Игрушка богов, стр. 19

Дикарь встал и поклонился.

— Спасибо, одинокий волк, за честные справедливые слова, хоть они и горьки для меня. Мы будем ждать тебя, и стая будет сильна и проворна, когда придет время великой охоты. Скажи только, когда?

Кир на мгновение закрыл глаза:

— Скоро, не пройдет и месяца…

Вожак кивнул:

— Не можем ли мы чем-нибудь помочь тебе сейчас. Окажи нам честь, приняв дары.

Кир немного помолчал, что-то обдумывая, потом сказал:

— Мне нужны припасы — все, что может сохраниться в дальнем пути. И я должен совершить омовение в горячей воде со своей спутницей перед дорогой.

Вождь поклонился еще раз:

— Утром все будет готово. Спи спокойно, волки будут охранять тебя. А теперь разреши мне удалиться.

— Иди, — кивнул Кир, и вожак растворился в темноте. Кир скинул куртку и лег рядом с Илой. Она с облегчением прижалась к нему, обретая спокойствие, и спросила:

— Почему ты ему это сказал, разве ты — одинокий волк?

— Я не знаю. Я ему сказал то, что он хотел услышать. И я не думаю, что то, что я сказал, ложь. Размышляя, я все больше прихожу к выводу, что много сотен лет назад кто-то знал, что появится черный король и что придет такой человек, как я, который должен будет его убить. И этот кто-то подготовил мир к тому, что я должен сделать. Я думаю, что это не последнее пророчество, которое мы услышим. Это своего рода подсказки для актеров. Я их слушаю и пытаюсь выполнять, только и всего.

— Ты сказал, что скоро они будут сражаться с тобой. У тебя было видение? Кир пожал плечами:

— Нет, я просто это знаю. Давай будем спать. Утром, как я тебе и обещал, мы помоемся в горячей воде.

— Мне неприятно думать, что, когда я буду мыться, эти дикари будут где-то рядом.

— Они нас больше не тронут, и поблизости не будет никого. Я теперь для них что-то вроде живого бога, — Кир осторожно обнял ее. — Я видел сегодня, как ты была напугана. Мне жаль, что я подверг тебя опасности, но я не знал, как этого избежать.

— Хочешь, я скажу то, что я думаю об этом? — Ила зашевелилась, поудобнее устраиваясь в его объятиях.

— Конечно.

— Я считаю, что самое безопасное место в этом мире рядом с тобой. Жить в этом мире всегда было опасно. У меня умерла мать при моем рождении, через год погиб отец, -теперь дядя. Все годы, что я жила у дяди, в замке говорили о том, что банда разбойников напала на один замок, что сожгли другой. Это нормально в моем мире. Я всегда боялась, что когда-нибудь нападут на нас. И вот это произошло. Я осталась без защиты и крова, и я бы погибла, но появился ты с Роном.

Нас подстерегало много опасностей, но ты провел меня через них невредимой, хотя сам получил скверную рану. Я чувствую себя в полной безопасности, только когда ты рядом, особенно, как сейчас, когда я чувствую тепло твоего тела. И я надеюсь, что всегда в трудную минуту ты будешь поблизости. Мне больше ничего не надо.

Кир вздохнул:

— Я пока не знаю, какая судьба тебе уготована, но одно я знаю точно. Скоро, теперь уже совсем скоро, я исчезну из этого мира, и тебе придется идти своей дорогой без меня.

Ила приподнялась на локте и посмотрела на его лицо. Оно было совершенно спокойно.

— Может оказаться так, что все будет по-другому, — сказала она, — совсем не так, как ты ожидаешь.

Кир открыл глаза и засмеялся:

— Я не знаю, что еще тебя может убедить, но ты продолжаешь говорить одно и то же. — Кир стал серьезен. — Я не боюсь смерти и говорю об этом только для того, чтобы ты была к этому готова.

Ила долго смотрела в его глаза, потом тихо сказала:

— Что будет, то будет… Я не видела своей смерти, но я видела кое-что другое, и это было связано с тобой, и в то, что это случится, я верю.

Проснувшись утром, Ила увидела Кира, разговаривающего с вожаком. Она встала, одела куртку и свернула плащ, потом подошла к Киру и положила руку на его плечо, вызывающе глядя на дикаря.

