Раненая страна, стр. 120

Он запаниковал.

Отряд стоял в сияющем круге кислотных существ, словно отупевшая жертвенная корова.

Нервная дрожь Клэша перешла в конвульсии страха. Взвившись на дыбы, Рысак сбросил Линден и Кавинанта в траву, а затем яростно напал на Клэнга. Тот повалился на бок. Сандер и Стилл покатились по земле. Уцепившись за шерсть, Бринн болтался на шее Клэша, пока взбесившийся Рысак топтал передними копытами упавшее животное.

Кавинант поднялся на ноги и чудом увернулся от обезумевшего Клэнгора. Не обращая внимание на крики Холлиан и команды Герна, озлобленный Рысак вонзился в Клэша и сбил его на колени.

Животными овладело сумасшедшее неистовство. Все четверо Рысаков помчались на Сандера и Стилла. Аной упал, задержав разъяренных зверей. Кир и Кайл быстро спрыгнули на землю. Герн выхватил Холлиан из-под копыт Клэнгора. И только Вейн неподвижно стоял на краю пруда, наблюдая за смятением с дьявольской усмешкой, словно это зрелище доставляло ему удовольствие.

Кавинант не понимал, почему кислотные существа топтались на месте. Их становилось все больше и больше. Но они не воспользовались буйством Рысаков для завершающей атаки.

Бринн по-прежнему цеплялся за шею Клэша, отбиваясь ногами от других Рысаков. Среди огромных обезумевших животных харучаи выглядели беспомощными и жалкими.

Тьма сгущалась в сердце Кавинанта, как яд. Она рвалась к его кольцу. К белому золоту и силе! Он хотел закричать, но ему не хватило воздуха. Вой люкера сливался с дождем и давил на грудь, покрывая кожу колючими мурашками.

Он поднял правую руку, но Линден схватила его ладонь и истерично закричала:

– Нет! Не делай этого!

Ее отчаяние отрезвило Кавинанта. Хриплый голос страха завывал в ушах и молил воспользоваться кольцом. Давление силы грозило разорвать его изнутри. “Воспользуйся кольцом. Иначе люкер…"

А люкер уже все знал. Вот почему вибрирующий вопль… Но как он узнал о них? Что пробудило его от долгой спячки?

Кир метнулся к Рысакам, запрыгнул на спину Клэнгора и вместе с Бринном начал сбрасывать мешки с продовольствием и вязанки хвороста.

Прежде чем они успели закончить это дело, животные, обезумевшие от воя люкера, напали на Сандера.

Гравелинг увернулся от Клэнгора и ловко поднырнул под Аноя, заставив Рысаков столкнуться друг с другом. Но мокрая трава подвела его. Он поскользнулся и упал. Вокруг него замелькали копыта.

Линден сжала руку Кавинанта, словно боялась, что он вырвется. Однако страх парализовал его мышцы. Он не мог бы даже сдвинуться с места, чтобы спасти свою жизнь. Кислотные “младенцы”… Вопль… Взбесившиеся Рысаки. Дождь, который кусал его кожу.

Что же пробудило люкера?

Стилл пробрался в гущу животных и встал рядом с Сандером, защищая своего подопечного. Он отбивал ноги Рысаков и отталкивал их головы, натравливая обезумевших зверей друг на друга.

Бринн и Кир попытались отвлечь животных, но те яростно нападали на гравелинга. Сандер перекатывался из стороны в сторону, избегая ударов. Однако ярость животных была слишком велика.., и абсолютно необъяснима.

"Рысаки!” – внезапно подумал Кавинант.

Его глаза выползали из орбит от удушья и головокружения.

"Существа Солнечного Яда. Дети оскверненной Земной Силы”.

Да, именно они и пробудили люкера. Сарангрейвская Зыбь жаждала смерти Рысаков, и животные знали это. Они сходили с ума от страха.

Почему же они не убегали?

Потому что их что-то держало!

«Ад и огонь!»

Кавинант рванулся к Сандеру, сбив Линден на землю. Он не мог дышать, но ему требовался хотя бы один вдох. Вопль люкера заполнял его легкие и душил слова, а в это время гравелингу грозила смерть. Собрав свою волю в кулак, он закричал:

– Брось рукх! Брось его в сторону!

Сандер не слышал его – вой люкера заглушал остальные звуки.

Гравелинг схватился руками за грудь, словно его ударило копытом. Подняв жезл над головой, он попытался подняться на ноги. Стилл выхватил рукх и швырнул его в темноту. Пролетев по дуге над Рысаками, тот упал посреди трясины.

