Сэминн из клана золотых имургов (СИ), стр. 8

Вскочила, запуталась в лапах, плюхнулась на пузо. Весело им, смеются! Но разве ж можно так пугать?!

Дирак обернулся быстрее меня и уже тащил практически полную корзину заготовок.

— А ты, девка, беги-ка домой. Тебя мать ищет. Я зашла к ней с утреца, о твоих успехах рассказала, да про школу поведала. Теперь вот будете решать, как вам быть.

Я глянула на Дирака, ани Фаррин перехватила мой взгляд.

— Не беспокойся, вечером и к его родичам наведаюсь. Если хотят парнишке счастья, согласятся, и тогда в следующем году вместе в школу отправитесь.

В голосе женщины была уверенность, чего нельзя было сказать о Дираке. Он как-то сник.

— Чего киснешь? Отец твой никогда дураком не был, побушует немного, поразмышляет пару дней, да согласится. Хороший целитель везде цениться, а ты не просто хорошим станешь, отличным. Это мне таланта не хватило, только вот знахаркой и смогла стать, а вы с Сэминн ещё и Золотой род прославите.

Воодушевлённая рванула домой. Вся семья собралась в большой комнате. Бабушка тихонько всхлипывала, то и дело утирая слезинки уголком передника, мама сидела, прижавшись к боку отца, он же нежно обнимал свою любимую. Старший брат тоже был здесь, он стоял у окна и в отличие от родителей ободряюще улыбался.

— Ну, проходи, маленькая, будем судьбу твою решать, — ласково сказал отец, указывая на большой стул, поставленный посреди комнаты.

Я быстро взгромоздилась на стул и, сложив руки на коленях, приготовилась слушать.

— Да куда ж такую крошку отдавать?! — всплеснула руками тётка Матри. — Много ли на казённых-то харчах протянет?! Знаю я тамошнюю кухню! Совсем девочку заморят…

— Сэминн, может, ещё подумаешь? — спросила бабуля. — Ну, что там в этой школе особого?! Ты и здесь счастлива будешь.

— Ну, Сэми, что скажешь? — улыбнулся, наконец, отец. — В школу поедешь или дома останешься?

Глянула на маму, она тоже улыбалась.

— В школу, — не сомневалась я.

— Ох, деточка! — всплеснули одновременно руками бабушка и тётка Матри.

— Ну, что вы кудахчете, — пожурил их отец, — малышка ещё год под вашим крылышком будет. И откормить успеете, и всяким своим премудростям научите. А я, коли в дочке желание учиться есть, перечить не буду.

Взрослые ещё долго обсуждали моё будущее обучение, а Ирман знаками дал понять, что пора смываться. Мы устроились с ним на качелях в саду и продолжили беседовать.

— Молодец, сестрёнка! Я сначала подумал, что решишь остаться, а ты — кремень.

Братец был почти взрослым мужчиной. Пять лет назад он поступил учиться в военную академию, чем так гордился отец, и с успехом продолжает обучаться там. Ещё два года, и он войдёт в одну из защитных десяток. Близнецы, похоже, пойдут по его стопам, жаль только не застанут его в академии, так как сначала им предстоит обучение в школе воинов. А и красивый у меня брат! Тёмные брови вразлёт, белоснежно-золотистая коса с плеча свисает, плечи широкие да мощные. Не зря же девки местные ему проходу не дают, всё надеются, что украдут его сердце. Да где там! Мне, вообще, кажется, что любовь свою Ирман уже отыскал. Не зря же стал всё чаще в облаках витать, да письма кому-то строчить, пока дома на выходных да на каникулах находится.

— Ты не бойся, что далеко от дома уезжать придётся, — продолжил братик. — В школе и порядки не столь жёсткие, как в академии, да и родственнички, погоди, будут наведываться часто. А в школе и друзей себе новых найдёшь, и делом любимым займёшься. А коли Дирак с тобой отправится, и под защитой будешь. Вы ведь всё так же дружите?

— Да. Дирак, он хороший, просто раньше глупым был, да выделиться перед дружками хотел. И мне с ним легко и интересно. Знаешь, как здорово он зелья варит?! У меня так не выходит.

— Никак в женихи его наметила? — подколол Ирман. — Неужели своего Чёрного забыла? Раньше часто вспоминала, да с восторгом о вашей встрече рассказывала.

— Не забыла, — вздохнула я. — Только то Шаэль, а Дирак — друг. Самый лучший.

Школа

— Эх, малышка, много ты понимаешь… — потрепал меня по голове братец.

* * *

Так пролетел ещё почти год.

Родители потихоньку собирали меня в школу. Кстити говоря, ани Фаррин оказалась права, и Дирака после небольшого скандала всё же решили отправить вместе со мной. Наши с Дираком родители быстро объединились, понимая, что вместе мы не пропадём, поэтому часто ходили друг к другу, советовались, что лучше взять в дорогу, договорились, в какой последовательности будут нас навещать. Дирак и я только посмеивались, глядя на них, убегая навестить знахарку. Вот уж она была спокойна. Благодаря нам сбора трав ей хватит надолго, не надо будет гнуть спину в лесу, правда, и с собой она нам собрала по узелку с редкими сборами. А ещё дала по письму в школу своей знакомой, работающей там. Что уж написала, нам было не ведомо, но явно что-то хорошее.

До самой школы нас должен был доставить Ирман, который возвращался в свою академию. Мамы тоже было собрались, но отцы настояли, что небольшая самостоятельность нам не помещает. Папа стоял твёрдый, как скала, провожая в дорогу, но я видела, как тяжело ему расставаться. Я очень любила мать, но именно отец всегда был моей отдушиной, оплотом моего спокойствия и источником радости. Сердце щемило от расставания, но пусть я была ещё девчонкой, но понимала уже тогда, что наступила пора изменить что-то в своей жизни.

Вчера был тихий семейный вечер, один из тех, что по прошествии долго греет сердце, воспоминания о котором, гонят из души все плохое и неприятное. Сидя на коленях отца, нежась в его любящих объятьях, слушала истории из дней его обучения. Все вместе мы смеялись, бабуля украдкой утирала слёзы, никак не желая прощаться со своим «сокровищем», тётушка Матри потихоньку запихивала в специальный ларь всё новые и новые сладости, чтобы порадовать свою девочку.

А перед сном мама рассказывала о разновидностях плетения кос у имургов и их значениях. В этот вечер у меня впервые закралось сомнение, всё ли я правильно сделала несколько лет назад, когда проникла в комнату гостей. Засыпая, мысленно следовала за своими пальцами, перебирающими иссиня-чёрные локоны Шаэля. Вот здесь завиток, здесь перебросить прядь, вот ту протянуть через первую… Седьмая! Я же тогда всё объединила седьмой, как делала однажды мама… Но… но чтобы Шаэль считался моим женихом, седьмая прядь была не нужна! Что же я наплела?! Нужно будет спросить утром у мамы, она объяснит…

Но утром, в суете сборов, я обо всём забыла. И теперь вот удалялась от дома, сидя в повозке и со слезами на глазах всматривалась в исчезающие за поворотом силуэты родных.

— Сэми, ну, ты что?! — подбадривал Дирак, хоть я и видела, что расставание и ему даётся нелегко.

— И, правда, сестрёнка, — встрял Ирман, — погоди, недели через две кто-то из родных наведается с проверкой, как ты устроилась. Думаю, отец первым будет.

Улыбнулись, переглянувшись.

— А близнецы когда уезжают? — спросил Дирак.

— Через неделю, — ответил Ирман. — Им до академии не долго добираться, в отличии от вас. К тому же Тамирру и Намирру пойдут на пользу порядки военной школы, а то шкодят, не переставая. Хорошо хоть вы в их проделках не участвуете.

Мы с другом переглянулись, потупили взоры. Ну, не будем же мы сами себя светить, ведь подштаники братьев Фиски вместе с близнецами отправили в плаванье по речке. Здорово тогда весь посёлок хохотал. Попало, естественно, близнецам, и правильно, меньше надо было с самодовольным видом по деревне расхаживать. Хотя надо отметить, что нас они не выдали, несмотря на то, что жгучкой по попе схлопотали отменно.

* * *

К школе приехали затемно. Сама дорога сначала вызывала бурю восторга, ведь мы нигде, кроме нашего посёлка, и не были. А тут новые места, впечатления, правда, дней через пять восторги приутихли, остались лишь усталость и желание поскорее добраться до места. Ирман довёл нас до темнеющего у края леса здания, сначала не показавшегося нам большим, всего в два этажа и словно бы вросшее в густой облагороженный кустарник. На первом этаже в угловой комнате горел свет, и было видно, что двигались многочисленные тени. Мне подумалось, что не мы одни прибыли так поздно. Так и оказалось.

×
×