Родовая магия (СИ), стр. 357

— Ты непоследователен, — спокойно заметил он. — То ты пытаешься сорвать мой ритуал, то признаешь, что думаешь, что он состоится…

— Я этого не признавал, — возразил я. — Но ведь ТЫ считаешь, что он состоится — а значит, предполагаешь мое отцовство. Жаль, предполагается, что я не доживу до возможности выпороть тебя ремнем — тебе бы это пошло на пользу. Или, учитывая обстоятельства, лучше было бы сразу взяться за розги!

На какой-то момент мне показалось, что я все-таки вывел его из себя. По его бледному лицу, уже почти утратившему сходство с человеческим, пробежала тень гнева. Однако Волдеморт справился с собой, а мое замечание попросту проигнорирвал, вместо этого приблизившись к кровати и осматривая лежащего Лавуазье.

— Так значит, ты решил лишить меня помощи зельевара, и подумал, что таким образом сможешь отсрочить ритуал хотя бы на сутки? Я правильно понимаю, столько он теперь проспит? — осведомился он.

Я невольно кивнул. Прелесть этого приема усыпления была в том, что он временно блокировал почти все энергетические и магические каналы, и разбудить человека, усыпленного таким способом, невозможно никакими силами — ни зельями, ни чарами, ни — уж тем более! — примитивными магловскими средствами. Впрочем, самому мэтру это не повредит — так что формально запрет «причинять вред кому-либо под крышей этого дома» я не нарушил.

— Жалкий ход, — прокомментировал Волдеморт. — В самом деле, жалкий, Драко. Ты не можешь не понимать, что в моем распоряжении не единственный зельевар на всю округу.

— Ну уж прости — я несколько ограничен в возможностях, — отозвался я саркастическим тоном. — Но ты же не ожидал, что я буду покорно сидеть тут и ждать воплощения твоих извращенных фантазий?

— Извращенных? Ну почему же. Мое желание вернуть себе нормальное тело вполне естественно. Более того, ты должен гордиться тем, что я выбрал именно тебя и твою семью для своего следующего воплощения…

— Тоже мне, повод для гордости — заиметь наследником чокнутого выродка с мозгами набекрень!

Мою щеку ожгла пощечина — да, пожалуй, я перегнул палку. В обычных обстоятельствах я бы уже корчился на полу под Круцио — но Лорду я был нужен невредимым и функционирующим, а болевой шок вряд ли пошел бы мне на пользу. Тем более, я слабо переносил боль — это всем Пожирателям известно…

— На правду не обижаются, — выдал я, выпрямляясь, и нацепив на лицо самую отвратительно-высокомерную из своих улыбок. Второй удар пришелся по другой щеке, и был сильнее — я едва устоял на ногах.

— Вы оба сейчас пойдете со мной, — спокойно сказал Волдеморт так, словно ничего не случилось. — Ритуал состоится на закате, а благодаря твоей выходке, Драко, времени у нас меньше, чем планировалось. Вас обоих необходимо подготовить. Я думал начать с зелий, но раз уж наш мэтр не в состоянии озаботиться этим, придется повременить…

— Стоп, как это — ритуал на закате? — опешив, слегка растерялся я. — Он говорил, что ритуал состоится в полночь? — я кивком указал на Лавуазье.

— Тебе следует больше доверять девушке, которую любишь, — хмыкнул Лорд, что в сочетании с его жуткой внешностью выглядело почти невероятным. — Ритуал будет на закате, ибо в этот момент Тьма одерживает верх над Светом. Мэтр намеренно, по моему приказу ввел тебя в заблуждение… Так что, боюсь, силы спасения несколько запоздают. — На тонких губах змеилась злорадная усмешка, и я невольно сглотнул, понимая, что тут он прав. Нас снова обошли на повороте и загнали в ловушку…

Оставалось только молиться и надеяться, что план Гарри не очень-то полагался на сведения о том, когда именно начнется ритуал — Ну или на то, что они вообще не рассчитывали дождаться его начала. Ну и еще — на то, что ограниченный во времени Лорд вызовет Снейпа, а не решит поискать еще какого-нибудь Мастера Зельеварения. Взгляд Джинни, устремленный на меня, полнился отчаянием — а я чуть ли не впервые не знал, что сказать и сделать, чтобы хоть как-то утешить ее. Все, что я мог — это обнять ее за плечи, безмолвно обещая свою поддержку — хоть она и стоила в этот момент немного. Джин накрыла мою ладонь своей, и мы молча последовали за Лордом прочь из комнаты.

