Игрушка богов, стр. 20

Через несколько дней они вышли к широкой и бурной реке, перегородившей им путь. Кир долго сидел на берегу, задумчиво глядя на воду.

— Придется делать плот, — решил наконец он. — Вряд ли нам удастся найти поблизости брод, река слишком глубока.

Они остановились на песчаном берегу. Ила развела костер и поставила котелок с водой на огонь, пока Кир безуспешно пытался поймать рыбу на ужин. Неожиданно он бросил свое занятие и быстро подошел к костру.

— Сюда кто-то идет. Один человек. Угрозы нет, только любопытство, — сказал он, — но на всякий случай приготовь оружие.

Кир сел на ствол выброшенного на берег дерева, положив меч на колени. Скоро из леса появился одетый в лохмотья старик. Он подошел к ним поближе и с интересом посмотрел на Илу, затем на Кира.

— Я думаю, кто осветил весь лес своим внутренним огнем? Вот она — нежная девушка с ярким пламенем в сердце. Здравствуй, милая! Разреши погреться около твоего огня, — старик говорил протяжно и неспешно.

Ила вопросительно посмотрела на Кира и, увидев его утвердительный кивок, сказала:

— Садитесь, дедушка, грейтесь. Поужинайте с нами.

— Спасибо, милая, не откажусь. А если дашь кусочек сыра, сделаешь меня счастливым. Давно я не пробовал хорошего сыра, впрочем, и плохого тоже, — задумчиво добавил он. — И скажи спутнику своему, пусть уберет меч, я пришел без оружия и дурных намерений.

Кир молча отложил меч, с улыбкой глядя на старика, жадно схватившего кусок сыра.

— Далеко идешь, милая?

— Куда судьба ведет, — ответила Ила с улыбкой.

— Странные дороги ведут нас.

Кир внезапно рассмеялся.

— Дед, посмотри мне в глаза, — сказал он. — Не бойся.

Старик недовольно покосился на Кира:

— Не боюсь я тебя, человек.

— Боишься, дед. Странен я тебе, потому и кажусь опасным. Ты не можешь прочитать мои мысли, поэтому и опасаешься.

— Как ты догадался, что я умею читать мысли? — Старик заерзал на пне. Кир усмехнулся:

— Как и тебе, боги тоже дали мне дар, я чувствую эмоции. Я ощущал, как они менялись, когда ты рассматривал нас. Я дам тебе возможность увидеть мои мысли.

Старик внимательно посмотрел на Кира. На лице его сначала появилось изумление, потом страх, потом он отвел глаза и некоторое время молчал. Когда он заговорил, в голосе было уважение.

— Ты не обманул меня, человек из ужасного мира. В тебе нет зла. Я не могу читать твои мысли, это правда. Твой мозг закрыт для меня каким-то барьером, поэтому я и подумал, что ты колдун. Ты открыл мне его небольшую часть, и я благодарен тебе за то, что ты рассеял мои опасения.

— Ты встречался с колдунами, дед?

— Несколько раз. Они разные, некоторые такие, как я. Их дар — их несчастье. А есть черные колдуны, их мозг закрыт словно темным облаком, но некоторые мысли видны. После того как услышишь их мысли, чувствуешь себя оскверненным и грязным. Меня зовут Корим. Прости меня за мое любопытство. Просто эта девушка осветила весь этот уголок леса своим огнем и отвлекла меня от моих печальных мыслей. Ее мысли, как маленькие льдинки, светлые, прозрачные и добрые, так приятно слушать их.

Ила испуганно посмотрела на старика:

— Ты читаешь мои мысли?

— Прости, милая, такой талант мне дали боги.

Ила закусила от досады губу и нахмурилась.

— Не сердись, милая. Я не расскажу никому о них.

Кир рассмеялся. Ила, услышав его смех, покраснела от смущения.

— Как ты оказался здесь, старик? — спросил Кир.

— Это грустная история. Когда-то у меня было все, что нужно нормальному человеку: земля, дом, семья. Я был счастлив. А потом у меня проснулся этот дар, так ты это называешь, слышать мысли. — Старик тяжело вздохнул. — И все вокруг изменилось. Я узнал, что жена давно не любит меня, а старший сын мечтает о моей смерти, чтобы земля досталась ему и он бы смог зажить самостоятельно. Сосед ненавидел меня за то, что я случайно обидел его много лет назад. Поверь мне, это очень неприятно — узнать, что на самом деле думают о тебе люди. Я постарался измениться. Стал ласковей с женой, сыну отдал землю, а сам пошел к нему в помощники, но стало еще хуже,, они не поверили мне и стали подозревать в еще более худших вещах. Поползли слухи о том, что я — колдун. А потом в деревню пришла чума…— Старик помотал головой, словно желая стряхнуть свои воспоминания. — Люди стали умирать, умерла и моя жена, заболел сын, а меня болезнь пощадила… Люди не простили мне этого, пошли разговоры о том, что это я наслал болезнь, чтобы избавиться от своих родных, а заодно и от всей деревни… Я не стал ждать смерти от рук близких мне людей и ушел…

