Сюрприз с доставкой в постель (СИ), стр. 1

Новый год к нам мчится, скоро всё случится,

Сбудется, что снится,

Что опять нас обманут, ничего не дадут,

Ждать уже недолго, скоро будет ёлка,

Только мало толка,

Если Дед Морозу песню дети не запоют.

Привет, с Новым годом,

Приходит Новый год к нам,

И можно свободно ожидать чего угодно.

Только где носит того седого старика,

Который детям подарки достаёт из рюкзака,

Эй, Дед Мороз, приходи тебя заждались мы.

И песню твою меня заказывать достали,

Покажись нам, не нервируй детей,

Мы крикнем - Дед Мороз, э-ге-гей.

Этот последний рейс вымотал меня вконец. От баранки уже тошнило, а зад немилосердно ныл и превратился в мозоль. Хотелось принять душ и выспаться на нормальной постели, но больше всего на свете я хотел секса и хотел его так, что от одной мысли член вставал колом, а сперма чуть ли не через уши капала. Две недели за рулём - это вам не шутки. Конечно, можно было оттянуться и с какой-нибудь продажной девицей в придорожном мотеле, но зачем? Дома-то ждёт будущая невеста, да и болячек на свой конец неохота заполучить.

На таможне не оказалось никакой очереди, и я прошёл её без проблем. Дороги, как ни странно, были очищены от снега, хоть на днях и выпало его довольно много. Повезло, как оказалось, мне не только на таможне: машин на трассе было мало, так же, как и сотрудников с полосатыми жезлами. Канун Нового года, как-никак.

На город, украшенный разноцветными мигающими гирляндами, опустилась ночь, но ещё можно было встретить редких прохожих, спешащих по своим домам.

Поставив своего «Мана» на платной стоянке и взяв сумку с подарками для Машки, я направился домой. Жаль, цветов не прикупил, но это оставим на завтра, и так сюрприз ей будет: на день раньше вернулся, так ещё в подарок и шубку норковую привёз, она давно такую хотела.

Открыв дверь, я тихо зашёл в квартиру, поставив сумку у двери. Скинув куртку и ботинки, я прокрался в комнату. Из-за незанавешенного окна в комнату пробивался уличный свет, открывая расчудесный вид, заставивший сердце забиться чаще, моего дружка в момент стать по стойке «смирно», а меня чуть слюной не захлебнуться. На большой двуспальной кровати из-под сползшего одеяла была видна округлая, упругая Машкина попка. Фантазия тут же дорисовала все остальные сексуальные части, от которых слюноотделение увеличилось в два раза, а в глазах потемнело.

Раздевшись догола и заурчав, как голодный волк, я тихо, чтобы раньше времени не разбудить, принялся ласкать и оглаживать столь аппетитную открытую часть тела. Хотелось уже приступить к активным действиям, но, зная, как Машка будет недовольна, пришлось сдерживать свою животную похоть. Машка заворочалась и немного прогнулась в спине, тем самым полностью подставляя свою попку под мои ласки, а затем и под мои губы. Скинув наконец мешающее мне одеяло, я провёл ладонями по спине, вызвав стон удовольствия, и принялся целовать шёлковую кожу, подымаясь к шее. Руки плавно скользнули к животу, а затем и груди, которой почему-то не оказалось… Не понял? Что за фигня с нулевым размером груди? Внутри где-то на подсознании проклюнулись отвратительные мысли, и чтобы успокоить себя и загнать мысли на задний план, я опустил руку ниже живота…. Вот тут-то меня и ждал сюрприз ! Сюрпризище!

Свет в комнате зажёгся как-то неожиданно и на секунду ослепил. Привыкнув к яркому свету, я офигел. Не! Даже не так! Я охуел!

В дверях стояла Машка, завёрнутая в банное полотенце с огромными глазами на пол-лица и то открывающимся, то закрывающимся ртом.

Вопрос дня: кто тогда лежит подо мной, со вставшим хуем между ног и нулевым размером груди?!

Перевернув тело, лежащее подо мной, я встретился с ошалелыми голубыми глазами пацана! Именно пацана!

- Богдан? Ты же только послезавтра должен приехать? – заикаясь, пролепетала моя уже бывшая невеста.

- Сюрприз, дорогая! – рявкнул я, что стёкла в окнах задрожали.

Дальше был скандал с битьём посуды, слезами, соплями, уговорами, извинениями, причитаниями, а затем и угрозами. Ну-ну!

