Моя любимая роль (СИ), стр. 45

Он опять прижал её к себе, взял за подбородок и внимательно посмотрел в лицо:

— Что с тобой происходит, Стеф? Чёрт, я боюсь спать с тобой в одном трейлере! Что это было?

— Демон, — прошептала она, пощупала мокрую одежду, всё ещё не до конца понимая, что произошло. — Что случилось?

— Я проснулся от того, что ты кричала не своим голосом, — он подтащил её к диванчику и усадил, продолжая крепко держать за плечи. — Металась, извивалась, как одержимая… в прошлый раз, когда с тобой такое было, я тебя сразу разбудил, — он убрал с её лица прилипшую мокрую прядь волос, она удивилась тому, насколько он бледный, — а сейчас я тебя тряс-тряс, ноль эффекта. Потом водой брызгал, потом вылил весь чайник на тебя, а ты глаза открыла, но как будто видишь что-то своё. — Его плечи передёрнулись, он с силой несколько раз провёл рукой по её плечу, — чёрт, это страшно, реально, я такого никогда не видел.

Она молча смотрела перед собой, пытаясь понять, почему всё так произошло. Парень развернул к себе её лицо:

— Стеф, не молчи, я опять бояться начинаю.

— А потом? — с трудом выдохнула она.

— А потом я сунул тебя под холодную воду, — он пощупал край её свитера, насквозь мокрые джинсы и спросил: — Ты как? Тебе переодеться надо, я поищу что-нибудь. Посидишь сама?

— Да.

Он осторожно убрал руки, несколько секунд посмотрел, не упадёт ли она, бросился к полкам с одеждой над кроватью. Стефани сидела, медленно покачиваясь из стороны в сторону, с волос и одежды капала вода, по лицу текло.

«Почему всё так? Почему я опять туда попала, почему? Раньше же было всё нормально, это же освященный трейлер Стива, здесь должно быть всё нормально… почему?»

— Стивен, — тихо позвала она.

— А? — он подошёл, присел рядом, заглядывая в её лицо снизу вверх, — что-то не так?

— Всё не так, — она стёрла с лица воду ладонью, посмотрела в его глаза, — почему мне это опять приснилось? Раньше же всё было нормально, я спала здесь и ничего не снилось, а теперь он пришёл опять, — слёзы покатились рекой, она была слишком измучена, чтобы контролировать себя и пытаться держать в руках. — Почему? Что изменилось, Стив?

— Ты меня не разбудила, — вздохнул он. — Всегда буди меня, когда приходишь спать, — он опустил глаза и помялся, пожал плечами, тихо добавив: — Или ложись рядом…

— Что? — она от удивления даже плакать перестала, ошарашенно повернувшись к нему, — Стив, в чём дело?

— В том, что тебе ничего не снится только тогда, когда я сижу недалеко от тебя, — он смущенно пожал плечами, — я не знаю, как это работает, я просто это заметил. Даже расстояние замерил, где-то метр-два, если отойду дальше, ты начинаешь дергаться и кричать, подойду — успокаиваешься. — Он виновато посмотрел на неё и выдохнул: — Прости, что раньше не сказал, не было необходимости.

Она молчала, пытаясь осмыслить сказанное, подняла глаза на его виноватое лицо, обрамлённое мокрыми спутанными волосами:

— Так ты сидел рядом, когда я спала, всё время?

— Да, — он пожал плечами, — я вполне могу работать и тут, стол отодвигаю и пишу… играю тихо, ты не просыпаешься.

— А снотворное? — нахмурилась она, он чуть улыбнулся и ещё больше сгорбился:

— Это витамины для зрения. Слово «снотворное» я сам написал.

— Ясно, — она выдохнула, уставившись в пол, заново вспоминая все свои ночёвки на этом месте, переосмысливая некоторые его слова, потом качнула головой, тихо спросив: — И что теперь делать?

— Да ничего, — он встал, налил себе стакан воды и отпил, — просто буди меня, когда приходишь, и всё. Мне несложно поработать здесь, а не наверху, мне вообще всё равно, где сидеть и портить бумагу. Ничего не изменилось, ты просто узнала, что дело не в таблетках, и всё. — Он налил ей новый стакан и протянул, — а сейчас переодевайся и ложись, мне всё равно пора работать, я посижу тут.

— Да, — она вздохнула, отпила воды, попыталась подняться и чуть не упала, Стивен подхватил её и почти донёс до ванной комнаты, где вода стояла на полу сантиметровым слоем.

