Атлант. Книга Первая. Шаг за предел. (СИ), стр. 35

За решёткой, в зале суда сидел сломленный человек. Потухший взгляд, направлен почти всегда в пол, неуверенная поза, немного дерганые движения. Он был среднего роста, и крепкого телосложения, но сейчас не выглядел опасным.

Прокурор очень уверенным голосом зачитывала обвинения, и приводила доказательства вины, а адвокат на это выдавал на это дежурные фразы о снисхождении и чистосердечном признании. Лично у меня сложилось впечатление, что все здесь знали, каков будет исход дела, и просто отыгрывали массовку.

Я всё это время смотрел только на обвиняемого, стараясь поймать его взгляд. Куликов Антон Сергеевич, 1972 года рождения. За что ты убил всю мою семью? За что? Как у тебя поднялась рука это сделать? За все время пока шел процесс, он только один раз мельком глянул в мою сторону, буквально на секунду наши глаза встретились, и я увидел в них страх и отчаянье. Никакого сочувствия у меня к нему не было, хотя даже я видел, что все происходящее здесь спектакль.

За последние три месяца я сильно замкнулся в себе, смерть родителей… ТАКАЯ смерть родителей заставила смотреть на мир совсем иначе. Я был слишком слаб, а мир был жесток. Но у меня была цель. Был долг, который я должен был забрать, долг жизни, и мой мир потихоньку начал перестраиваться под моё восприятие. Каждое слово, которое говорил прокурор или адвокат я запоминал. А там были имена, фамилии, адреса, свидетели… сейчас я слишком слаб, чтобы спросить долги, но, как говорил мне отец, «знание — сила». И прямо сейчас, я становился немного сильнее, потому что уже знал, где искать и кого спрашивать. Не сейчас, но я доберусь до тех, кто в ответе за это. 

Глава одиннадцатая

Новосибирск встретил нас хмурой погодой, и несколькими лицами в штатском, которые передали нам наши новые документы, и легенды, с которыми нам предстояло ознакомиться. Нам пришлось сдать багаж, который пронесли мимо зоны контроля, и мы, получив билеты в бизнес класс, сели в самолет на Астану. Долетев до Астаны обычным Боингом, мы получили свой багаж, а я пообещал себе оставить большую часть материальных ценностей в следующем Атласе. Глупо было все таскать с собой, тем более через границу. Я уже точно знал, что верхушка ордена состоит не более чем из 216 магов, может ещё какое-то количество наемных магов с Перекрестка, но людей у них не много, а вот влияния хватает. Иначе, почему столько точек доверили обследовать одному человеку? Видимо маги жили поближе к центрам цивилизации, в Европе и Америке, а в этих местах и людей то было на порядок меньше. Вот Индия та же самая, население там в 7 раз больше чем России, а по площади в пять раз меньше, наверняка маги там есть, особенно если верить всяким журналистам…

На выходе из аэропорта, нас встретил местный генерал-майор, в сопровождении двух лейтенантов. Григорий и Андрей поздоровались с ними, явив мне пример дружбы народов, и после это мы все сели в две машины, которые отвезли нас до войсковой части недалеко от Астаны. Видимо орден предпочитал вербовать людей так или иначе связанных с военной службой, в принципе это было обоснованно, силовые акции удобнее всего производить силовикам. Я же не знаю, как работают другие части ордена? Может там и не только силовики, но и чиновники, судя по тому, как быстро решались вопросы, без них не обошлось. Буквально через сорок минут мы добрались до места назначения, и, отказавшись от предложения отдохнуть, уже через полчаса погрузились в вертолет, и стартовали в сторону следующего Атласа. Полет длился около полутора часов, конечной точкой путешествия был монастырь в горном ущелье, в тридцати километрах от поселка Баршино. От Астаны лететь было чуть больше двухсот километров на северо-запад. Как это ни прискорбно, но с нами увязался ещё и местный генерал-майор. Хоть Григорий и обрисовал ему общую ситуацию о необходимости повторной проверки, нашего инкогнито он не раскрыл, и Генерал-майор пожелал присутствовать при проверке лично, так как объект особой важности был в его ведомстве.

Посадочной площадки не было, да и достаточно ровной площадки тоже, так что вертолет садился прямо на дорогу, в том месте, где ему не могли помешать деревья и позволял уклон горы, примерно в полукилометре от монастыря. Монастырь удачно располагался в небольшой долинке-ущелье, занимая практически все свободное пространство, а было его не много, примерно метров пятьсот в длину, и метров сто в ширину. Почти вся полезная площадь была использована, и занята различными постройками. Встретил нас послушник и провел через храмовый комплекс к главному зданию, где нас встретил уже настоятель. Я почувствовал телесный зуд, однозначно говорящий мне о том, что атлас близко.

— «Этот человек маг. Слабый, но маг. Стихийник, вероятнее всего земля» — Прозвучал голос Дона у меня в голове. Судя по тому, как напряглись мираны, они тоже это поняли. Значит настоятель как минимум пятнадцатого ранга или выше. Преимущество пока на нашей стороне и нас ещё не раскрыли, будем продолжать играть свои роли.