После того, как я треснул от злости по столу, и у него подломились ножки, а табуретка, откинутая мной разлетелась в щепки, Машка быстро смекнула, что пора делать ноги, поэтому, быстро одевшись и побросав свои вещи в сумку, покинула квартиру, громко хлопнув дверью на прощанье.

Вот прошмандовка, ведь знала, что измену не прощу!

Вот и женись после этого! Ходил холостяком двадцать девять лет и ещё похожу.

Сделал сюрприз, называется!

Достав из холодильника початую бутылку водки, я налил целый стакан и залпом выпил.

- Ахуенно просто! Заработал денег на свадьбу…

Из комнаты послышался странный шорох.

А вот про любовничка-то я совсем и забыл! Сейчас кое-кому будет очень весело! Заодно оторву всё лишнее, чтобы неповадно было по чужим невестам бегать! Рыча и сопя от злости, я понёсся в комнату, дабы прибить одного любителя потрахушек с почти замужними барышнями.

Я зашел в комнату, и вся моя злость улетучилась, а на её место пришло возбуждение. Светлое, растрёпанное чудо напяливало на себя бельё, причём стояло оно спиной к дверям и оттопырило зад, который я, кстати, целовал! Осмотрев ещё раз тело с ног до головы, убедился, что тело у чуда ничего, худовато, правда, а так очень даже. Невысокого роста, длинные ноги, тонкая талия, неширокие плечи, светлая кожа и округлая аппетитная попка с родинкой. И где она такого дохлого нашла? Его же и бить стыдно! Да я ему щелбан дам, он и улетит.

Пока я рассматривал его, чудо наконец-то повернулось. Лицо довольно милое, не смазливое, а именно милое: курносый носик, пухлые губы, ямочки на щеках, и голубые глаза в обрамлении черных пушистых ресниц. Выглядел он лет на двадцать-двадцать три, не больше. Значит, Машку на молоденьких потянуло!

- Вот и будет с кем ночку скоротать, - довольно пробасил я и двинулся к нему.

Его голубые глаза стали по яблоку, и он прям весь скукожился, мелко задрожал, попятился к стене, а потом как завизжит, у меня аж уши заложило, и в обморок хряпнулся.

- Ещё и слабонервный.

Напротив как раз стояло зеркало.

Ну да, видимо,видок его мой впечатлил: под два метра ростом, в плечах косая сажень, с трёхдневной щетиной, голый и со вставшим членом. А что он хотел? Виляет тут задницей, а у меня недотрах! А из-за него ещё сутки не будет! Хотя…

Подняв на руки это чудо - кстати, он не доходяга, а жертва Бухенвальда - уложил на кровать, стянул с него штаны, а пока оно без чувств, сходил за всем необходимым.

Ну-с, начнём-с!

От легких поглаживаний и поцелуев чудо стало приходить в себя и подставляться под мои руки.

Процесс налажен, идём дальше!

Я провел рукой по его паху, и чудо застонало, непроизвольно приподняло бёдра и раскинуло по-блядски ноги. У меня уже всё просто заломило внизу от одного вида. Его член довольно быстро встал, и поэтому, не мудрствуя лукаво, я принялся ему надрачивать.

Блядь, хоть бы мне кто подрочил! Вот ему повезло: и бабу трахнул, и несостоявшийся муж этой бабы ему надрачивает! Охренеть - не встать!

Хорошего понемногу, поэтому будем переходить к делу!

Обильно смазав пальцы кремом, я нашёл заветную дырочку. Покружив около неё, я стал медленно вводить палец. Вот тут-то слабонервный и пришёл в себя. Глазища распахнул и как заорёт:

- Ты что делаешь?!

- В чувства привожу тебя. При обмороках действенное средство, - спокойно ответил я и продолжил свои манипуляции.

Голубые глазища неверяще на меня посмотрели, а потом раздался вопль, и меня снова оглушило.

Если не заткну его, то баба Марфа из соседней квартиры точно ментов вызовет.

Заметив на тумбочке огромную коробку шоколадных конфет, привезённых мной же из Бельгии в подарок Машке, и не придумав ничего лучшего, чтобы заткнуть чудо, я схватил конфету и засунул ему в рот. Чудо заткнулось и, поняв что во рту конфета, принялось её жевать. Конфеты надолго не хватило, поэтому вслед за первой последовала вторая, и третья, и пока чудо усиленно двигало челюстями и мычало, к первому пальцу присоединился второй. Вот так и растягивал его, затыкая ему рот конфетами, пока не настал час икс.

×
×