Персональный рай, стр. 2

Джоди ощущала, что воздух как будто пронизан электричеством. Люди вокруг нее были уверены, что она вот-вот допустит ошибку или устроит скандал. Антониу чувствовали приближение бури и готовились к ней. Что ж, им придется долго ждать. Джоди растянула губы в радостной улыбке. Бунтарство осталось в прошлом. Она стала мудрее, научилась держать эмоции под контролем. Больше всего на свете ей хотелось стать частью семьи.

Джоди выпрямилась, расправила плечи, сделала глубокий вдох. На этот раз она не будет лишней.

– Джоди?

Она вздрогнула, повернулась и увидела своего сводного двоюродного брата, Димоса Антониу. Она инстинктивно сделала шаг назад и сразу же пожалела, что продемонстрировала свою слабость. Чтобы исправить ситуацию, Джоди приветливо ему улыбнулась. Димос заключил ее в довольно крепкие объятия.

– Как много времени прошло, – сказал он, расцеловав Джоди в обе щеки.

– Действительно, – согласилась она, отстраняясь. – Спасибо, что пригласил меня в свой новый дом. Здесь красиво.

– Это свадебный подарок семьи Зоуи.

– Думаю, ты и твоя будущая жена будете очень счастливы.

Димос засунул руки в карманы и покачался на пятках.

– Ты можешь поверить, что скоро я женюсь? – спросил он.

Джоди покачала головой. Димос был на три года старше ее, но она всегда считала его инфантильным.

– Ты теперь вице-президент семейной компании. Он склонил голову.

– Назначение станет официальным только после окончания нашего медового месяца.

– Твоя семья гордится тобой и хочет, чтобы у тебя было все самое лучшее. Ты этого заслуживаешь. – Слова словно застревали у нее в горле.

Димос очень рано понял и принял правила, заведенные в семье, и, что самое главное, следовал им. В ответ он был щедро вознагражден. Джоди не могла себе представить, каково быть любимцем. Она мечтала сблизиться со своими родителями, но ожидала, что первый шаг сделают они. Как же она пожалела о том, что бездействовала, когда несколько месяцев назад от сердечного приступа внезапно скончалась ее мать. Джоди поняла: нужно что-то предпринять, если она хочет восстановить отношения с отцом. Ей придется первой попросить у него прощения и изменить свою жизнь. Но на какие жертвы ей еще придется пойти, чтобы отец ее простил и полюбил?

Улыбка Димоса померкла.

– Ты всегда была добра ко мне, Джоди. Даже после того, что между нами произошло.

Шокированная, Джоди попыталась придать своему лицу выражение спокойной заинтересованности. Она не была готова к тому, что Димос… или кто-то другой из семьи Антониу… вспомнит о той ночи. Она не могла сдвинуться с места. Единственное, что она ощущала, – это давление собственных пальцев на прохладное стекло бокала.

Димос снова засунул руки в карманы и отвел глаза.

– Мне не удалось справиться с той ситуацией, – тихо признался он.

Джоди еле сдерживалась, чтобы не убежать.

– Никому из нас не удалось, – пробормотала она.

Ее объявили гадкой искусительницей, стремящейся заполучить в мужья одного из мужчин Антониу и расстроить планы по заключению выгодных браков с другими богатыми семьями.

– Я не знал, что одна из горничных нас увидела.

Джоди удивленно моргнула. Он сожалеет только об этом? Что их застукали? Что смогли остановить? Она сжала губы. Ей хотелось сказать что-нибудь резкое в ответ, но она должна была вести себя прилично.

– Она донесла на нас Стергиосу. – В голосе Димоса послышалась горечь.

Джоди опасалась, что откусит себе язык, если и дальше будет сдерживаться. Горничная быстро поняла, что задумал Димос. Джоди жалела, что сама не сообразила немного раньше. Она всегда относилась к Димосу как к родственнику, который помогает ей войти в большую семью, а не как к потенциальному любовнику.

– Я должен был еще тогда рассказать правду. – Он помолчал. – Я не думал, что тебя накажут.

Он так и остался чрезмерно инфантильным. У Джоди от напряжения начала болеть челюсть. Она отпила воды из бокала. Ей хотелось сказать, что она никогда не давала ему повода, никогда с ним не флиртовала и никогда не поздно исправить свои ошибки. Димос мог в любой момент рассказать правду. Но это ему было невыгодно. А она убедилась в одном: мужчины не знают, что такое честь, уважение и смелость. Они преследуют тебя, берут то, чего добиваются, а потом быстро исчезают.