Некоторое время старик молчал, собираясь с мыслями. Наконец продолжил:

— Я жил во многих местах и нигде не мог найти себе покой. У меня болела голова от чужих скверных мыслей, и я шел дальше, пытаясь найти такое место, где люди добры друг к другу, где нет зависти и корысти, где есть счастье и любовь. Я искал долго. Я обошел много сел и городов, но так и не нашел такого места. Тогда я ушел от людей и поселился здесь. Я живу в этом лесу уже много лет, я стар и скоро умру вместе со своим проклятым даром, который мне дали боги. А ты, воин, что тебе дал твой дар?

Кир посмотрел на темнеющее небо, потом грустно усмехнулся:

— Бесконечные странствия… и боль души. Старик закивал:

— Видно, никому дар не приносит счастья. А теперь скажи, что ищете вы здесь, вдали от людей?

Кир пожал плечами:

— Мы ищем место, где спрятано что-то ее предками.

— Где оно, это место?

— Где-то там. — Кир махнул рукой в сторону реки. — У девушки свой дар, она чувствует, где оно находится.

Старик покачал головой:

— Это будет нелегкий путь. Через два дня пути начнутся степи, а там вам встретятся кочевники, жестокие и беспощадные к пришельцам. Чем я могу помочь, отплатить вам за ваше тепло и гостеприимство?

— Нам нужно переправиться на тот берег. — Кир посмотрел на воду, потом на лес. — Я решил, что завтра начну строить плот. Ты мне не дашь инструменты? — Старик поднялся:

— Я помогу вам. У меня есть лодка, завтра я переправлю вас. Я и рыбы вам принесу на дорогу. Но лучше бы вы туда не ходили… До свидания, милая.

Старик ушел. Ила проводила его взглядом:

— Почему ты засмеялся, когда он сказал, что прочитал мои мысли? Ты тоже знаешь, о чем я думаю?

Кир подбросил дров в костер и, пожав плечами, ответил:

— Я не умею читать мысли, я только чувствую эмоции. А когда знаешь, что человек чувствует, легко догадаться, о чем он думает.

— Значит, ты знаешь, о чем я думаю?

Кир отрицательно покачал головой:

— Я знаю, что ты чувствуешь, о твоих мыслях я могу только догадываться.

Ила сердито посмотрела на него:

— Значит, ты знаешь, что я чувствую, когда ты рядом?

Кир тяжело вздохнул и кивнул.

— Тогда скажи, что ты чувствуешь ко мне. Это будет справедливо. — В голосе Илы зазвучала обида.

— О чем ты хочешь услышать?

— Ты же знаешь, о чем я тебя спрашиваю. Я знаю, — проговорила она сквозь слезы, — что я глупая девчонка, но я же не виновата в том, что полюбила тебя.

Кир подошел к ней и, обняв ее за плечи, прижал к своей груди. Она прильнула к нему.

— Зачем ты смеешься надо мной? — прошептала она. — Мне же больно, очень больно. Мое сердце скоро разорвется от обиды и от твоего равнодушия. Ты не стал рассказывать мне о своем видении, а там мы были вместе. Это же так?

Она плакала и не могла остановиться. Кир чувствовал, как его рубашка намокает от слез. Он молча смотрел на реку и ждал, когда девушка перестанет плакать. Наконец Ила стала успокаиваться, вытерла слезы платком, который ей протянул Кир, и сказала сухо:

— Прости меня, этого больше не повторится. Только разреши мне быть с тобой, — попросила она жалобно.

Кир сел, подбросив сучьев в огонь. Когда он заговорил, голос его звучал глухо и как будто издалека.

— Я сказал, что чувствую твою душу, это правда. Что я чувствую? Иногда страх, иногда неуверенность, иногда, как сейчас, грусть и потерю, иногда, — Кир грустно усмехнулся, — нежность, радость и ожидание счастья. Это не любовь, это преддверие любви, она может развиться и перерасти во что-то большое, а может и нет. Я не могу взять ответственности за тебя. Я обречен на скитания, боль и скорую смерть. — Кир немного помолчал, потом продолжил: — Я надеялся на то, что тебе понравится Рон, но этого не произошло.