Сэминн из клана золотых имургов (СИ), стр. 31

Сцапав Леонию за руку, потащила её в комнату. Там поделилась своими наблюдениями с подругой, она сначала довольно раскраснелась, затем зависла, задумавшись, и, наконец, выдала:

— Что ж, пора приступать ко второму пункту плана!

— Что ещё три года будешь этот второй пункт в жизнь претворять?

— Нет, самое главное произошло, — растянув губы в улыбку, ответила Леония. — Он заинтересовался.

— И что же второй пункт?

— Заставить ревновать! — усмехнулась подруга. — Это усилит интерес. Разбудит инстинкт охотника, а я, так уж и быть, выступлю в роли дичи.

— Думаешь, выйдет?

— А то! Меня этому бабушка научила, она так деда в свои сети заманила, до сих пор душа в душу живут, деток, огого, сколько наплодили.

— А ты, никак, тоже об этом мечтаешь? — хихикнула я.

— Об этом все женщины мечтают. Представляешь, я сижу в саду, а рядом бегают маленькие гораки и имурги. Тут как повезёт: либо моя кровь сильнее окажется, либо Рими. Что хохочешь?! Вот найдётся у тебя суженый, и как начнёте себе потомство делать! Да хватит ржать!

Настроение стало преотличным и продержалось до начала учебных дней. Четвёртый год обучения обещал быть как никогда трудным. Моя десятка уже в начале года должна была отправиться на полевую практику, а это значит, общаться придётся в основном со своей группой, с которой у нас отношения, не то чтобы не заладились, просто были прохладными. За эти годы мало кто из группы понял, что легче и правильнее работать в группе, и знаний, и опыта больше получишь. И, если парни общались со мной спокойно и доброжелательно, девушки воротили носы. Один из ребят тихонько поведал, что они просто завидуют моим отношениям со старшей десяткой, даже выскочкой называли. Я только усмехнулась на это, подобных разговоров и в своём поселении наслушалась, давно научилась не обращать на это внимания.

Первую неделю наши красавицы ещё пытались «жалить», высмеивая мои, так называемые, недостатки. И коса-то у меня, как бревно, и глаза, как плошки, и фигура ни то, ни сё. Меня, например, всё устраивало. Я уже давно не напоминала худую палку, нужные округлости появились как-то незаметно, уже ничто не напоминало о тонюсеньких ручках-веточках, волосы стали густыми и шелковистыми, а глаза… Папа называл их глубокими озёрами. Пусть не оглушительная красавица, но я себе нравлюсь.

Чем злее становились «умницы-красавицы», тем веселее было мне. Нет, до «комплиментов» моих «подруг» из клана они явно не дотягивали, ну, никакого воображения. Ух, как их бесили мои снисходительные улыбочки. Думают, задеть, а получается, что выставляют себя в не лучшем свете, не зря же наши однокурсники сначала с недоумением, а потом и с разочарованием поглядывают на как бы своих подружек.

Где-то спустя пару недель, когда друзья покинули академию, айн Риминнан вызвал меня к себе в кабинет.

— Сэминн, пора вновь возобновить твои дополнительные занятия с айном Шиэлем.

— Но, разве… ребята же уехали… как я без них? — мямлила, потому как сердце забилось слишком сильно.

— Я знаю, задумок интересных у тебя много, и некоторые ты уже обсудила с десяткой. Вот и разовьёшь свои мысли, а айн Шиэль проконтролирует.

— Может, всё же лучше дождаться ребят? — с надеждой спросила куратора.

— Ждать почти полгода? Нет, девочка, у них своя задача, у тебя — своя, тем более будет, что представить на очередной конкурс. Ты ещё не в курсе, но в этом году он снова проводится у нас.

— Тогда, может, кто-то другой блеснёт талантами?

— Вот ещё! Ты видела набор этого года? Сплошное разочарование. Есть парочка ребят, но им до тебя далеко, так что без разговоров начинаешь завтра заниматься с айном Шиэлем. Я проверю!

До самой комнаты ругала куратора на все лады. Ишь, ты, нашёл крайнюю! Можно подумать, я одна что-то придумываю?! Да и это ещё куда ни шло. Зачем меня снова сталкивают с Чёрным демоном? Мне же надо как можно дальше находиться от него.