– Как долго ты собираешься оставаться в Греции?

На лице Димоса появилось растерянное выражение, когда Джоди ничего не ответила. Она бросила взгляд на отца, стоящего в кругу пожилых представителей клана Антониу. Главной ее задачей было попросить у него прощения за свое поведение в прошлом. Но выпадет ли ей такой шанс?

– У меня пока нет четких планов.

– Тогда тебе нужно прийти на нашу свадьбу, – сказал Димос.

– Я не хотела бы вам мешать.

– Мешать? – рассмеялся он. – Это невозможно. Ведь ты член семьи.

Как же ей хотелось, чтобы это было так. Джоди всегда чувствовала себя чужой. Всего лишь обузой. Она к этому привыкла и порой даже носила это звание с гордостью, но все изменилось с тех пор, как умерла мать.

– Ты должна согласиться, – настаивал Димос.

– На что Джоди должна согласиться?

Она замерла, услышав низкий бархатистый голос. К ним присоединился Стергиос Антониу и встал рядом с ней. Ее сердце забилось быстрее, а живот неприятно скрутило. Внезапно Джоди стало жарко, потом холодно, но она отказывалась смотреть на него.

– Я пригласил ее на свадьбу, – как будто бы оправдываясь, сказал Димос.

– Сомневаюсь, что найдется свободное место, – ответил Стергиос.

– Я найду, – пообещал Димос. – Свадьба состоится на острове, который принадлежит семье Зоуи. Он небольшой, но не настолько же.

Джоди нервно провела языком по губам. Тревога усиливалась. Все инстинкты требовали, чтобы она бежала, но она не могла сдвинуться с места.

– Я бы не хотела причинять неудобства тебе и твоей невесте, – тихо произнесла она.

– Ты и не причиняешь, – улыбнулся Димос. – Я поговорю с Зоуи прямо сейчас.

Джоди беспомощно наблюдала за тем, как он направился к невесте. Сейчас ей необходимо быть храброй или по крайней мере сделать вид, что она ничего не боится. Заставив себя повернуться, Джоди подняла глаза и посмотрела на светло-голубую рубашку Стергиоса. Под тканью были хорошо различимы его мощная мускулистая грудь и широкие плечи. У нее перехватило дыхание, а сердцебиение, казалось, гремело в ушах. Темная щетина почти скрывала белую полоску шрама на верхней губе. Он выглядел совсем не так, как тот Стергиос, которого она знала. Джоди взволнованно заморгала, отметив резкие черты его высоких скул, прямого носа, чувственных губ, теплый оттенок смуглой кожи. Казалось, он не в силах сдерживать дикую энергию, бушующую у него внутри.

Стергиос внимательно посмотрел на нее и, судя по холодному взгляду, счел ее неинтересной.

– Я не знаю, чего ты пытаешься добиться…

– Я не напрашивалась на приглашение, – выпалила Джоди. – Димос не желал принять отказ.

– Возможно, это потому, что он неправильно тебя понял. – Его взгляд упал на ее пухлые алые губы. – Ты не умеешь говорить мужчинам «нет».

Она захлебнулась от возмущения, ей безумно хотелось выплеснуть содержимое своего бокала ему в лицо. Джоди никогда не удавалось сдерживать эмоции в присутствии сводного брата. Нужно как можно быстрее уйти от него, если она не хочет устроить сцену на глазах у всех. Это не поможет ей наладить отношения с отцом.

– Не путай меня с женщинами, с которыми ты обычно общаешься, – парировала она и развернулась, готовясь отойти.

– Снова бежишь?

Джоди быстро повернулась к Стергиосу и уставилась на него. Он выглядел спокойным, даже скучающим, в то время как она кипела от гнева.

– Я не убегаю. Ведь это твой конек, дорогой сводный братишка.

Скула мужчины чуть дернулась. Это был единственный признак того, что ее слова его задели.

– Ты умеешь устроить ураган, а затем незаметно скрыться, тогда как остальным приходится справляться с последствиями. Планы по сближению наших семей рухнули после той ночи, потому что Димос внезапно отказался жениться. Мне потребовалось несколько лет, чтобы добиться восстановления отношений между Антониу и Волакисами.

×
×