— Держись за что-нибудь, — он убедился, что она опёрлась о косяк двери, принёс ей какую-то одежду и демонстративно отвернулся, — давай, переодевайся скорее, я тебе постелю пока.

Она с трудом стянула насквозь мокрые джинсы и свитер, рассовала носки и бельё по карманам, натянула безразмерную цветную футболку и тонкие спортивки в полтора раза длиннее её ног, собравшиеся гармошкой от колена. Осторожно по стеночке пошла к своему дивану, Стив поймал её на полпути и отвёл, уложил и укрыл:

— Подожди, я схожу за гитарой.

— Угу, — она невероятным усилием не давала глазам закрыться, пока он скрипел ступеньками и двигал мебель, потом почувствовала его руки, поправляющие одеяло, услышала долгожданное «спокойной ночи» и сдалась сну.

42-й день съемок

четверг, 4 июля — 42й день съёмок — 26 лунный день

Они сидели на лавочке беседки, её голова лежала на его плече, а в голове, пустой и звонкой, носился всего один вопрос: «о чём говорить?». Тишина давила на уши, открыть рот с каждой минутой казалось всё тяжелее, все банальные темы кино- игры-природа-погода были давно обсосаны со всех сторон, да и там обсуждение выходило каким-то вялым и бледным. Целоваться надоело, уже шея болела от этих постоянных поцелуев, которые превратились из трепетных моментов смущающего кайфа в попсовые попытки заполнить паузы.

«Да, Крис, когда ты пытался произвести на меня впечатление своими познаниями е области истории музыки, было гораздо проще.»

— Ты ещё не устала?

«Страшно устала, милый. Особенно от этого неудобного ощущения, что я тебе что-то должна, но никак не могу вернуть.»

— А ты? — она повернула голову, встречаясь с ним взглядом, парень пожал плечами:

— Есть немного.

— Да, — она поспешила согласиться, радуясь, что не она подняла эту тему. — Пойдём спать? А то мне ещё Мари грозилась что-то рассказать, это, наверное, затянется, а я и так мало сплю в последнее время…

«Как раз в последнее время мой сон просто великолепен — когда его хранит лохматый парень с гитарой, имеющий какое-то странное влияние на моего демона… вот только если ты об этом узнаешь, наши отношения ждёт третья мировая.»

— Тогда пойдём, я тебя провожу, — он поднялся, протянул ей руку и Стеф в который раз восхитилась, насколько же ему идёт лунный свет — так и серебрится весь! Волосы как из металла, кожа как будто светится изнутри, а глаза… Ух, как же ей повезло!

«Причём тут везение, детка? Его влюблённый взгляд продиктован неким блюдом по особому рецепту, и если бы не это, он скорее всего в этот самый момент смотрел бы именно таким взглядом на Эшли или любую другую девочку из находящихся в радиусе километра от школы. А ты рыдала бы в одиночестве, проклиная злую судьбу за такую несправедливость.

Так что ты сама его заполучила, Стеф, в некоторых случаях судьба и везение отступают с дороги и покорно склоняются перед тем, кто готов на всё ради своей мечты.»

Она потянулась к нему и поцеловала, медленно и нежно, вкладывая всю радость от того, что он рядом. Он с готовностью ответил — почему-то свидание вечно наполняется страстью как раз тогда, когда пора расходиться.

Когда он наконец довёл её до двери комнаты и она отдала ему куртку, казалось, что в мире нет двух людей, больше не желающих расставаться, чем они. После ещё одной серии поцелуев, таких страстных, что голова кружилась только от воспоминаний о них, они наконец разошлись по комнатам.

Мари ещё не было, Стеф посмотрела на часы и махнула рукой — ничего особенного, рыжая частенько пропадала до двенадцати, а сейчас, когда у неё появился парень, это вообще не должно удивлять. Записки она не оставила, мобильный, как обычно, не в сети — Стеф часто её спрашивала, зачем ей вообще телефон, если он постоянно отключен. Мари спокойно отвечала, что затем, чтобы звонить самой, когда кто-то нужен ей, и отключать, когда тот, кто нужен, уже рядом. Стеф по очереди злилась и смеялась, но со временем привыкла оставлять олдскульные бумажные записки. В тишине и пустоте взгляд сразу притянул ноутбук, она вспомнила последнюю просмотренную серию «струн»… и отвернулась — нафиг, нафиг! Опять влюбиться в несуществующего персонажа, а потом выхватить от Стивена за глупость в глазах — оно того не стоит. Кстати, Стивен — она набрала его и почти сразу услышала ответ: