Сэминн из клана золотых имургов (СИ), стр. 5

Тихонько подкравшись к постели, чтобы ни Шаэль, ни его гость не проснулись, достала из кармашка платья шнурок с родовыми камешками и стала быстро вплетать его в тоненькую косичку почти у самого виска парня. Красиво получилось! Почти как у мамы!

Осмотрев ещё раз дело своих рук, хотела понюхать волосы Шаэля, но сзади послышался скрип постели, и, испугавшись, что второй гость проснётся, быстро шмыгнула к окну, перекинула ноги через подоконник и упала в руки брата.

— Ты чего так долго? — возмущённо прошептал Намирр.

— Так получилось, — туманно пояснила я. — Кажется, они просыпаются. Бежим!

Скользнули к Тамирру, который все ногти изгрыз от волнения. Заметив наши довольные мордахи, брат помахал нам рукой, сигнализируя, что дорога свободна. И уже через несколько минут мы были в своём саду, пытаясь отдышаться, при этом улыбаясь друг другу, ведь очередное наше «дело» прошло удачно.

— Может, объясните мне, дорогие, что это вы делаете в саду в то время, когда должны находиться в своих комнатах?

Эх, не совсем удачно…

— Мы… мы…

— Эээ…

Да, братья, как всегда многословны.

— Мы ходили посмотреть на гостей, — постаралась не сильно отходить от правды.

— Ага, — закивал Тамирр, — только там столько народа…

— И ничего мы не увидели, — вздохнул Намирр.

— Хорошо, с этим всё ясно, — кивнул отец. — Сэминн, беги к себе, а я пока поболтаю ещё немного с этими красавцами.

Отец явно намекал на фингалы, украсившие лица близнецов. И мне здесь, действительно, было нечего больше делать.

Войдя в дом, попала в объятья мамы.

— Гуляла, солнышко? Отец искал вас с братьями. Давай-ка, мой руки, и за стол.

От всех волнений разыгрался аппетит. Родители с умилением посматривали в мою сторону, не часто я так уминала еду. Близнецы сидели с понурым видом, видимо, всё же досталось от отца. Ирман посмеивался над ними, а на меня бросал задумчивые взгляды.

Перед сном мама, как обычно, долго расчёсывала мои волосы. Это, пожалуй, было единственным, что украшало меня. Впрочем, папа говорил, что очень любит мои глазки, что они очень красивые, особенно когда светятся радостью.

— И что же вы с близнецами сотворили на этот раз? — ласково спросила мама, откуда-то всегда зная, когда мы где-то нашкодим.

— Мы просто посмотрели на тех Чёрных имургов в гостевом доме, — созналась я.

— Что?! Вы полезли к дому вожака?!

— Нас никто не видел, — поспешила успокоить родительницу. И тут же потёрлась щекой о её руку. — А Шаэль… он такой красивый… и добрый… и умный… и…

— Постой, какой Шаэль?

— Ну, я познакомилась с одним из гостей, — и тут же выложила всю историю знакомства с добрым имургом.

Мама тихонько посмеялась над моими «детскими фантазиями» по поводу жениха и невесты. Стало обидно.

— Ну, что ты, малышка?! — мама обняла и чмокнула в носик. — Знешь, сколько ещё у тебя будет женихов?!

— Но мне нужен только Шаэль! — нахмурилась, глядя в родные глаза.

— Хорошо-хорошо! Только сначала вырасти, выучись, чтобы уж точно этот Шаэль влюбился в тебя.

Первый оборот

Мама ушла, а я всё мечтала, как красавец имург придёт в наш дом, скажет всем. Что я его невеста, подарит много сладостей и красивых камешков, будет защищать меня от всех-всех, а ещё надерёт уши Дираку…

* * *

Утром старший брат отвел меня к ани Фаррин. По дороге я часто оглядывалась, надеясь снова увидеть Шаэля, но гостей было не видно, даже толпа любопытных сегодня отсутствовала. Расстроилась. Может, поэтому сегодня плохо получалось запоминать новые травы. Ани Фаррин хмурилась, то и дело поглядывала в мою сторону, но молчала. К обеду она всё же решила поговорить.

— Ты уверена, что хочешь продолжать помогать мне? Может, стоит заняться чем-то иным?

Я замерла. Мне нравилось у знахарки, а тем более я должна стать умной-умной, выучиться, как советовала мама, чтобы Шаэль точно захотел на мне жениться. Поэтому попросила прошения у ани Фаррин за свою невнимательность и пообещала быть более усердной.

Когда за мной зашёл Ирман, я была бодра и решительна. Правда, по дороге домой снова расстроилась, так как узнала, что гости уехали. А я так и не успела увидеть Шаэля…

Мама снова успокаивала меня, утирая горячие слёзы. Я же, засыпая, пообещала себе, что стану самой лучшей для своего Шаэля.

* * *

Прошло пять лет.

— Тощая жердина!

— Сам дурак!

— Недолёток!

— Недоумок!

Вот уже в который раз Дирак поджидал меня недалеко от дома знахарки, чтобы задеть побольнее. Я не понимала этого его желания унизить, втоптать в грязь. Может, он так самоутверждался? Или его так взбесило, что, несмотря на все прогнозы, я таки смогла обернуться?

Для меня же тот день был одним из самых счастливых. С утра начало чесаться тело, словно под кожей ползают маленькие червячки. Это не было больно, скорее щекотно, поэтому близким не стала ни о чём рассказывать. Неладное заметила ани Фаррин, к которой я по-прежнему продолжала ходить помогать работать с травами. Знахарка хвалила, говоря, что я впитываю знания очень быстро, и скоро ей нечему будет меня учить. Я гордилась мнением старой женщины, ставшей за эти годы мне ещё одной бабушкой.

Так вот, в тот день мы, как заведено, снова отправились в лес за травами, тем более что должны были вот-вот зацвести ривник. Та маленькая полянка стала неиссякаемым источником пополнения наших запасов, а ещё местом моих тайных мечтаний, ведь именно здесь я познакомилась с Шаэлем.

Ползая по полянке, то и дело почёсывалась, зуд становился нестерпимым, а потом и вовсе стал каким-то оьжигающим. Ани Фаррин позвала меня, но я слышала её словно сквозь вату. Знахарка опустилась на колени рядом, взяла в ладони моё лицо, вгляделась в глаза.

— Ох, ты ж! — всплеснула руками женщина. — Как давно это началось?

— Утром, — всхлипнула я, еле расслышав вопрос.

— Так, до дома не успеешь… Сиди здесь и постарайся не волноваться, я сейчас твоих близких позову.

Я же тогда не знала, что по дороге ани Фаррин встретит Дирака и направит именно его за моими родителями. Естественно, что любопытный мальчишка поплёлся потом за ними следом.

Мама и отец опустились рядом со мной на колени.

— Девочка моя! — улыбался отец. — Всё будет хорошо! Только слушайся нас…

Я почти не слышала, что он говорит, но их присутствие успокаивало. Через мгновение передо мной сидело два золотых имурга, один помельче и светлее, второй огромный и тёмно-тёмно золотой. Как-то я услышала, что бабушка рассказывала, что в предках у нас уже отметился Чёрный клан, от того и бывает иногда проскальзывает тёмная масть.

Имурги обнюхали, лизнули в щёки и стали тихонечко подвывать, вызывая во всём теле вибрацию. Зуд стал нестерпимым, хотелось вот также завыть, сбросить с себя кожу. Вой золотых усилился, они словно звали куда-то, обещая успокоение и безмерную любовь. И я всем своим существом рванула за этим зовом! Миг нестерпимой боли и… облегчение смешанное и безмерным удивлением. Всё вокруг было просто огромным и запахов стало гораздо больше, они просто забивались в нос. Фыркнула, чихнула, собралась потереть нос рукой, но вместо неё увидела маленькую лапу… У меня… получилось?! Я, наконец, смогла обернуться! И никто теперь не посмеет называть меня ущербной!

Радостно тявкнув, рванула к большим имургам. Но где там! Лапы тут же разъехались в разные стороны, заставив плюхнуться на пузико. Недовольно заскулила. Две морды тут же склонились ко мне, лизнули, куда придётся, и снова призывно начали подвывать. Собрав все силы, встала на лапы и попыталась шагнуть более осторожно. Ух, ты, получилось!

Вскоре по поляне носился золотисто рыжий щенок имургов. Радостно потявкивая и повизгивая.

Ой, я же забыла про крылья! А вдруг их у меня нет?

Затормозила, плюхнувшись на попу, стала крутить мордочкой, пытаясь разглядеть ещё одно своё приобретение. Но видела только кончик своего маленького хвостика. Расстроенно заскулила. Родители, видно поняв мои мучения, снова оказались рядом, снова облизали с двух сторон, ободряюще тявкнули. Имург помельче улёгся, второй расправил крылья, показывая, что нужно делать. Попыталась повторить его движения, раз, ещё раз, и вот, наконец, показалось, что между лопаток что-то зашевелилось. Я пока не могла увидеть свои крылья, но даже просто чувствовать, что они есть, счастье.

×
×