Атлант. Книга Первая. Шаг за предел. (СИ), стр. 59

— Ты ведь убьешь меня, да? — С некоторой обреченностью в голосе спросила она, я даже закашлялся от неожиданности.

— Кха… конечно, да. Ты опасный враг, трижды на меня покушавшийся. Из-за тебя мои люди в ловушке. Абсолютно верные мне люди. И я приложу все силы, что бы их вытащить. Ты знаешь, кто я, видела мое лицо, да что я собственно повторяюсь, ты чуть не убила меня, несколько часов назад.

— Сохрани мне жизнь. Я прошу тебя, пожалуйста.

— У тебя что, крыша поехала? Тебя големы затрахали так, ты что совсем из ума выжала? Даже если это так, Я ещё в своем уме. Ты ведь при первом возможном случае всадишь мне нож в спину.

— Это ведь ты кошмар на меня наслал? Тот, где любовь моей юности, сын посла, сначала надругался надо мной, а потом подстелил под друзей. Я поняла, что это ты направлял мои кошмары. А ведь в реальности все было намного хуже. Это уже откорректированные мной воспоминания. «Вспыхнула» я на восьмом. И он погиб, а потом меня долго преследовали, все отвернулись от меня, и мне пришлось бежать на соседний континент. Там, я обучилась магии. Посмотри мои воспоминания, я была очень прилежной ученицей. Я постаралась максимально полно записать тебе всё. Это такой способ попросить прощение. В тот момент, когда меня насиловали эти два голема, я снова пережила то, от чего бежала всю жизнь. Тридцать долгих лет тренировок, учебы, и гнева. Там нет меня. Ты максимально жестоко заставил меня пересмотреть всю свою жизнь, я заглянула туда, куда не осмелилась бы заглянуть никогда, и испытала то, чего боялась больше смерти. Можешь считать это бредом выжившей из ума бабы, но здесь я впервые освободилась от груза, который ломал мня все эти годы. Сохрани мне жизнь, и ты не увидишь более преданного слугу. Я открываю свой разум, смотри.

Я заглянул в её глаза, действительно не увидел ни тени вражды ко мне, и даже некоторое счастье? Вот же бабы. Кажется это «Стокгольмский синдром» называется…

— Это конечно прекрасно, рад, что помог тебе и всё такое, но уж извини, доверия тебе ни на грош. Как ты можешь гарантировать, что никогда не обратишь свои действия во вред мне?

— Клятва сути мироздания. С последующим подтверждением любым видом клятвы, который ты захочешь, хотя эта и так самая сильная. Хоть рабский ошейник. Теперь моя жизнь принадлежит тебе. Я в пике формы. Мой источник дает 25 тим, я училась десять лет и тренировалась больше двадцати. Я умею убивать, я отличный воин и умелый маг. Я пригожусь тебе.

— Твоя жизнь и так принадлежит мне. В кандалах ты, а не я. Но ты права, есть разница во взятии по праву сильного, и вручении дара. Я хочу больше знать о клятвах. Рассказывай и показывай.

Клятва сути мироздания, одна из самых серьезных клятв, которые вообще мог дать маг. Во время принесения клятвы, создавалась небольшая нить, которая вплеталась во всю структуру энергетического тела. Эта нить подтверждала клятву, и следила за выполнением данной клятвы, не давая ни малейшей возможности её нарушить. Были три условия. Первое — клятва должна быть принесена абсолютно искренне, без какого либо принуждения. Вторе — клятву свидетельствовало само мироздание, это ритуальная часть инфомагии, то есть эта клятва действительно немного меняла саму суть существа, как инициация. Третье — только тот, кто поклялся, и тот кому была дана клятва, знали о ней, никаких других подтверждений не существовало, но эти две стороны были в курсе всегда. Побочным эффектом была потеря от одного до трех тим в силе внутреннего источника. Формулировка, включающая жизнь, максимально повышало ставку, ставя на кон не только силу, но и жизнь поклявшегося. И суд. Им было мироздание. Никаких разбирательств, адвокатов, и присяжных заседателей, изворотливых толкований. В основе клятве лежали не слова, а цельные образы, двоякое толкование которых было не возможно. Нарушение, и немедленное наказание.

— Хорошо. Я рискну, и возьму тебя с собой. Я готов принять твою клятву.

