Сэминн из клана золотых имургов (СИ), стр. 6

Пару часов мы с родителями пробыли на поляне, помогая осваивать моё второе тело, умение оборачиваться вновь в человеческую форму и обратно. Я тогда и не знала, что всё это время из кустов за нами наблюдал Дирак. И только отец, видимо, это чувствовал, так как перед самым уходом шагнул вдруг к ближайшим густым зарослям и вытолкнул вперёд пыхтящего недовольством мальчишку.

— Смотрите-ка, девочки, какой у нас интересный зритель нашёлся!

Мама улыбнулась, а я недовольно воззрилась на Дирака, потом сообразила, что у него больше нет причин обзываться, гордо расправила плечи. Дирак смотрел на меня внимательно, но продолжал молчать.

— Ну, герой, беги, давай, домой, — рассмеялся отец, мальчишка почти тут же прыснул вперёд.

— Ну, малышка, вот у тебя и появился первый поклонник, — улыбаясь, сказала мама.

— Нужен мне больно этот…

Странно, но с того дня Дирак ещё больше стал задирать меня. Правда, теперь его гадкие слова почти не задевали меня, чаще вызывая лишь смех и раздражение. А ещё мои походы к ани Фаррин практически всегда сопровождались присутствием мальчишки. Он тенью крался следом, а, едва я замечала его, начинал задирать. Эх, как же мне хотелось навешать ему тумаков, но я всё ещё была худенькой девчонкой, слабенькой против Дирака, поэтому просто зло жалила в ответ. Наши препирательства становились обычным делом. Вот и сейчас мы снова сцепились, шествуя к дому ани Фаррин.

— Тощая палка!

— Можно подумать ты далеко от меня ушёл?!

— Чего ты хлопаешь на меня своими большими глазищами?

— Так это потому, что вижу перед собой такого большого дурака!

— А чего это я дурак?

— А чего это ты такой умный таскаешься за мной? Заняться больше нечем? Скоро от безделья пузо вырастит!

— Не вырастит! Я теперь тоже к Тиину хожу! — похвастался Дирак, ожидая моей реакции.

И я действительно удивилась.

— С чего это Тиин взял тебя?! Наверное просто пожалел, надоело видеть твой нос за забором. Или, думаешь, мы не в курсе, что ты за нами подглядываешь?!

— И ничего не пожалел! — возмутился Дирак, сжимая кулаки. — Он сказал, что из меня получится хороший разведчик, если хорошо ренироваться.

— О, да! Разведчик! Тебе же не привыкать прятаться по кустам, подглядывая и подслушивая!

— Дура!

— Недоумок!

И так продолжалось день за днём, пока не произошёл один случай.

Новый друг

Впервые ани Фаррин позволила мне самой отправиться на нашу «лекарственную» опушку. Взяв корзину побольше, напевая простенький мотив, быстрым шагом направилась к лесу. Сегодня редких трав вряд ли найду, зато обычной душицы и ветрогона вдоволь наберу, а что от хворей в животе эти сборы всегда на ура идут.

Подойдя к первому ориентиру, а именно старому раскидистому ярру с широким дуплом, огляделась, решая куда пойти вначале, вправо за душицей или влево за ветрогоном. Вот ведь не могли вырасти рядом?! Хм, пожалуй, душица подождёт, ветрогон легче выкопать, к тому же не придётся задерживать дыхание. Это душица то и дело забивает нюх, что приходится часто делать перерыв, чтобы нос не распух от чихания.

Достав из корзины малую лопатку, примерилась, оглядывая фронт работ. На час всего и работы, если с душицей быстро разберусь, успею для ани Фаррин собрать грибов. Просушим, а потом такой вкусной похлёбки наварим!

Заработавшись, не сразу ощутила, что за мной кто-то наблюдает. Такое неприятное чувство, словно чужой взгляд сверлит под лопаткой. Пожалуй, снова Дирак притащился. Ничего, ещё пары часов рядом с душицей он не выдержит, сбежит.

Закончив с ветрогоном, сложила приготовленное сырье в корзину и направилась в другую сторону. Душица благоухала, эх, повезло в самое цветение прийти. В отличии от Дирака знала, как обезопасит свой носик на продолжительное время. Достала скатанные из листьев ривня шарики и затолкала их в ноздри. Ртом дышать сложно, но зато полчаса спокойной работы себе обеспечу, потом надо будет обновить шарики.