Вожак усмехнулся и отвел их в один из полуразрушенных домов города, где стоял большой чан с горячей водой. Он показал им припасы, приготовленные для них: сыр, копченое мясо, лепешки, и вышел, плотно затворив за собой двери.

Кир сел на пол лицом к двери.

— Мойся, — сказал он. — Я постараюсь тебя не смущать своими взглядами.

Ила улыбнулась. После всего, что с ними произошло, она чувствовала к нему безграничное доверие, и ей даже было странно приятно, что он находится рядом, и может, если захочет, увидеть ее обнаженное тело.

Когда солнце поднялось высоко, они, отойдя подальше от города волков, сварили на костре свежий кусок мяса, положенный дикарями в припасы, и пообедали. Потом Кир попросил Илу еще раз определить направление, в котором находится хранилище. Посмотрев в ту сторону, куда она показала, он задумался.

— Там живут воинственные племена, которые никого не пропускают через свои земли. В лучшем случае нас убьют.

Ила удивленно раскрыла глаза:

— А в худшем?

Кир фустно усмехнулся:

— Будем надеяться, что ты этого не узнаешь…

Грэг спросил верховного жреца, не скрывая своего раздражения:

— Где девчонка? Как получилось, что этот чужеземец снова ускользнул от тебя? Я не могу начать войну с королевством Тим, пока существует незнакомая мне опасность.

Жрец поклонился:

— Не гневайся, мой король. Девчонка идет вместе с чужеземцем. Я не знаю, как они смогли пройти там, где еще никто до этого не проходил, но я это скоро узнаю.

— Что ты теперь собираешься делать?

— Сейчас они перешли горный хребет и приближаются к степям. Там живут племена, которые не подчиняются никому, они дики и воинственны. Чужеземцу сквозь них не пройти, они убьют его, а девчонка станет чьей-нибудь наложницей.

В те края мы можем добраться только по морю, и завтра я отправлю туда корабли, но чтобы справиться с дикими племенами, мне нужны войска, которые завоевывают это маленькое Горное королевство. Разреши, мой король, взять их и направить туда.

Грэг раздраженно буркнул:

— Меня не интересует это королевство. Там нет ничего, что мне нужно. Мне нужен только чужеземец. А тебе нужна эта девчонка, живая или мертвая. Ты сам говорил, что скоро в ней будет то, что разрушит все ваше жреческое будущее.

— Да, мой король, прости меня за то, что я не так умен, как полагается быть твоему слуге, но я верен тебе и стараюсь исполнить все твои приказания. — Жрец покорно склонил голову. — Войска отправятся в степь, мои ученики пойдут вместе с воинами. Там нет гор и лесов, где чужеземец легко от нас прятался, и тебе привезут его живого или мертвого.

— Я давно этого жду. Ты сам постоянно напоминал мне об этом пророчестве. Неужели этот чужеземец так силен, что легко справляется с моими воинами? Это начинает меня пугать. Может быть, ты, жрец, ждешь, когда он придет сюда, чтобы убить меня? Может быть, ты помогаешь ему?

Верховный жрец побледнел:

— Мой король…

Грэг раздраженно махнул рукой:

— Иди, жрец, и постарайся больше не делать ошибок.

ГЛАВА 8

Горы кончились, и они вошли в лес, глухой и нехоженый. С трудом пробирались сквозь завалы и колючий кустарник. Кровососущая мошка и комары вились тучами перед их лицами, пока появившийся к вечеру ветерок не разогнал их.

Ночью лес был полон звуков. Трещали сучья под ногами крупных зверей, слышался звериный рев. Костер защищал их, но Кир был вынужден несколько раз ночью ментально отгонять тех, кого не пугал огонь.

Впервые за последнее время они чувствовали себя в относительной безопасности, и новый день не обещал особых проблем. Мошка утром исчезла. Кир обнаружил звериную тропу, ведущую в нужном направлении, и идти стало легче.

Они привыкали к лесу, он уже казался им домом, безопасным и спокойным. Здесь не было холодных пронизывающих ветров, как в горах, были дрова для костра и много дичи. Киру удалось подстрелить из лука небольшого олененка, и они прекрасно пообедали, добавив к мясу коренья и травы.

×
×