Игрушка богов, стр. 18

Вожак рассмеялся:

— Ты — волк? В лучшем случае ты — смелый человек, и ни один из стаи не будет драться с тобой. Мы не деремся с людьми из-за самок, мы охотимся на них, и после славной охоты едим нежное человеческое мясо.

Толпа опять взревела и приблизилась к ним. Ила снова почувствовала запах немытых разгоряченных тел.

— В худшем случае, — продолжил вождь, — ты — глупец, тогда мы не будем есть твой мозг, чтобы не стать такими же глупыми, как и ты.

Толпа радостно заулюлюкала, и Ила почувствовала, как чьи-то пальцы щипают и дергают ее.

У нее навернулись слезы от страха и унижения, поэтому она не увидела, как стоявший рядом Кир ударил дикаря, протянувшего к ней руку. Толпа испуганно отшатнулась назад, оставив в образовавшемся пустом пространстве упавшего без сознания дикаря.

У вожака на лице появилось выражение удивления. Кир спокойно стоял и смотрел на вожака. Ила же только почувствовала движение Кира и то, что ее больше никто не трогает.

В храме повисла тишина. Вождь, немного подумав, сказал:

— Я не знаю, кто ты, но ты не трус. Я разрешу тебе драться по законам стаи за свою самку, это будет неплохим развлечением. Если ты проиграешь, и ты, и самка останетесь здесь. Если победишь, мы разрешим уйти с твоей самкой или остаться. — Потом вождь взревел: — Очистить место для боя. Кто готов бросить вызов пришельцу и взять себе его самку?

Толпа раздалась, отодвигаясь к стенам, оставив в середине пятерых претендентов. Ила с ужасом заметила, что каждый из них был выше и крупнее Кира. Кир сбросил куртку и снял пояс с оружием. Вождь недовольно покачал головой.

— Тебе придется раздеться. Волку не нужна человеческая одежда, тем более в схватке.

Кир снял оставшуюся одежду, оказавшись в такой же набедренной повязке, что и дикари. Ила впервые увидела Кира раздетым, по сравнению с дикарями он казался худым и слабым.

— Кир, они больше тебя и сильнее, а что, если ты не выиграешь Этот бой? — спросила она жалобно. Кир ласково улыбнулся:

— Я не проиграю. — Он прижал ее к себе и погладил по волосам. — Я не отдам им тебя, девочка. — Он посмотрел на своего первого противника и побледнел — тот был настоящим толстяком — весил раза в три больше, чем Кир. В глазах Кира зажглись жесткие огоньки, и он шагнул в середину круга.

Толпа, увидев его движение, взревела, предчувствуя победу своего соплеменника, уж слишком был велик контраст между соперниками. Толстяк, чувствуя поддержку и не считая Кира за серьезного соперника, с неожиданным для своего большого тела проворством шагнул вперед и, широко размахнувшись, ударил кулаком Кира в лицо.

Кир легко уклонился от его удара и, отступив на пару шагов, неожиданно подпрыгнул. Его нога взметнулась вверх, и он с огромной силой ударил дикаря в покатый лоб. Тот постоял несколько мгновений и начал падать. В неожиданно наступившей тишине его голова с глухим стуком хлопнулась о каменный пол.

Кир стоял в середине круга, спокойно глядя на толпу и других соперников. Дикари, убедившись, что толстяк не встанет, разочарованно взвыли. Несколько дикарей подняли бесчувственное тело и унесли.

В круг вступил следующий претендент. Этот не был так толст, но он был высок, и у него были длинные руки. Дикарь закружил вокруг Кира, который, казалось, не обращая на него внимания, разглядывал скульптуру человека-волка у алтаря. Дикарь, оказавшись сзади Кира, обхватил его руками и приподнял, намереваясь с силой бросить на каменный пол.

То, что вслед за этим произошло, было настолько быстрым, что мало кто заметил все детали. Кир наклонил голову вперед и, с силой откинув ее назад, ударил дикаря в широкий нос, одновременно выскальзывая из его объятий. Высвободившись, он повернулся к дикарю, лицо которого заливала кровь из разбитого носа.

Руки Кира слились в одно пятно, настолько быстро он наносил удары. Потом Кир, так же стремительно двигаясь, метнулся к следующему сопернику, стоявшему в стороне, не останавливаясь, нанес удар ногой и, продолжая свое движение, оказался рядом с Илой, державшей его одежду.