* * *

Ну, зачем настало это пресловутое «завтра»? Из-за предстоящего занятия с как бы «мужем» целый день была рассеянной, за что неоднократно получила замечания от магистров. А что я могу с собой поделать, если мысли вертелись вокруг этой темы, заставляя жутко нервничать. А ведь предстоит собраться и ни в коем случае не показать Чёрному демону волнение, дабы не натолкнуть его на определённые мысли.

Вот так, шумно выдохнув, открыла дверь в кабинет, где мы обычно занимались.

— А, Сэминн, ты уже пришла? — рассеянно спросил магистр, стало очевидно, что последние минуты он о чём-то усиленно размышлял. — Проходи. Я сейчас…

Подошла к столу, выкладывая из сумки заготовки амулетов, скосила глаза на ту дверь, куда скрылся магистр. Вышел он оттуда спустя несколько минут с чуть влажными волосами, закреплёнными в невысокий хвост. Уселся по другую сторону стола.

— Ну, показывай, что уже надумала.

Я, замирая от страха быть раскрытой, стала объяснять, что к чему, магистр по нескольку раз переспрашивал, задавая уточняющие вопросы, причём, некоторые вопросы повторялись, словно мои ответы с первого раза не доходили до мужчины, или же он в них просто не вслушивался. Ну, вот и зачем я притащила большую часть своих заготовок?!

Пытаясь чётко разъяснить этапы работы и технологичность процесса, бросила взгляд на то место в причёске Чёрного демона, где должна была находиться «моя» косичка, и чуть не поперхнулась, заметив, как приветливо блеснули родовые камни. Чем дольше мы находились вместе, тем ярче они становились, я даже стала зависать прямо в процессе беседы.

— Что-то не так? — неожиданно спросил магистр, видимо, заметив моё состояние.

— А? — что ж я делаю?! — Нет-нет, всё хорошо, просто идея одна пришла, вот и…

— Поделитесь?

— Ну… — вот ещё! — думаю… эээ… поменять место крепления… этих двух камней.

Ткнула в первые, попавшиеся на глаза, заготовки.

— Сэминн, вы что?! Они же разнополярные! Тут не только вашу заготовку разорвёт, нас разметает!

— Ой, и правда! — вспыхнула я. — Не тот камень… да, идея глупая…

— У вас что-то случилось? Вы сегодня невнимательны.

Кто бы говорил!

— Эммм, просто привыкла… вместе с ребятами…

— Вы — талантливая девушка, так что привыкайте эти свои таланты показывать самостоятельно. Не факт, что дальше будете работать со своей десяткой. Покажите, чего вы стоите. Или может у вас и другие причины отвлекаться есть?

— Какие причины? — недоумённо переспросила, зачем-то посмотрев прямо в глаза магистра.

— Ну, как же? В вашем возрасте появляются сердечные привязанности, — насмешливо и в то же время тихо ответил мужчина, в этот момент он поймал мой взгляд, тут же нахмурился, словно что-то не очень приятное пришло ему в голову, и добавил у же несколько жестко, — впрочем, лучше усерднее занимайтесь учёбой. Вертеть хвостом всегда успеете.

Это было настолько возмутительно, что я могла только запыхтеть от злости.

— Со своими сердечными делами я сама как-нибудь разберусь!

— Нисколько не сомневаюсь.

Я направилась на выход, чтобы ещё раз не огрызнуться.

— Завтра в это же время, — догнало меня у самой двери.

Кивнула в ответ и понеслась скорее в комнату. Леония была уже там и зубрила уроки, увидев, как я пыхчу от злости, она спокойно спросила:

— Кто?

— Этот невозможный Чёрный демон! — выплюнула я. — Представляешь, сказал, что я хвостом верчу! Гад! Вот теперь точно начну вертеть! Посмотрим ещё…

— И правильно, — хмыкнула Леония. — А то сидишь тут, киснешь. Столько ребят на тебя облизывается, а она и ухом не ведёт! Я намекну парням, что ты решилась выйти в свет.

— Ты что?! Не надо! Я сама, как-нибудь.

— Вот именно, как-нибудь. А тут такие экземпляры! Сама бы одного отхватила, если бы не мой Римми. Вон у боевиков со старших курсов сколько аппетитных мальчиков…

— Только не боевики, — простонала, покачав головой.

— Ну, и ладно. И на других направлениях очень интересные экземпляры есть. Я тебе завтра покажу, а сейчас делай свои дела и спать.

×
×