— Что вновь привело Вас в нашу скромную обитель, Роман? Разве в прошлый раз вы не удостоверились в неприкосновенности священных врат?

— Все верно настоятель, но дело приняло немного другой оборот, и нам прислали усиление. Есть способ запечатать врата, более надежно.

— За последнюю тысячу лет никто не мог пройти туда или выйти оттуда. Вы сомневаетесь в силах ордена?

— Нет что вы! Я думаю, что мои спутники лучше объяснят вам что происходит. — Ответил Роман, и посмотрел на меня.

— «Дон, если я сейчас совершу их жест повиновения, он получит правильные ощущения?» — Мысленно спросил я?

— «Да, я давно доломал их систему, теперь мы полноценные члены их ордена. Можем проколоться только на незнание каких-нибудь неписаных правил».

— Добрый день, уважаемый настоятель! Меня зовут Олег, и я имею десятый ранг. — Я сделал необходимый жест, и по реакции присутствующих понял, что все прошло как надо. — Орден Равновесия никоем образом не сомневается ни в вас, ни в том, как вы несете службу, иначе перед вами сейчас стоял бы не паладин, а представитель совсем другого крыла. Мы нашли способ как более надежно запечатать скверну. И нам нужно им воспользоваться, чтобы инцидент, произошедший недавно, не смог повториться. «aequitas amica veritas» (равновесие превыше всего).

— «Fidelis aequitas» (верен равновесию), хорошо, пройдемте к двери, я сниму печати, если этого хочет орден, пусть так оно и будет.

Пройдя через главное здание, мы спустились в подвал, а потом спустились по лестнице уходящей вглубь еще на пятьдесят метров. Лестница вывела нас в небольшой зал, заставленный ящиками с припасами, коробками, и другими полезными, но редко нужными вещами. В дальней стене была неприметная наша, за которой скрывалась массивная железная дверь. Настоятель открыл её ключом, висевшим на шее, и мы попали в просторную комнату, в которой противоположную стену от входа стену занимала огромная дверь, значительно более массивная, и древняя. Никаких следов замочных скважин, и тем более ручек с этой стороны не было.

— Прошу! — Сделал легкий реверанс настоятель. — Вам всего лишь нужно открыть эту дверь, магистр ордена самолично приезжает сюда, каждую сотню лет, и обновляет заклятье на двери. В последний раз он был здесь пятьдесят один год назад.

— Да конечно, дайте мне немного времени, я все-таки не магистр.

— Дон, твой черед. Как взломать эту дверь так, чтобы об этом не узнали в Ордене? Или узнали, но не сразу.

— Разбираюсь, сам механизм не сложный, внутри двери есть двенадцать стержней, которые нужно просто сместить к центру силой телекинеза. Они нарочно выполнены из другого материала. Чтобы это было делать легче, но вот с сигнализацией сложнее. Дай мне несколько минут.

Дон ускорил восприятие, и занялся делом. Я также ускорил восприятие, и постарался с пользой провести это время, нужно научиться самому такие препятствия преодолевать, и делать. Знание было явно не бесполезным. Вытянув ауру так, что бы дверь полностью в нее попадала, я постарался ощутить, что же там внутри. Дверь была сделана из стали, высотой примерно два с половиной метра, шириной полтора метра. Толщина двери была около двадцати сантиметров сплошного металла, прикинув вес, я понял, что не меньше пяти тонн… да уж немало, обычный человек даже не сдвинет эту дверь. Но это еще не все, внутри двери были просверлены отверстия диаметром в три сантиметра, отверстия были от краев к центру, и глубина отверстий составляла тридцать сантиметров, в каждое такое отверстие был вставлен титановый прут длинной 25 сантиметров, и пружина, которая этот прут выталкивала наружу. В створе двери, также выполненной из стали, и насколько позволяла чувствительность, прилично заглубленной в породу, были похожие отверстия для штырей, но глубиной в десять сантиметров. По четыре штыря в каждом направлении, верх, низ, и в обе стороны. Идеальный запорный механизм, человек, не обладающий магией телекинеза, ни за что не сможет открыть такую дверь быстро и незаметно. В каждом штыре был не большой паз, который ближе к концу поворачивал под девяносто градусов, образуя небольшую полочку, то есть нужно вдавить штырь внутрь двери, преодолевая сопротивление пружины, и провернуть штырь на тридцать градусов, что бы за счет паза он зафиксировался в нужном положении. И так все двенадцать штырей. За дверью я почувствовал что-то странное, это ощущалось как небольшой клубок, ярких нитей, сосредоточив свое внимание на этом, я смог более четко разглядеть, некое переплетение жгутиков энергии, которые размещались на обратной стороне двери. Чем-то это напоминало растянувшегося паука, который раскинул свои лапки в разные стороны, так что каждая из них подходила к штырю. В центре было какое-то переплетение, с утолщениями, петельками, пересечениями, и сейчас оно активно изменялось, количество петель уменьшалось, некоторые утолщения разглаживались, а в других местах появлялись новые. Я залюбовался эволюцией этого странного образования. Пройдя несколько этапов, этот комок очень сильно упростился, и стал представлять из себя всего несколько петелек, и небольшой узелок.