обращения стал чуточку теплее, - Ешь.

Груня предпочла не перечить. Послушно осилила добрую половину порции и запила чаем.

-Я, правда, тебе нужна? – тихо прошептала Груня.

Пока пигалица ела, Бася устроился на диване рядом с девчонкой, немного съехав по спинке. Ноги он сложил прямо на столик, предварительно сбросив ботинки на пол. Парень пил горячий ароматный чай, чуть прикрыв глаза. И, кажется, вот-вот готов был уснуть.

Услышав вопрос пигалицы, Васька вздохнул. Нет, все-таки слов ей явно не достаточно. Значит, пора переходить к жестам.

Убрав чашку из своих рук, отставив и тарелку Груни в сторону, Васька обнял хрупкие плечи, и устроил девчонку под своим боком, уложив ее ноги на свои колени, зорко следя за пледом, чтобы не раскрылся и не съехал. Рукой он обхватил пигалицу за затылок, не позволяя двинуться. Да она и не собиралась, судя по теплому и нежному взгляду.

Поцелуй был осторожным. Таким, словно Васька боялся вспугнуть нежное и ласковое счастье, словно хотел бережно удержать теплый и уютный свет, из которого состояла Груня, своими грубыми руками.

Поцелуй был глубоким и чувственным, словно Васька учился дарить нежность и ласку близкому и любимому человеку, и боялся перешагнуть ту черту, после которой уже трудно будет остановиться, черту, за которой царила только страсть и сумасшедшее желание.

-Правда, зайчонок, - тихо ответил Василий, позволяя девчонке сделать вдох.

Груня опустила голову на грудь парню. А руками скользнула по спине и груди, обнимая, обволакивая его и крепко-крепко прижимая к себе. Улыбка играла на губах девчонки, а веки стали вмиг невероятно тяжелыми.

-Кажется, я усну и скомпрометирую тебя и наши отношения, - прошептала Груня, вздыхая.

-Я сам уже все скомпрометировал, - хмыкнул Васька, блуждая руками по рыжим локонам, затылку, плечам, спине, - Как-то фраза Вовчику «Куда ты дел мою девчонку?» заставляет сделать определенные выводы.

-Так и сказал? – улыбнулась Груня, прижимаясь щекой к мужскому свитеру.

-Помимо прочего, - тактично увильнул от ответа Васька, - По камерам посмотришь. Завтра.

-Боюсь, мне будет за тебя стыдно, - шептала Груня, уже почти засыпая, настолько было уютно и тепло в руках Василия, - Кричал, хамил и сквернословил, наверное.

-Не без этого, - согласился Василий Павлович, пряча нос в волосах своего зайчонка.

-Возьмусь я за тебя, - пригрозила Груня.

-Да я уже почти ручной, - признался Васька, но пигалица его уже не слышала. Девчонка спала, прижавшись щекой к сильному телу Барина.

А наутро Ваську, который за несколько часов сна успел сменить положение и развернуть спящую Груню и уложить удобнее на диване, разбудило появление отца.

Пал Палыч вошел в кабинет, замер на пороге, хмуро взглянул на сына.

-Вась, ну как дети, - тихо проговорил отец семейства, - Привез бы уже к нам. Будто места в доме мало, по ресторану бегаете.

-Так вышло, - пробормотал Василий, потирая лицо ладонью. Вторая была полностью отвоевана Грунькой и использовалась в качестве подушки.

-Помирились хоть? – улыбнулся Пал Палыч.

-Да и не ругались вроде, - губы Васьки растянулись в улыбке, - Я че подумал. А не пора ли мне мотнуться на знакомство с родней? Давненько я в деревнях не был.

-Ты там ни разу не был, - напомнил отец, - И зови-ка Грунькиных к нам. Сюда или домой, сами уж решите.

4

-Поговорю, - согласился Васька, - Бать, дай еще пару часов. Пусть поспит.

-Убегаю, - улыбался Пал Палыч, прикрывая за собой дверь кабинета и оставляя сына наедине со спящей девчонкой.

Когда я нашла силы выйти из ванной, прошла в зал. Слава Богу, родители гостили у бабушки в деревне, и проведут там еще месяц-полтора, как минимум. На работу мне не нужно, два дня как ушла в отпуск. Надеюсь, друзья искать и беспокоить не станут. Поэтому вполне могу пожалеть себя день –два, а там посмотрю, что буду делать.