Глава 26

Ритуальная ночь

Pov Блейз Забини

Время в отсутствие Гарри для меня не стояло на месте. Вечером в воскресенье, после того, как Поттер, попрощавшись со мной в Большом Зале, побежал в кабинет МакГонагалл, я задержалась на ужине чуть ли не до самого конца, и встала из-за стола только тогда, когда все помещение почти опустело и свечи, парящие в воздухе, начали понемногу гаснуть. Не сказать, что для такого поведения была действительно весомая причина: несмотря на то, что я просидела за столом почти весь ужин, я почти ничего не ела, да это и неудивительно. От принятого зелья меня немного мутило, и даже смотреть на еду было противно, хотя такая реакция была вполне стандартной. Противозачаточное зелье не давало завершиться процессу формирования зародыша, и, следовательно, предотвращало беременностью Кажется, подобные штуки есть даже и у маглов, только они не так безопасны для организма, как это зелье. Вздохнув, я отодвинула чашку, которую уже полвечера бездумно катала в ладонях, и с неожиданной злостью отпихнула от себя скамью, так, словно та была передо мной чем-то виновата. Обиженный взвизг дерева по каменному полу несколько отрезвил меня. В самом деле, злиться было не на кого и не на что. Конечно, с одной стороны мысль о том, чтобы родить Гарри ребенка была романтичной и привлекательной. Но с другой стороны, перспектива стать матерью в восемнадцать лет несколько… напрягала. Особенно, учитывая тот факт, что «стать матерью» в моем случае вполне могло значить «стать матерью-одиночкой», а если еще принять во внимание личность отца ребенка… перспектива рисовалась далеко не радужная. Романтика романтикой, но во мне достаточно было исконно слизеринской рассудочности, чтобы понимать нежелательность такого поворота событий. Я провела ладонью по волосам, и, еще раз вздохнув, зашагала прочь, шикнув по дороге на парочку замешкавшихся гриффиндорских третьекурсников, все еще сидевших с самого края своего стола.

Спать мне решительно не хотелось, учить уроки — и того меньше, чем еще заняться — я не представляла. Идти в подземелья к взрослым было… даже не страшно, а как-то… ну да, все-таки страшновато. Впервые мне было не по себе при одной мысли о том, чтобы провести какое-то время в обществе родителей — отчасти из-за ситуации с Драко, отчасти — из-за того, что произошло между мною и Гарри. Почему-то мне казалось, что тот факт, что мы с ним занимались любовью, написан у меня на лбу. Нет, при взгляде в зеркало, я, конечно, не замечала никаких изменений, но опыта в таких делах у меня маловато, и… Ну, как знать, вдруг зрелая женщина, вроде Нарциссы, может заметить это с первого взгляда? Или почувствует изменения в ауре, или что-то в этом роде? А Люциусу вообще не чуждо иногда бывает побаловаться и Легилименцией!.. Да нет, чушь какая. Мерлин, я впадаю в паранойю! Можно подумать, ему больше думать не о чем, как выведывать мои секреты! Да и мне самой стоило бы подумать о более серьезных вещах — хотя бы о своем похищенном брате! Эх, если б только можно было связаться с Драко через зеркальце! Но Гарри предупредил, что лучше этого не делать, чтобы нечаянно не выдать наш «канал связи» Пожирателям… Однако, хочешь — не хочешь, поговорить с родителями мне все равно нужно. Хоть как-то поддержать и успокоить их — хотя я вряд ли могу сказать хоть что-то утешительное…

Помимо Люциуса и Нарциссы, в комнате Драко обнаружился Снейп, который с мрачным видом сидел на стуле в углу, скрестив на груди руки, и смотрел на светящиеся линии пентаграммы с такой злостью во взгляде, точно они нанесли ему личное смертельное оскорбление.

— Блейз, с тобой все в порядке? — осведомилась Нарцисса, и я, судорожно облизнув губы, кивнула. Почему-то сейчас, в душной атмосфере небольшой комнатки, все события сегодняшего дня как-то отошли на второй план. В душе снова с холодной ясностью подняло голову понимание жуткого факта — Драко в Руках Темного Лорда. Нет, конечно, я понимала это все это время, но теперь ужас опять затопил меня с новой необъяснимой силой — казалось, с головой, стирая все остальные эмоции и переживания. Брату осталось жить два дня. Прикусив губу, я приказала себе быть сильной, и, протиснувшись вдоль края пентаграммы, села на кровать рядом с матерью. Люциус стоял чуть поодаль, облокотившись бедром о письменный стол, и, скрестив руки на груди так же, как и Северус, мрачно смотрел на пентаграмму. Меня охватило недоброе предчувствие — и это было слабо сказано. Напряженность и ощущение беды прямо-таки витали в воздухе, переполняя комнату.