Ила испуганно отшатнулась, настолько быстрым и неожиданным было его появление рядом с ней. Он протянул руку и, взяв свою рубашку, начал вытирать разгоряченное, мокрое от пота тело, не глядя на своих противников.

Ила увидела, как дикарь с лицом, превращенным ударами Кира в кровавую маску, протянул длинные руки в его направлении и, упав на колени, тихо опустился на пол. Одновременно с ним упал и другой дикарь, которого Кир ударил ногой.

Кир, бросив рубашку Иле в руки, снова вышел на середину круга. Он стоял, слегка согнув ноги и наклонив голову, и смотрел на оставшихся соперников.

Оба дикаря, переглянувшись, напали на него с двух сторон. Движения Кира были стремительными, он ударил одного из соперников в живот ногой, а второго, используя его же собственное движение, бросил через себя на каменный пол.

В храме повисла тишина, толпа настороженно молчала. Кир, стараясь не показывать свое лицо Иле, ставшее застывшей страшной маской, начал одеваться. Одевшись, он подошел к алтарю и спросил вожака:

— Я выиграл бой и теперь могу идти? Вожак задумался:

— Ты — смелый и ловкий воин, ты победил честно. Если дашь слово, что не расскажешь никому об этом городе, то иди.

Кир кивнул.

— Я не расскажу, — сказал он и, вернувшись к Иле, повел ее из храма.

— Кто ты, человек? — крикнул им вслед вожак. Кир остановился и, повернувшись, показал рукой на статуи.

— Спроси у них, твои боги расскажут тебе. Они прошли город, не встретив никого, и, поднявшись на небольшую гору, развели костер. Солнце уже садилось. Кир сел у костра, закутавшись в плащ.

Он был мрачен и погружен в свои мысли. Ила смотрела на него. Насколько разным и непостижимым мог быть этот человек. В душе у нее возникло странное чувство, что Кир сам — один из богов, спустившийся на землю.

Наступила ночъ, но он по-прежнему сидел и смотрел на огонь, изредка выходя из глубокой задумчивости, чтобы подбросить дров в костер. Ила, не желая его тревожить, завернулась в свой плащ и легла неподалеку, но уснуть не могла. Без Кира рядом ей было тревожно, она чувствовала себя слабой и незащищенной.

Сегодняшний день казался сплошным кошмаром. Так страшно ей еще не было никогда. Ей невольно вспоминались жадные липкие руки дикарок и похотливый блеск в глазах вожака. И этот странный бой, в котором участвовал Кир, и его лицо с пустыми жестокими глазами. Сейчас ей было одиноко и страшно, она не выдержала.

— Кир, мне холодно. Ляг со мною рядом, обними меня, — попросила Ила. Кир посмотрел на нее и впервые за весь вечер улыбнулся теплой улыбкой:

— Подожди немного, день еще не кончился. К нам приближается гость, скоро он будет здесь.

Ила хотела встать, но Кир положил ей руку на плечо:

— Не бойся, он идет без дурных намерений. — Кир посмотрел в сторону кустов и громко позвал:

— Выходи, я знаю, что ты здесь. Из темноты выступил вожак дикарей и, низко поклонившись, сказал:

— Разреши присесть у твоего костра, одинокий волк.

Кир молча кивнул. Дикарь присел на корточки и произнес:

— Извини, что я сразу не узнал тебя, меня смутила самка, — вожак немного помолчал, потом озабоченно продолжил: — Я последовал твоему совету и спросил своих богов о тебе. Они напомнили мне древнюю легенду об одиноком волке, который придет из-за гор, откуда никто никогда до этого не приходил. Он будет силен и бесстрашен и поразит многих воинов-волков, вызвавших его на схватку.

Легенда говорит о том, что этот волк поведет стаю на последнюю кровавую охоту, из которой мало кто вернется. Но слава о великой битве останется жить в новых поколениях волков. Я пришел спросить тебя, одинокий волк, когда ты поведешь нас на эту последнюю охоту?

Кир на мгновение задумался, потом негромко ответил:

— Я пришел, чтобы проверить стаю, готова ли она к великой охоте. Твои волки разжирели, вожак! Они не готовы к битве, многие из них умрут, не совершив предназначенного. Я вернусь, когда придет время, и горе тебе, вожак, если стая не будет сильна и проворна.