Выпив крепкого кофе, и пообщавшись с самой собой вслух , решила, что нужно показать этому Булатову, что и я не лыком шита. Если, по его мнению, я валютная проститутка, то и он не лучше.

Приведя себя в порядок, собрала волосы, нанесла легкий макияж, оделась стильно, но не слишком вызывающе. Позвонила двоюродному брату, заняла денег в иностранной валюте. Благо родственник оказался богатым и понимающим, денег занял, а о цели займа не поинтересовался.

Собрала купюры, аккуратно сложила в конверт, взяла визитку. В сумочку положила телефон, кошелек, и, закрыв дверь, вышла из квартиры.  Поехав к брату, одолжила обещанные деньги и поехала в ресторан. Махнув пятьдесят грамм коньяка, в заведении господина Булатова, поднялась на второй этаж, отмахнувшись от администратора, маячившего перед глазами.

Постучавшись, услышала короткое и бархатистое «Я занят!». Проигнорировала предупреждение. Вошла в кабинет. Заур, если и удивился, то виду не подал. Он сидел в кресле у окна за столом. Напротив него расположился мужчина, немного старше Заура. Кивнув ему, прошла мимо. Остановилась у стола Заура. Скользнув рукой в сумочку, вынула конверт. Бросила его на стол.

-Извини…те, визитки нет! – и развернувшись, потопала обратно к двери. На душе стало намного легче. Так и хотелось посмотреть на его выражение лица, когда он поймет, что его услуги я оценила на сотню больше. Ради такого не грех и в долги залезть.

-Елена Михайловна, - услышала я спокойный голос Заура, - Подождите пару минут в ресторане, будьте любезны.

Рука уже схватилась за дверную ручку. Сосчитала до трех. Обернулась. Спокойный карий взгляд, в котором невозможно было прочитать ни одной мысли, ни одной эмоции. Бездушная маска, лишенная чувств.

-Перебьетесь, Заур Рахметович, - постаралась как можно беззаботнее улыбнуться я, и вышла из кабинета.

Упрямо вздернув подбородок, спустилась по лестнице. На выходе из ресторана меня поджидал администратор.

-Заур Рахметович велел ждать его тут, - пропыхтел парень. Отмахнулась от него, обогнув, целенаправленно двигалась дальше.

-Елена Михайловна, но… - не унимался парень. Остановилась.

-Мне плевать, что велит господин Булатов! – прошипела я, - Дайте пройти!

Парень опешил. Скорее всего, Зауру никто перечить не смеет. Ну, что ж его проблемы.

Выйдя из ресторана, торопливо свернула за угол. И прислонившись к стене, закрыла глаза. Все. Миссия выполнена. Сейчас только досчитаю до десяти, выдохну, и быстренько удалюсь отсюда. Уеду к родителям, отдохну, и забуду все, как неприятный сон. Хотя нет, сон был приятным, только пробуждение огорчило.

Отклеившись от стены, пошла в сторону такси, припаркованных у обочины.

-Девушка, Вас подвезти? – услышала голос позади себя. Тот самый незнакомец, сидевший в кабинете Заура.

-Нет, спасибо большое, - отмахнулась я, торопливо перебирая каблучками. Машина незнакомца скрылась. А я, сев в свободной такси, обернулась. На углу около ресторана стоял Заур, руки в карманах, поза напряженная. Удивленно подняла брови вверх, мол, чего еще изволите? Заур продолжал сверлить меня взглядом. А я, улыбнувшись как можно стервознее, махнула ручкой.

-Езжайте, пожалуйста, - тихо попросила я, дрогнувшим голосом. Таксист послушно нажал на газ, я же не могла отвести взгляда от напряженной фигуры персонального маньяка, провожавшего меня взглядом.   

<font color="#660066"><h4> <i>   Глава2 </i></h4> </font>

Прошла ровно неделя с того памятного дня и безумной ночи. Плакать я перестала. Страх от того, что могу забеременеть от такого мерзавца, прошел. Женские веселые дни нагрянули, радуя меня как никогда ранее. Нет, детей я любила, да и профессию выбрала соответствующую. Вот только не таким образом, и желательно от любимого человека. Но Заур… Могла ли я влюбиться в него, сложись все иначе. Ответа долго искать не пришлось. Запросто могла бы. Вернее, я любила его уже, совсем немного, самую малость. Но все еще было больно после его оскорбительного поступка.