Занятая работой, вскоре совсем забыла о присутствии наблюдателя, зато он обо мне нет. В какой-то момент уши уловили треск сучьев. Вряд ли бы Дирак стал так шуметь. Подняла голову, чтобы оглядеться и застыла от ужаса. Всего в двух десятках шагов, приготовившись к нападению, стоял краген, капая ядовитой слюной. Если действовать быстро, можно успеть добежать до ближайшего дерева. Вот только надолго это не спасёт, мало того, что краген очень терпеливый и будет сидеть под деревом, пока добыча не устанет, а во-вторых, он и сам неплохо лазает по деревьям. Если бы я могла обращаться во взрослого имурга, можно было бы поспорить, кто бы кого победил, но… Даже магия ещё не проснулась, хоть отец и обещал что это совсем скоро произойдёт. Что же делать?

Обернусь — прихлопнет одной лапой, побегу — вцепиться. И каков выбор?

С низкого старта рванула к раскидистому ярру. Зверюга не ожидал, видимо, такой прыти, поэтому прыгнул за мной не сразу. Это дало возможность не только добежать до дерева, но и юрко взобраться почти на самый верх, вот уж где пригодилось моё всё ещё худое тельце и малый вес, даже самые мелкие ветки едва прогибались подо мной. Краген прыгнул вверх, вцепившись в ствол когтями, и собрался преследовать жертву. Сжавшись испуганным комочком, наблюдала за зверем, и тут откуда-то сверху на крагена прыгнул другой зверь. Успела лишь заметить мелькнувшую золотистую шерсть. Кто-то из клана! Значит, я не одна!

Вот только радоваться было рано, золотой зверь был мельче крагена, поэтому исход схватки был неизвестен. То один, то другой зверь оказывался сверху, рыча и клацая зубами, в стороны летели клочья шерсти и капли крови, заставляя сердце биться пойманной птицей.

Пронзительный визг и тихий скулёж прервали схватку. Краген бесформенной тушей остался валяться под самым стволом ярра, перед этим глухо ударившись о дерево, словно был отброшен с большой силой. Я тут же стала выискивать глазами имурга. Он на нетвёрдых лапах стоял чуть в стороне, вздрагивая всем телом, но вот зверь словно бы потёк, и на его месте оказался окровавленный Дирак. Мальчишка постоял несколько мгновений и рухнул в траву, как подкошенный.

Мигом спустившись, кинулась к нему, боясь застать последний вздох Дирака. Все обиды забылись.

— Дирак, миленький, — всхлипнула я, бухнувшись рядом на колени, — только не умирай! Сейчас… я помогу тебе…

Мальчишка был жив, его грудь судорожно то вздымалась, то опадала. Вне себя от облегчения, подорвалась и стала оглядываться в поисках нужной травки, способной хоть как-то облегчить страдания Дирака. Вот листья эвеллиума, пусть ещё не окончательно налились силой и для сбора не годны, но помочь хоть немного облегчить боль Дираку и не дать яду крагена распространиться по организму вполне сгодятся. Растёрла в ладошках синеватые листочки, для верности мелко разжевала и стала прикладывать к самым страшным ранам, попутно избавляя Дирака от лохмотьев рубахи. Затем быстро оторвала приличный кусок от подола и стала прижимать травку посильнее. Эх, начнёт Дирак шевелиться, всё отвалится! Что делать? Снова огляделась. Глаза зацепились за кусты вьюнка. Некоторые побеги вполне взрослые, сгодятся вместо верёвки, обмотаю тряпицы, хоть какое время они продержатся, а я успею сбегать за помощью.

Когда я вернулась с ани Фаррин, Дирак уже начинал метаться, значит, какая-то часть яда всё же попала в кровь. Знахарка оглядела мальчишку, похвалила мою работу по оказанию первой помощи.

— А теперь, девочка, беги-ка за мужчинами. Надо Дирака перенести ко мне в дом. А молодец малец, не испугался, схватился со зверюгой. Ничего, ты сильный, выдюжишь, — причитала ани Фаррин, глядя то на Дирака, то на мою удалявшуюся в сторону жилья спину. — А девочка-то — тоже молодец, не растерялась, жизнь мальчонке спасла. Выйдет, выйдет толк. Пожалуй, напишу Айне, что нашла ей хорошую ученицу…

Спустя небольшое время на поляне стало тесно от имургов. Отец и братьями шустро, но осторожно, понесли Дирака в дом знахарки, остальные оглядывали место схватки и мёртвого крагена.

×
×