— Убери, пожалуйста, двимерит. Я абсолютно пуста, но он не даст раскрыть мне источник для клятвы сути мирозданья.

Я выполнил её просьбу, подстраховавшись големами. Она, освободившись от пут, села на колени, подложив пятки под себя, развела руки в стороны, и слегка задрав голову начала произносить ритуальную фразу:

— Я, сидящая здесь, открываю себя мирозданью, и прошу его засвидетельствовать мою клятву, данную от чистого сердца и являющеюся моей истинной волей. С этого момента жизнь моя принадлежит человеку стоящему напротив меня, сила моя принадлежит человеку стоящему напротив меня, с этого момента, ни словом, ни делом, ни действием, ни бездействием я не могу придать этого человека. Воля его, для меня закон. Жизнь его для меня всё. Прошу мирозданье подтвердить мою клятву, и сделать это сутью моей, неотъемлемой частью моей. Да будет так, до окончания дней моих.

Во время произнесение клятвы, тело Люси начало светиться, набирая свечение, до тех пор, пока клятва не была закончена, с последним слогом, произошла слабая вспышка белого света, исходящего от её тела, и по пространству вокруг нас прокатилась волна. И только мы двое знали, что произошло. Мир изменился, он стал немного другим, под искренней волей всего одного человека, и эта волна, как раз и была тому свидетельством.

— Мироздание приняло клятву.

— Да, я знаю. — Сейчас я видел её суть. Для меня было абсолютно очевидным, что этот человек не способен меня предать, ни словом, ни делом. Он был просто не способен это сделать, можно сказать, что теперь, это было законом мирозданья. — Вставай, я тебя подлечу.

Мы телепортировались в зал управления, где я сразу повел её к озеру в центре.

— Ложись туда с головой.

Ни секунды колебаний, она просто вошла в воду, не сомневаясь, что так надо, и вода поглотила её с головой. С помощью атласа я подлечил её, полностью восстановив тело, и даже сделав его чуть лучше. Укрепил кости и улучшил регенерацию. Хм. Я не знал, что так могу! Занявшись процессом вплотную, я начал выяснять границы возможностей. Оказывается, я так же мог управлять процессами, которым подвергался до этого сам многократно, и совершенно бездумно! Просто формируя запрос, примерно, так же как и с управлением материей в пещере, я мог управлять строением тела того, кто находиться в озере атласа! Улучшать, изменять, совершенствовать! Я убрал несколько шрамов от застарелых ран, укрепил кости, усилил мышцы, увеличил грудь до третьего размера, немного изменил форму носа, в одном из воспоминаний, она была им очень не довольна, сделал усовершенствование в иммунной и нервной системе. Подключил её источник напрямую к атласу. Усовершенствовал строение энергетического тела, более качественно вплетая канал от атласа в него. Я провозился не менее трех часов, время пролетело абсолютно не заметно. Так же вписал её в права доступа к атласу, что бы она могла пройти через ловушки. Как только я скомандовал «стоп», вода аккуратно вынесла её тело на бортик, и через несколько секунд она очнулась.

— Тебе пока придется походить в этом. — Я протянул ей комплект формы спецназа, который ей был явно велик. — К сожалению другой одежды у меня нет. Я в осадном положении.

Люси улыбнулась, явно оценив усовершенствование в теле, и взяла одежду.  

Глава шестнадцатая. Искусство переговоров

Николас, Мартин, Иоанн. Центральная резиденция ордена.

Закрытые покои главы Ордена Равновесия, личные покои Иоанна, просторный зал, несколько широких диванов вокруг стола, Николас нервно расхаживает перед спокойно сидящими Мартином и Иоанном, и наконец, не выдерживает, и взрывается:

— И где они? Где, я тебя спрашиваю? Всё, что от них нужно было, это находиться возле входа в Атлас, что бы мы всегда могли туда прибыть. Чего тебе стоило научить их ставить метки?

— Между прочим, это из-за твоих действий мы теперь не можем теперь даже билеты на самолет купить! Столько агентов раскрыто, в Китае пропала целая дивизия, и есть кадры со спутника, как они против кого то воюют! Это ведь ты постарался? А кто давал тебе право вырезать мой монастырь в Индии? А!? МОЙ МОНАСТЫРЬ! КАК ТЫ ВООБЩЕ ПОСМЕЛ! Там были камеры, на которых прекрасно видно, кто устроил резню!