Животные развернулись и поскакали за железным жезлом, как будто он был приманкой для их судеб. Обезумев от ужаса, они хотели разрушить магический предмет, мешающий их бегству.

Один из Рысаков помчался на Вейна. Тот даже не пытался уклониться от удара. Он стоял в своей излюбленной позе, словно ни одна сила на свете не могла коснуться его. Однако на этот раз ему пришлось иметь дело с детищем Солнечного Яда – диким и напуганным существом, доведенным до бешенства. Налетев на Вейна, Рысак сбросил его в воду.

Юр-вайл упал в пруд.

Рысаки прыгнули следом за ним, втоптав его в ил своими копытами. А потом трясина поймала их в свои сети.

Внезапно вода забурлила, как в кипящем котле. Волны побежали по поверхности, выжимая из Рысаков хриплые крики. Воронки водоворотов, словно черные пасти трясины, закружились вокруг животных, затягивая их вниз одного за другим. Пруд издал несколько всасывающих звуков, отрыгнул темной пеной, похожей на кровь, и хаос волн сменила зеркальная гладь.

В центре водоема стояла неподвижная черная фигура.

Вейн медленно погружался в топь. В свете факелов его расфокусированные глаза казались абсолютно пустыми. Вода доходила ему до груди, но он не боролся и не издавал ни звука.

– Бринн! – прохрипел Кавинант.

Однако харучаи уже действовали. Герн вытащил из мешка свернутую веревку и передал ее Бринну. Тот быстро, но без спешки, раскрутил конец и бросил его Вейну.

Веревка опустилась на плечо юр-вайла.

Тем не менее Вейн даже виду не подал, что заметил ее. Его полусогнутые руки свисали по бокам. Рассеянный взгляд был таким же невозмутимым, как трясина.

– Вейн! – закричала Линден, и ее призыв закончился горькими рыданиями.

Однако юр-вайл никак не реагировал.

Бринн быстро подтянул веревку к себе и сделал на конце скользящую петлю. Когда он приготовился к броску, вода уже доходила Вейну до шеи.

Хлестким взмахом харучаи метнул аркан, и петля опустилась на плечи Вейна. Бринн осторожно потянул веревку на себя и сделал шаг назад, чтобы затянуть петлю. Кир и Герн подбежали к нему на помощь.

Внезапно Вейн исчез из виду.

Когда харучаи дернули веревку, пустая петля выскользнула из воды. Кавинант разразился проклятиями. Еще через миг он осознал, что может свободно дышать.

Вой люкера прекратился. Кислотные “младенцы” ушли. Они исчезли, словно ночь задула их зеленые огни.

И только дождь по-прежнему накрапывал с неба.

Глава 24

Поисковая группа

Кавинант прижал ладони к груди, стараясь успокоить дрожащее сердце. Легкие жадно втягивали воздух, упиваясь свежестью дождя.

В наступившей тишине он услышал, как Холлиан жалобно произнесла имя Сандера. Гравелинг застонал, и она заплакала:

– Тебя ранило, милый.

Смахнув капли дождя с ресниц, Кавинант поспешил к Сандеру.

Лицо гравелинга исказилось от боли. Холлиан и Линден снимали с него куртку. Обнажив ребра Сандера, они увидели большой кровоподтек в том месте, куда ударило его копыто Рысака.

– Не шевелись, – велела Линден.

Ее голос надрывно дрожал, но руки работали спокойно. Сандер невольно вздрогнул и поморщился от ее прикосновения, но затем расслабился, когда пальцы Линден, не причиняя боли, ощупали кожу.

– Два ребра сломано, – прошептала она. – Еще одно треснуло. – Линден положила ладонь на его грудь. – Вдохни. Делай вдох, пока не почувствуешь боль.

Он повиновался. Спазм боли заставил его нахмуриться и прикусить губу. Линден кивнула, как бы подтвердив свою догадку:

– Тебе повезло. Кости не прокололи легкое. Она повернулась к одному из харучаев, потребовала одеяло и снова обратилась к Сандеру:

– Я собираюсь наложить тебе повязку, чтобы сделать твои ребра по возможности неподвижными. Это будет больно. Но тогда ты сможешь двигаться, не нанося себе вреда.

Стилл передал ей одеяло, которое она разрезала на широкие ленты. Забота о Сандере успокоила ее. Голос Линден стал ровным и властным, потеряв былую неуверенность.